seprator

Глава 17. Подозрительные личности, катакомбы и прочие напасти...

seprator
Глава 17. Подозрительные личности, катакомбы и прочие напасти...

В моей одинокой обители посетители случаются не так уж и часто, поэтому, когда дверь кельи начали сотрясать чьи-то настырные удары, я немало удивилась. На секунду задумавшись о том, что это могут быть какие-нибудь вооруженные до зубов бандиты, я все-таки поспешила открыть дверь. За ней оказались, конечно, не бандиты, но целая делегация, возглавлял которую серебристый дракон, отдаленно напоминающий сэра Мирака, но кажущийся более старшим и еще более представительным (хотя, казалось бы, куда уж больше). Так же в делегацию входили следующие личности: еще один дракон – темно-коричневый, пара человек, тройка гномов и один крайне делового вида представитель древнего рода, в простонародье именуемого нежитью, ну или вампиром, если хотите. Что вампир делал посреди дня в офисе, я не знаю, но шибко сомневаюсь, что он пришел сюда с улицы.

Во всей этой делегации я не знала никого, кроме, разве что, коричневого дракона, которого однажды мне довелось лицезреть. У него имелась одна любопытная особенность – он говорил очень быстро и, причем, с ярко выраженным драконьим акцентом. Когда я увидела его в первый раз, то, вообще, не поняла, что он хочет. Это был какой-то ураган, который внезапно ворвался в мою келью, не прекращая что-то быстро-быстро говорить, осмотрел все, что хотел увидеть в моих владениях, и с не меньшей внезапностью, коя сопровождала его появление, покинул меня. Его участие в ожидавшей за дверью делегации вселило в меня надежду на то, что это все-таки не бандиты.

- Мы к вам с экскурсией, - сказал стоявший впереди всех серебристый дракон, протискиваясь в келью мимо моей остолбеневшей от удивления фигуры.

За ним в мои владения вторглись и остальные члены делегации. Они шли след-вслед за серебристым драконом, который, не обращая никакого внимания на мое присутствие, стал объяснять им все плюсы моего обиталища, опуская, конечно же, все возможные минусы. Они детально исследовали каждый уголок кельи, а затем вся делегация за исключением коричневого дракона погрузилась в какие-то абсолютно непонятные мне дебаты.

- Нащинай сапирать весчи, - хитро ухмыльнувшись сообщил мне коричневый дракон.

В этот раз, к своему не малому удивлению, я сразу поняла, что он сказал. И то, что я услышала не могло меня не встревожить.

- А что случилось? – спросила я.

- Мы тепя к нам в самок перевотить сапираемся.

- А когда и куда? – настороженно поинтересовалась я.

Но на этот вопрос коричневому дракону не суждено было дать мне ответ, так как его неожиданно втянули в обсуждение какого-то элемента интерьера, присущего моей скромной келье, а затем вся делегация, что-то для себя решив и на чем-то сговорившись, покинула меня, так и не дав ясного представления по времени, которое мне оставалось доживать в одинокой келье на вершине старой башни.

Была ли я расстроена? Тем, что меня оставили в неведении, да. На счет самого предполагаемого переезда у меня было весьма странное, двоякое ощущение. С одной стороны, я уже давно привыкла к жизни в одиночестве и тишине. Здесь мне никто не мешал, и никто не отвлекал, и я с трудом и даже с некоторым ужасом представляла возможность своего существования внутри цельного коллектива. Но с другой стороны, я уже давненько начала замечать за собой некоторые привычки, наводящие меня на подозрение о возможном скором исполнении предсказания эльфа Бериона, кое он выдал мне перед самым своим отъездом на третий день нашего знакомства. Тогда он поинтересовался: «Вы тут с ума не сойдете?». Не помню, чтобы эльфы были сильны в предсказательстве, но кое-что в этом было. Я, действительно, начала то и дело ощущать, что схожу с ума. И это выражалось не только в привычке почти постоянно разговаривать с самой собой или в вылезшем наружу десятке застарелых комплексов. Тут было нечто другое... Это было что-то более серьезное и куда более потаенное. Оно зрело внутри меня, посылая время от времени сигналы о своем желании выбраться наружу. Я боялась этого чувства настолько, что уже и сама собиралась попроситься о переводе куда-нибудь, где кроме меня есть еще хоть что-нибудь живое. Иногда я даже была согласна, чтобы рядом со мной находилась птица Сирин. Что угодно, лишь бы не это гнетущее холодное чувство надвигающегося откуда-то изнутри безумия.

Прошел день ожидания, затем второй. Никто более ко мне не приходил и не напоминал о возможном переезде. Спустя неделю, я уже начала сомневаться в том, что делегация-таки решила вытеснить меня из кельи. Да и, вообще, не привиделась ли она моему воспаленному рассудку? Мои сомнения нарушил звонок переговорника.

- Собирай вещи и дуй к нам, - донесся из переговорника бодрый голос орка Бериона. – Ты переезжаешь!

- В смысле «к вам»? – я уже в принципе не предполагала услышать эту фразу, и тем более не ожидала услышать ее от орка Бериона, и поэтому немножечко подтупливала.

- Ну, в смысле в замок, - шумно выдохнув и, как мне показалось по голосу, закатив глаза, пояснил орк. - Собирайся, в общем. Через час от тебя в той келье не должно оставаться ничего.

С этими словами он закончил разговор, а я осталась на несколько минут сидеть без движения, осознавая все безумие мира, в котором я существую. Мало того, что мне не удосужились заранее сказать, к какому дню собрать все вещи, так я до сих остаюсь в неведении, куда мне теперь податься. Орк Берион не ответил мне на этот вопрос. Да и почему, вообще, весть о моем переезде мне сообщает он, тогда как в замке полно куда более подходящих для этой цели коллег?

Сбросив с себя первое оцепенение, я окинула взглядом свою келью, в тщетной попытке оценить все количество вещей, которое мне надо было сейчас упаковать и каким-то невообразимым образом переместить в ту часть замка, где мне суждено будет теперь проводить свои будни. Когда же я, собравшись с силами, все-таки начала стаскивать свои пожитки к столу, где намеревалась все впоследствии упаковать, раздался стук в дверь. Я замерла. Кто бы это мог быть? С тревожным трепетом я открывала дверь кельи, но за ней оказался всего лишь сатир Берион, который увидев меня широко улыбнулся, помахал ручкой и задорно произнес:

- Привееет!

Интересное у них распределение обязанностей – звонит один, приходит другой… Но сатир не дал мне времени порассуждать на эту тему. Зайдя внутрь кельи, он сообщил, что пришел сопроводить меня в замок. Хотя, положа руку на сердце, можно было с уверенностью сказать, что провожать он пришел не меня, а свои технические диковинки, с коими я уже длительное время существовала здесь в тесном симбиозе.

- Ты сделала перестановку? – быстрым взглядом осмотрев помещение, осведомился сатир. При этом он лукаво улыбнулся и приподнял бровь, отчего его лицо приняло несколько заговорщицкое выражение.

Что касается перестановки… Ну, мне же надо было как-то бороться с признаками безумия и всевозрастающей депрессией… А что может в таком случае помочь больше, чем перемена места или хотя бы небольшая перестановка? Да и не такая уж перестановка… Ну, подумаешь, переставила, там, столы чуть-чуть… Ну, шкафчики к другой стене перетащила… Ну, сделала все это дважды, потому что первый вариант показался мне некрасивым… Что такого-то?.. Зато никакой депрессии. Впрочем, с тех пор прошло уже месяца два.

Моя волшебная бабулечка всегда учила меня даже под пыткой не сознаваться мужчинам в своей способности к перетаскиванию шкафов, поэтому сатиру я уклончиво ответила:

- Мне так захотелось…

Сатир Берион усмехнулся и кивнув в сторону кучи барахла, которую уже успела стаскать на стол, сочувственно произнес:

- Плохо, когда вот так без предупреждения выселяют…

- Может, это и к лучшему, - пробормотала я, принимаясь за упаковку вещей. – Хоть говорить сама с собой перестану...

Осознав, что сказала сейчас лишнее, я решила, что стоит все-таки замолчать. Правда, сия информация уже успела воодушевить сатира на следующий вопрос, но его отвлек новый посетитель моей кельи. Удивительно, за последний час обо мне вспомнило больше коллег, чем за целый месяц!  

Новым посетителем моей кельи стал молодой, весьма недурно накаченный и везде, где только можно, подтянутый минотавр. Если вы не знаете, что такое минотавр, то я вам, пожалуй, расскажу. Слышала, что в Большом Мире про них ходят какие-то кровожадные легенды. Но на самом деле минотавры дружелюбны и даже милы, несмотря на крупные размеры и большущую бычью голову. Не скажу, чтобы они были совсем уж безобидны… Но, ежели вы не обижаете минотавра, минотавр не обидит вас. Закон природы, знаете ли…

Наш минотавр вел свою трудовую жизнь в замковых складских катакомбах и был призван в келью на верхнем этаже башни, дабы помочь с транспортировкой моего барахла. Как выяснилось транспортировать надо было не только мои пожитки и техническую начинку кельи, но и всю мебель, что находилась там. Минотавр прихватил с собой из складских катакомб какую-то громоздкую тележку, на которую совместно с сатиром он сгрузил все, что можно было забрать из кельи. Толком попрощаться с местом моего длительного заточения мне тоже не дали, потому что как только последняя вещь была загружена на тележку, мои конвоиры ее вытолкнули в коридор, а мне велели выходить вслед за ней и закрывать двери.

Чтобы не вытаскивать все, что было в келье на улицу, решено было конвоировать меня через складские катакомбы. Я как-то уже, кажется, говорила о том, что башня соединялась с основным строением замка с помощью древних катакомб, которые в современной не очень-то кровожадной действительности были переформированы в складские помещения и отданы в пользование компании, коей я принадлежала. Как правило, двери, связывающие верхний этаж башни и потайной путь к катакомбам, всегда оставались заперты, но сегодня по случаю моего переезда их открыли. Поэтому, выйдя в коридор, я обнаружила частичное исчезновение одной из стен, на месте которой сейчас зиял потайной, больше похожий на пещеру вход. Чуть дальше начинался освещённый висящими на стенах пыльными тускловатыми светильниками пологий винтовой спуск, ведущий к самим катакомбам. Первым туда вошел минотавр, он по-хозяйски втащил за собой заполненную доверху тележку, а затем остановился, пропуская внутрь нас с сатиром Берионом, и намереваясь снова закрыть за нами потайной ход.

- Так куда меня переселяют? – спросила я, когда двери потайного входа были закрыты, и мы все погрузились в полумрак, нарушить который тусклое сияние ламп было не в силах.

- Ха! – засмеялся сатир. Он шел вслед за тележкой, которую влачил минотавр, и страховал грозящее вывалиться из нее содержимое. - Так этого никто не решал. Нам сказали выселить. А «куда» - это уже вопрос второстепенный. Но ты не бойся, куда-нибудь да приткнем.

Чем же я в прошлой жизни так согрешила, что в этой мне досталось вот это? Я посмотрела на своих спутников. Минотавр тащил забитую доверху тележку и казалось даже не собирался уставать. Несмотря на быстрый темп движения, его дыхание ни разу не сбилось. Его внешний облик выдавал уверенность. Уверенность в том, что есть груз, и его нужно доставить. Куда доставить? Ну, как минимум на другой конец катакомб. Что касается сатира, то по нему, вообще, трудно было что-то определить. То, что происходит в голове у сатира Бериона, знает только сатир Берион. Впрочем, по лукавой улыбке и загадочно прищуренным глазам, можно было предположить, что несмотря на то, что сатир не сообщает сколько-нибудь определенной информации, он-то имеет вполне четкое представление о месте нашего назначения.

Стоит ли описывать катакомбы нашего замка? Я думаю, в этом нет особой необходимости. Катакомбы, как катакомбы… Модифицированные полками и стеллажами, заставленными мелко- и крупногабаритными коробками и предметами нужд деятельности замка, но, все-таки, катакомбы. Складская часть катакомб была освещена лучше, чем потайные пути, ведущие к ней, но все равно здесь мне не хватало света и свежего воздуха. Поэтому, когда перед нами открылись очередные потайные двери, выпустившие нас в уже знакомую мне оранжерею, я испытала чувство, которое обычно называют эйфорией. Я даже на пару мгновений забыла, что мне нужно куда-то перемещаться, и вспомнила об этом только тогда, когда фигуры минотавра и сатира практически скрылись из моего поля зрения.

Догнала я их уже возле входа в одно их помещений отведенных под кабинеты сотрудников. Сатир открыл дверь, и минотавр втащил туда тележку с моим барахлом. Следом за ними я зашла в просторный, не могу сказать «кабинет», ибо это, скорее, был зал. Что здесь было раньше у старого кентавра, я не решусь сказать. Может быть, малая приемная, может - библиотека или же опочивальня... Для меня это остается загадкой. Высокие потолки, не слишком яркое, но, все же, не такое тусклое как в катакомбах, освещение, поддерживающие свод колонны, как мне показалось, не слишком изящной работы – это первое, что мне бросилось в глаза, когда я вошла. Между расположенными по кругу колоннами, возвышаясь на небольших постаментах вдоль стен стояли рабочие столы.  Словно члены какой-то тайной масонской ложи за столами восседали работники. Всего здесь было девять столов и, соответственно, девять коллег, хоть некоторые из них и отсутствовали на местах, их фактическое существование было очевидно по наличию следов трудовой жизнедеятельности на столах. Но столы размещались не на всех постаментах. Некоторые из них оставались абсолютно пустыми,

При нашем появлении немногие работающие на местах коллеги оторвались от своих занятий и бросили на нас непонимающие взгляды.

- А что происходит? – спросила нимфа Аранид, которая, оказывается, обитала в этом зале.

Завидев нас, нимфа грациозно вспорхнула со своего места и поспешила ко входу, чтобы раньше всех узнать о причинах нашего появления.

- Принимайте, - сказал сатир. – Мы к вам нового жителя переводим.

- Так вы теперь с нами будете? -  удивленно и, в то же время, радостно сказала нимфа. – Мы вам рады.

Я смущенно улыбнулась в ответ.

- Где хочешь разместиться? – поинтересовался у меня сатир Берион. - Могу прям по-царски в центре комнаты посадить, чтоб все любовались.

Я испуганно покосилась на него, а затем неуверенно осмотрелась в поисках наиболее уединенного местечка. После длительного заточения в башне мысль о нахождении в помещении с еще восемью или девятью существами внушала в меня панический ужас. Из всех обитателей этой масонской ложи кроме нимфы Аранид я не знала здесь никого, разве что отчасти дракончика Реваза, который так же, как и все остальные, с любопытством наблюдал за моим водворением в их обитель.

Мой взгляд задержался на одном из пустующих постаментов, находящемся в небольшой, не слишком явно выраженной, но, все же, нише. С одной стороны этот постамент от двери и от нескольких рабочих мест укрывался стеной ниши. С другой, правда, контактировал со всем остальным мирком этого зала, но в непосредственной близи находился только один рабочий стол, что вселяло в меня надежду о возможности относительно спокойного существования. Заметив, куда направлен мой взгляд, сатир засмеялся и сказал:

- Туда, что ли, хочешь?

- Наверное, - пробормотала я, опустив глаза.

Впрочем, от меня больше ничего и не требовалось. Сатир с минотавром быстрыми слаженными движениями разгрузили тележку, установили мебель и все необходимое оборудование, а затем исчезли, оставив меня на попечение нимфы Аранид и других обитателей «зала масонов». С этого момента началось мое существование в окружении старых знакомых нимфы Аранид и дракончика Реваза, а также новых для меня коллег: еще одной загадочной нимфы по имени Айлин, очередной прекрасной представительницы рода драконов леди Сакран, молодого любознательного темного эльфа Мискама, мудрого и рассудительного нага сэра Румита, подмечающего все, что только можно подметить, демона-искусителя Ташли, сердечной и одновременно строгой и жесткой женщины-амазонки леди Лезуг, а также тихой домоседки, души не чающей в обитающем у нее дома бормоглотике, представительницы народности роан, Аниблы. Но подробнее обо всех о них я расскажу как-нибудь в другой раз.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
И червяк имеет врагов!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх