seprator

Глава 18. О пользе и вреде женского дедуктивного метода познания

seprator
Глава 18. О пользе и вреде женского дедуктивного метода познания

Приехав сегодня в замок немного раньше обычного, я все же оказалась в кабинете, отведенном под масонскую ложу, не самой первой. Там уже находилась верховная врачевательница сети целительских центров, она же - неповторимая женщина-амазонка леди Лезуг. Гонг, извещающий о начале рабочего дня, еще не прозвучал, но она уже во всю была поглощена работой. Впрочем, как и всегда. Это одна из отличительных особенностей амазонок современной Атлантиды. Издревле считаясь гордым, непокоренным народом прирождённых воительниц, амазонки посвящали свои жизни искусству войны, исключая из нее все, что являлось первостепенным для остальных женщин планеты. Многие тысячелетия назад народ амазонок, оставаясь при этом относительно суверенным, вошел в состав Атлантиды, повысив тем самым уровень боеготовности последней и упрочнив одновременно собственную экономическую стабильность. Когда же произошел всем известный катаклизм, и Атлантида оказалась сокрытой от всего остального мира, амазонкам пришлось подстраиваться под новые для них условия безвоенного существования. Поначалу они, конечно, пытались найти свое я в сферах деятельности стражей порядка, но постепенно время раскидало потомков великих амазонок по разным профессиональным сферам. Они даже стали выходить замуж, что, вообще-то, не свойственно этим прекрасным свободолюбивым женщинам. Наследницы рода амазонок сейчас почти слились с прочими человеческими представительницами прекрасного пола, но внимательный взгляд все же может отличить среди толпы тех, в чьей крови живет боевой дух многих поколений предков. Таковой была и леди Лезуг, обладающая крепостью как тела, так и духа, живостью ума, практически запредельной способностью всецело отдаваться своей профессии, безграничной стойкостью и целеустремленностью, смешивающимися с природной женской нежной теплотой, душевностью и сердобольностью, кои особенно сильно проявлялись благодаря эмоциональной возбудимости ее характера.

Когда утром я с некоторой ленцой, не спеша, проследовала на свое место, тишина масонской ложи не была нарушена ничем, кроме традиционного, немного суховатого приветствия и клацанья панели набора текста под быстрыми пальчиками леди Лезуг. Солнце еще не встало, а она уже кому-то о чем-то распоряжалась. На секундочку мне стало немножечко грустно. Не то чтобы я сейчас мечтала о чем-нибудь поболтать, скорее, мне просто не очень хотелось так рано приступать к работе. С другой стороны, а что еще делать, когда приедешь в замок в такую рань? Я нашла выход из положения и налила себе чай. Не скажу, чтобы горячая травяная жидкость хоть как-то меня взбодрила, скорее, я еще больше захотела спать. Чтобы хоть как-то перебить сон, я принялась неторопливо составлять план работ на день и список коллег из других полисов, чью нервную систему мне предстояло сегодня потревожить.

Через некоторое время в замок прибыла нимфа Аранид. Как всегда, в благодушном настроении она впорхнула в кабинет и звонким, похожим на переливы колокольчиков голосом, поздоровалась с нами. При ее появлении леди Лезуг лишь на секунду оторвала взгляд от своего рабочего экрана, поздоровалась и снова погрузилась в работу. Нимфа же, нимало не расстроившись этим фактом, проследовала к своему рабочему столу, но, лишь подойдя, тут же отпрянула от него. На лице ее отразилась смесь удивления и отвращения.

- Что это у меня на столе? Чьи-то волосы? – взволновано произнесла нимфа.

Леди Лезуг вновь оторвала взгляд от своего рабочего экрана и недоуменно посмотрела на нимфу. Я тоже туповато уставилась в тот угол масонской ложи, где размещалось место Аранид. Мало обращая на нас внимание, нимфа осторожно тронула тонким пальчиком черную мохнатую штуку, лежавшую на ее столе.

- Откуда у меня на столе чьи-то волосы? – озадачено пробормотала Аранид.

Леди Лезуг в это время суток, определенно, соображала быстрее, чем я. Видимо, тут работал принцип: кто раньше встал - тот быстрее начал думать.

- Что значит волосы? – спросила она, окончательно отвернувшись от своей работы и откинувшись на спинку кресла, отчего ее вьющиеся русые волосы небрежно рассыпались по плечам. Не знаю, что больше развеселило леди Лезуг: странность ситуации или реакция нимфы Аранид, но впервые за утро амазонка улыбнулась и даже засмеялась. При этом заговорила она в привычной для себя четкой, практически рапортующей манере: - К твоему столу с утра никто не подходил. Я пришла первая. Потом, вот, Арабель пришла. Уборщица заходила еще. Но к твоему углу точно никто из нас не подходил.

Вся эта ситуация казалась смешной и несколько абсурдной. Ну кому нужно оставлять свои волосы на рабочем столе Аранид? Тем не менее там действительно лежало нечто. И это был не маленький волосочек, выпавший с чьей-то головы, и не клочок волос, выдранный в процессе драки. Не был это и состриженный по неизвестной причине хвост. На столе Аранид лежало нечто похожее на не слишком современную и несколько даже потрепанную длинную черную косу с застёжкой в самом ее начале.

Если начать думать логически, получалась довольно необычная картина. Принимая за данность, что с утра никто посторонний не входил, выходит, что вчера вечером, когда в масонской ложе все или почти все ушли, пришла какая-то женщина, носящая подобную вещь. Она посидела, а, возможно, и что-то делала на месте Аранид, потом зачем-то сняла свою пристяжную косу и ушла, забыв ее на столе. Не очень, конечно, профессионально со стороны тайного агента, если, конечно, та женщина с косой являлась таковой.

Самое обидное, что утром в масонской ложе не оказалось никого, кто мог быть в замке вчера вечером. Так уж вышло, что в вечернее время оставалась вчера только мужская половина представителей ложи. Да и то не вся. Кроме, разве что, леди Сакран, все дамы ушли около пяти часов. Но она весь прошлый день провела в пустующем последнюю неделю кабинете сэра Мирака и поэтому в расчет не принималась. Задержавшиеся же с вчерашним вечером мужчины решили утром тоже подзадержаться. Так что раскрыть загадку происхождения неизвестной косы нам никто не мог.

Тем временем в масонской ложе произошла рокировка. Леди Лезуг, вновь вернувшись в гиперрабочее расположение духа, ушла на какие-то переговоры, но зато прибыла вторая нимфа, которая носила красивое имя - Айлин. Обе обитающие в масонской ложе нимфы хоть и имели сходные присущие их роду черты, все же категорически отличались друг от друга. Обе они были прекрасны, стройны, грациозны и эффектны. Обе обладали красивейшими густыми волосами – одна роскошными сияющими каштановыми, другая - черными, как самая безлунная ночь.  Нимфа Аранид была крайне любознательна. Она легко вовлекалась в любую беседу и оживлялась от каждого необычного события. Не слишком внимательному глазу эта нимфа могла показаться безмерно открытой и свободной личностью, но присмотревшись получше можно было заметить, что очень многое она все же хранила в тайне, настолько глубокой, что даже наедине с самой собой она не всегда решалась не то, чтобы заговорить, но даже подумать о многом из того, что скрывала.

Первое же впечатление, которое производила нимфа Айлин, ассоциировалось со словом «загадка». Она была таинственной, волшебной, непостижимой и мистической, и одновременно с тем женственной, чувственной, изящной и утонченной. Не удивлюсь, что многие при одном лишь взгляде на нимфу Айлин обнаруживали в ней идеал женщины, в том понимании этого слова, которое вкладывали в него многие века мировой истории. Лично я, наблюдая за нимфой, все время задавалась вопросом, нашему ли веку принадлежит эта девушка? Не может ли быть такого, что ее какими-то магическими силами занесло к нам сюда из какой-нибудь давно ушедшей эпохи? Но если это было даже и так, то нимфа Айлин очень тщательно скрывала сию информацию.

Но вернемся к действительности. Не успела только что прибывшая в замок нимфа Айлин присесть, как была уже в курсе утреннего инцидента. Женщины, к какой бы расе они не принадлежали, и в каком бы возрасте они не находились, всегда остаются наилюбопытнейшими созданиями. Вот все говорят: с мужчинами нужно разговаривать только прямым текстом без намеков и отступлений. Ничего подобного! С мужчинами можно так разговаривать! Самое плохое, что из этого может произойти – они просто не поймут, что вы хотели им сообщить. Другое дело женщины… Одна малейшая недосказанность, и все! Мысль затрепетала! Фантазия забурлила! Чем больше неясностей, тем обильней будет поток мыслей, орошающих женский мозг.  И это ни в коем случае не будет какая-то одна узкая концепция, это будет целый роман с множеством лиц, подтекстов и бушующих страстей. А что бывает, когда такая женщина не одна, а целых три?

Конечно же, концепция появления на столе Аранид этой «косы» была нами самым детальнейшим образом проработана и обсуждена.

Во-первых, маловероятно было, что эта таинственная женщина приходила, когда никого в кабинете не было. Ей для этого надо было бы для начала раздобыть ключи, а Гхор, между прочим, не дремлет. Версия с тайным агентом, конечно, безумно романтична, но все же Аранид вряд ли хранит на своем рабочем месте сколько-нибудь глобально важные для промышленного шпионажа данные. С несказанным сожалением, мы все-таки исключили эту версию.

Во-вторых, если женщина приходила тогда, когда в кабинете кто-то был, то она приходила к кому-то определенному. Итак, в рассматриваемый период времени в масонской ложе были: всем известный своей мудростью наг сэр Румит, демон-искуситель Ташли и молодой дракончик Реваз. Ну, и вчера, когда мы с нимфами уходили, в кабинете еще находился фей-юрист Радли. Он пришел к сэру Румиту, чтобы завершить доработку одного из документов, которые они готовили в последнее время в очень большом количестве. Так как темного эльфа Мискама не было – он уже несколько дней как отдыхал в своем коротком недельном отпуске – фей Радли сидел на его месте, которое прямо примыкало к рабочему месту нага сэра Румита, а с другой стороны контактировало со столом нимфы Аранид.

Разбирая по косточкам всех потенциальных участников произошедшего вчера вечером события, мы решили, что вряд ли эта загадочная незнакомка с косой приходила к Ташли. Он хоть и был демоном-искусителем, но все же рабочее место его находилось далеко от стола Аранид, и пришедшей к нему посетительнице было бы намного удобнее расположиться и впоследствии забыть свою косу на моем столе. Самыми близкими рабочими зонами к Аранид располагали дракончик Реваз и темный эльф Мискам. Как уже было обозначено, Мискама вчера не было. Иначе бы, конечно, все подумали на него… Но в этот раз звезды были к нему благосклонны, заблаговременно избавив его от вероятного женского возмездия.

К Ревазу же, в принципе, приходило мало посетителей. А если они и заглядывали, то максимум на пару минут. Да и в большинстве своем все его гости были не женского пола, да и кос не носили. Так что молодой дракончик тоже был вычеркнут нами из списка подозреваемых.

Наибольшее количество посетителей, в том числе и дамы, в масонской ложе приходило к сэру Румиту. Известный всем мудростью и прозорливостью, впрочем, присущей всем представителям народности нагов, он пользовался популярностью ценного советчика даже за пределами замка. Не проходило и дня, чтобы кто-нибудь не обратился к нему с очередным жизненноважным вопросом.

 Но ежели, все-таки, эта дама приходила к сэру Румиту, то расположиться на месте нимфы Аранид было бы ей тоже не слишком уж удобно. Разве что она не хотела мешать его беседе с Радли и решила подождать немного в стороне… Хотя она могла приходить и к фею Радли. Но тогда зачем ей было находится в масонской ложе, если она могла спокойно пообщаться с ним в его собственных апартаментах?

Смущающим был еще тот факт, что похожую косу и нимфа Аранид и нимфа Айлин видели у одной из сотрудниц замка, но по роду своей деятельности она не могла прийти ни к кому из находившихся в то время масонской ложе мужчин. Ну и мы решили, что это было бы слишком простое решение такой любопытной загадки.

Чем дальше заводили нас рассуждения, тем больше вопросов возникало. Не знаю уж полезно это кому-то или нет, но во всех помещениях замка у нас установлены устройства, записывающие голографические изображения. Масонская ложа, несмотря на ее название, тоже не была исключением. Голографическая камера оказалась установлена прямо над рабочим местом Аранид, а значит, должна была запечатлеть все, что здесь происходило вчерашним вечером.

Любопытство – это вам не шутки! Нимфа решила попытать счастье и попробовать посмотреть записи с этой камеры. Царем, правителем, хозяином и просто властелином всех голографических записей являлся никто иной, как любимец женской половины замка сатир Берион. Задержавшись на секунду перед зеркалом, чтобы поправить прическу и макияж, нимфа Аранид попорхала к нему.

Быстрый просмотр голограмм ничего не дал. Запись осуществлялась короткими отрывками, которых оказалось неимоверно много. Нужно было потратить огромное количество времени и сил, чтобы найти «тот самый момент», который так будоражил женские умы этим утром. Чего-чего, а именно времени и не было – как-никак рабочий день. Сатир Берион, не слишком осознавая весь драматизм развивающихся в масонской ложе событий, не пришел в особенный восторг от идеи потратить свое время на поиски голограммы, содержащей момент потери кем-то косы. Но верный долгу джентльмена, он все же уступил уговорам нимфы и продемонстрировал ей несколько голограмм, которые предположительно попадали на нужное время. Но, к великому сожалению нимфы, на них не оказалось запечатлено ничего, что могло бы продвинуть нас в нашем расследовании.

Нимфа Аранид вернулась в масонскую ложу расстроенной и разочарованной. Нимфа Айлин и я подошли к ней, чтобы как-то приободрить. Снова и снова мы рассматривали косу, лежавшую на столе нимфы.

- Мне даже трогать это неприятно, - пробормотала Аранид и недовольно сморщила носик.

- Давайте, попробуем узнать, что было здесь вчера вечером с помощью нашей интуиции или подсознания? – полушутя, предложила Айлин.

- Если честно, - заметила я. – я, вообще, не представляю, как, если ты носишь накладные волосы, можно снять их при мужчинах. Это же не прилично... Может, конечно, они с этим мужчиной довольно близко знакомы…

Нимфы согласились, что вряд ли бы сняли при малознакомых мужчинах вещь, назначение которой делать тебя более красивой. Женские комплексы, понимаете ли, сильная вещь.

- Это ж как надо было тут расслабиться, чтобы снять накладные волосы? – возмутилась нимфа Аранид.

Мы засмеялись. Каждая, вероятно, представила что-то свое, но в целом наши представления вряд ли отличались кардинально. Как раз в этот момент в масонскую ложу зашла уборщица – маленькая тихая немолодая женщина-гном, которая весьма гармонично вписывалась в тесный коллектив замка. Краем уха она услышала наши обсуждения и заинтересовалась. Тоже ж женщина! Мы вкратце пояснили ей, что случилось.

– А вы проверили его энергетику? – спросила она, дослушав наш рассказ.

Нимфы и я удивленно и непонимающе уставились на нее. Женщина-гном поставила швабру возле стены и устало переваливаясь с ноги на ногу, подошла ближе к нам. 

- Энергетика вещей – это очень важно, - пояснила уборщица. – С какой энергией вам вещь подложили, то вам и передастся. Может, хозяин этой косы вам счастья пожелал, а может, ведь и проклял… Возьмите кольцо. Золотое. Наденьте его на ниточку и поднесите к находке. Если кольцо по кругу пойдет, то энергетика хорошая, если взад-вперед, то плохо.

Знаете, что? Все женщины одинаковые! Ни у меня, ни у нимф не возник вопрос «зачем?»!

- Нууу, кооольцо-то ееесть, – растягивая слова, задумчиво пробормотала Айлин. Она сняла с руки свой перстень с изумрудом и положила его на стол рядом с потерянной косой.

- Ой! А у меня нитка есть! - вспомнила я про небольшую катушку черных ниток, которая всегда лежит в моей сумочке.

Нимфы оживились. Вместе мы собрали наш маленький магический агрегат. Кольцо, в итоге, тоже взяли мое - обручальное, так как по наставлению уборщицы нужно было, чтобы оно имело ровную поверхность.

- Давайте, вы это сделаете, - попросила меня взволнованная нимфа Аранид. – Просто кольцо же ваше…

Я не против была припомнить бабушкины ведьминские корни. Тем более что и опыт по этой части у меня имелся немалый. Но пусть, все-таки, мое колдовское прошлое пока останется маленькой, сильно темной тайной…

Магический эксперимент с кольцом показал, что никакой, ни положительной, ни отрицательной энергетики потерянная коса не имела. Эх, а такая легенда любопытная бы была! Можно было бы, конечно, еще провести над находкой какой-нибудь химический анализ, на выявление отравляющих веществ… Как мне кажется, неплохой такой вариант…

Тем временем уборщица, потеряв интерес к абсолютно не магической вещи, приступила к своим прямым обязанностям, но в замок уже прибыл демон-искуситель Ташли. Он сделал это, как всегда, незаметно. Вообще, несмотря на то, что я сижу совсем рядом с ним, я не всегда замечаю, когда он исчезает или появляется. Он делает это практически мгновенно. Сначала вокруг него появляется темноватый дым, который окружает его полностью, а когда дым рассеивается то место Ташли остается пустым. Обратный процесс аналогичен. Только сначала появляется дым, который группируется, принимая форму смуглокожего мужчины с большими черными перепончатыми крыльями на спине. Как правило, на это уходит не больше двух секунд. Это некая разновидность телепортации, присущая только демонам. Упрощенная и действующая на сравнительно небольшие расстояния, но все же. Я тоже хочу так уметь! И почему я не родилась демоном?

Но не будем отвлекаться, ведь первый из четырех подозреваемых явился в замок.

- Ташли, - привлекла внимание демона нимфа Аранид. Она элегантно пересела на угол стола, чтобы оказаться в поле зрения вновь прибывшего члена масонской ложи. – Вы не знаете, вчера вечером к нам в кабинет не заходили гости? Женского пола, например…

Последнюю фразу она произнесла, поигрывая прядью каштановых волос.

- Может, и заходили, - ответил демон, хитро улыбнувшись. – А что?

Не вдаваясь в подробности, Аранид рассказала ему о загадочной находке, терзавшей наши умы уже больше часа. Подойдя к нам, он самым внимательнейшим образом осмотрел найденную косу, а затем, перенеся вес на одну ногу и уперев правую руку в бок, тем самым принимая более эффектную позу, демон-искуситель деловито произнес:

- Ко мне точно никто не приходил. Я ушел рано. После меня еще оставались сэр Румит, Радли и Реваз.

Да уж... Особенной помощи от него мы все-таки не получили. Мы и сами знали, что посетительница приходила не к нему. Но делать было нечего. Оставалось только ждать остальных подозреваемых. Так как время их прибытия тоже оставалось неопределенным, мы решили вернуться к работе. Как-никак, а именно для этого мы здесь и собрались.

Время шло. Мужчины не появлялись. Вернулась со своих переговоров леди Лезуг. Она была погружена в работу и даже не вспомнила про утреннюю находку. Вскоре в замке появилась леди Сакран, которая с момента нашего с ней знакомства категорическим образом изменила мое представление о драконах. Собственно, будучи небольшим элегантным ярко-алым драконом, и находясь в особо тесном родстве с сэром Мираком и сэром Михаром, который в настоящее время правил замком, леди Сакран в душе драконом не была. Строго, рассудительно и мудро, она уже много лет руководила той сетью целительских центров, верховной врачевательницей в которых была леди Лезуг. Несмотря на драконью генетику, она обладала удивительно нежной улыбкой, которая придавала ее внешности невероятное обаяние и красоту. Внутренний ее высокий уровень духовности не позволял ей никогда ни о ком говорить что-нибудь плохое. Во всех она пыталась найти положительные черты. Одним из проявлений этой ее повышенной внутренней духовности было, вопреки всем представлениям о любви драконов к драгоценностям, пристрастие к цветам. Именно благодаря ей, а не наличию нимф, фей и агуанок, в замке возникла огромная оранжерея. Даже в масонской ложе она не могла не окружить себя растениями. Если немножечко утрировать, то можно было сказать, что леди Сакран была феей, случайно родившейся в семье драконов.

 Когда леди Сакран сегодня прибыла в замок, она была погружена в заботы. Сначала они с леди Лезуг бурно обсуждали какие-то события, произошедшие в их деятельности вчера вечером, потом организовали не менее бурное совещание со своими подчиненными. Иными словами, им было совсем не до таинственной косы.

Спустя пару часов – мужчины так и не объявились – леди Лезуг и леди Сакран сравнительно освободились, и Аранид решила сообщить о событиях утра.

- Леди Сакран, - сказала нимфа, подходя к ней. – Вы представляете, что сегодня утром случилось! У меня на столе обнаружилась чья-то коса! Мы никак не можем найти хозяина.

Леди Сакран, переведя заинтересованный взгляд на нимфу, улыбнулась и хотела, что-то сказать, но Аранид не дала ей возможности сразу высказаться. Эмоции, распирающие ее утром, все еще бушевали внутри нимфы. Она достаточно подробно рассказала о том, как была найдена коса, как никто не знал откуда эта находка, как она пыталась посмотреть записи камеры наблюдения и даже о том, что мы проверили энергетику этого предмета. Нимфа рассказывала, а леди Сакран улыбалась. И по мере рассказа ее улыбка становилась все шире и шире.

- Ну, что ж, - смеясь, сказала леди Сакран, когда повествование нимфы Аранид подошло к финалу. – Теперь я знаю, как вас развлечь с утра. Этот шиньон, или косу, вам на стол положила я. Я вчера работала в кабинете сэра Мирака, и ко мне приходила леди Грим. Так уж получилось, что она забыла эту вещь там. Я подумала, что неправильно будет, если я пойду отдавать ей его. И положила ее вам. Я полагала, что вы не раз видели в замке леди Грим с этой косой, и поэтому даже не подумала оставить записку.  

Вот так все и прояснилось. Довольно банально и совсем не романтично. Видимо, нам, женщинам, иногда надо меньше доверять свой фантазии, и более внимательно относиться к тем, кто окружает нас не только в замке, но и за его пределами.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Хочешь быть счастливым, будь им!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх