Глава 20. Не стоит будить то, что таится в замке…

Какова, как вы думаете, вероятность встретить в древнем замке еще более древнее зло? Пока вы обдумываете ответ на этот вопрос, я приступлю к рассказу.

Начнем с того, что сегодня я слегка опоздала. Пара минут, конечно, но мою гиперответственную душу застарелой отличницы и двухминутное опоздание может вывести из равновесия. Поэтому, высадившись на замковой парковке, я, напрягая всё имеющееся в моем организме подобие мышц, поспешила ко входу в замок. Несмотря на то, что целью моей была одна лишь единственная заветная дверь, боковым зрением я все же заметила суетящегося на парковке сатира Бериона, который в отличие от меня не спешил бежать в замок. Не скажу, чтобы я встречала его здесь каждое утро или каждый вечер, но в те дни, когда я видела его на парковке, он всегда совершал около своей машины какие-то странные действия: много раз обходил вокруг нее, оглядывая со всех сторон, заглядывал куда-то под низ (тоже с разных сторон), или по несколько раз залазил внутрь и вновь выбирался наружу. Я - не водитель, и не знаю всех таинственных ритуалов, которые этому сопутствуют, но так как сатир совершал эти действия каждый раз, когда я видела его на парковке - не важно утром или вечером это случалось, свершения его не могли укрыться от моего внимания. Конечно, может быть это какой-то специальный сатирский церемониальный обряд прощания или приветствия со своим транспортом. Ну, может, так лучше работает, например… Впрочем, сегодня мне некогда было над этим рассуждать, я и так уже достаточно опаздывала в замок.

В наше время это может показаться абсурдным, но, прибыв в замок, я совершенно случайно разбудила одно из вышеупомянутых древних зол, которое мирно посапывало у нас в оранжерее. Вообще-то, это «зло» было не совсем уж местное, оно появилось в полисе Трокшаб только сегодня ночью и, будучи категорически не выспавшимся, прилегло вздремнуть на мягком диванчике под сенью вечно цветущей растительности нашей оранжереи. О существовании этого «зла» и уж тем более о его нахождении сегодня в замке я даже не подозревала и поэтому прошла, а вернее, почти пробежала, громко стуча металлическими набойками каблуков по каменным дорожкам оранжереи. Если честно, тот шум, с которым я хожу по коридорам замка, раздражает даже меня саму, поэтому нет ничего удивительного в том, что «древнее зло», дремлющее в этот момент там, пробудилось. «Зло» было еще сонное и поэтому решило пойти на поиски виновника своего пробуждения не сразу. К этому времени я уже успела уютно разместиться на своем рабочем месте, прихлебывая горячий утренний чаек.

В масонской ложе в этот час были только я, роана Анибла, нимфа Айлин и демон-искуситель Ташли, отчего-то приехавший сегодня раньше обычного. Ах да, кроме нас еще здесь суетилась маленькая уборщица, которая торопливо мыла полы, надеясь, как видно, сегодня уйти домой пораньше.

Анибла и Айлин сонно ковырялись в своих компьютерах, а чуть менее сонный Ташли направился налить себе что-нибудь способное взбодрить его в столь утренний час, когда дверь масонской ложи отворилась, и в нее вошло «зло». Впрочем, на тот момент я еще не знала ЧТО ЭТО. Поэтому для меня в масонскую ложу вошел всего лишь тролль. Громоздкий такой, смуглокожий, одетый в бежевую балахонистую куртку с капюшоном, накинутым на голову так, что скрывал почти все лицо.

- О, Йегрес! – сказал, завидев тролля, Ташли. – Приветствую.

Демон-искуситель как-то не очень удивился появлению тролля. Тот же ответил на его приветствие каким-то неразборчивым недовольным ворчанием из-под капюшона. Роана и нимфа почти синхронно сделали вид глубокой вовлеченности в собственный рабочий процесс. Я же по наивности своей и будучи незнакомой лично с этим троллем с любопытством наблюдала за его появлением.

Тролль Йегрес, убрав с лица капюшон, медленно, по-хозяйски, но как-то недовольно прошелся по свободному пространству масонской ложи. Ташли, размешивая сахар в своем кофе, с лукавой усмешкой наблюдал за ним.

- Может тебе чай или кофе? – наконец, спросил он у тролля.

- Мне б поспать, - недовольно проворчал тролль. – ходят у вас тут всякие…

Тролль на секунду замолчал, а потом вдруг с обновленным энтузиазмом обратился к Ташли:

- Нет, ты представь! Я, значит, приезжаю тут в ваш Трокшаб посреди ночи, сразу же сюда. Ну, думаю, вздремну пару часиков на диване у вас тут. Так ведь нет же! Девушки у вас на громких каблуках тут ходят!

К моему сожалению, в этот момент уборщица, все еще продолжавшая мыть полы масонской ложи, подошла к моему месту, и мне пришлось встать и отойти в сторону. Не успела я сделать и пары шагов, как тролль обернулся в мою сторону.

- Вот на этих! – заявил он, указывая на мои туфли.

Возможно он хотел добавить что-то еще, но что-то или, вернее, кто-то в оранжерее привлек его внимание, и тролль поспешно вышел.

- Я что, его разбудила? - встревоженным шепотом спросила я у Ташли.

Демон-искуситель засмеялся, а потом успокаивающе махнув рукой сказал:

- Расслабься. Нормально все.

Спустя час, когда я уже почти забыла об утреннем инциденте, «зло» вернулось. К этому времени в масонской ложе собрались почти все ее обитатели, за исключением, разве что, нимфы Аранид, которая в этот день отпросилась, дабы пройти очередное из своих многочисленных обучений. Страсть нимфы к ученичеству и психомагическим наукам была ну очень уж сильна.

В тот момент, когда тролль вошел, роана Анибла стояла рядом с леди Лезуг и показывала ей какие-то свежеподготовленные отчеты. Как я уже говорила, роаны - водные существа, и поэтому на суше они предпочитают комфорт и удобство во всем. Поэтому на роане были свободные штаны, блузка из мягкой ткани и удобные домашние тапочки. Это, естественно, не могло укрыться от острого взгляда ворчливого в то утро тролля. Он вошел в масонскую ложу со словами:

- Вот! Золотая женщина! Ходит в тапочках. И тихо, и удобно! Советую взять на заметку.

Последнюю фразу он произнес, повернув свое ухмыляющееся лицо в мою сторону. Я против своего желания густо покраснела и опустила глаза, ничего не ответив. Впрочем, тролль и не ждал моего ответа. Едва выразив свое негодование по части утреннего пробуждения, он тут же принялся наидушевнийшим образом здороваться и обниматься с леди Лезуг и леди Сакран:

- О, леди Лезуг! Ты с каждым разом все хорошеешь!

- Ох, не приставай! – полушутливо пригрозила амазонка, дружески обнимая тролля.

- Да, что ты! Я ж с этим завязал! – ухмыляясь от уха до уха, ответствовал ей Йегрес, а затем, повернувшись, чтобы также тепло обнять леди Сакран, сказал: - О, вот она - моя любимая женщина!

Как выяснилось, тролль прибыл сегодня в наш замок по просьбе именно леди Сакран, дабы проинспектировать помещение, присмотренное недавно для одного из подвластных ей целительских центров. А так как Йегрес был не просто троллем, а заместителем директора по общестроительным работам, то сея участь инспектора нового помещения пала на него. Правда, поехать туда сразу никто с ним не мог, так как по не слишком приятной случайности в этот день приехала проверка, и леди Лезуг вместе с леди Сакран были сильно ею заняты.

Впрочем, тролль не особенно этим расстроился. От недовольной его утренней ворчливости не осталось и следа. Тролль Йегрес крайне любил находиться в центре внимания. От этого он получал какое-то свое особенное наслаждение. В этот день в масонской ложе зрителей было предостаточно, и тролль, словно известнейший шоумен, принялся ходить кругами по ее свободному пространству, ни на секунду не замолкая, попеременно надоедая то одному, то другому обитателю этого помещения, и периодически жалуясь на то, что не выспался.

- А где Аранид? – спросил он, оглядывая всех присутствующих. – Куда делась самая красивая девушка Трокшаба?

- В отгуле она, - ответила леди Лезуг. - Учится.

- Зачем ей учиться? Такой красотке, как она, это не нужно!

- Может, ты пока пойдешь еще немного поспишь? – предложила ему леди Лезуг.

- Или иди, вон, поешь, - сказала леди Сакран. В этот момент она уже почти выходила из масонской ложи, намереваясь вновь посвятить всю себя делам проверочным. – Я там сегодня пирог принесла.

С этими словами она вышла, а тролль, что-то проворчав о том, что не хочет есть, поплелся к маленькому буфетному столику, созданному дабы радовать глаза и желудки обитателей масонской ложи. Сегодня там было не густо. Тарелка, на которой еще два дня назад была гора печенья, почти опустела. Пустые кружки, коробочки с чаем, баночка кофе, да махонькая коробочка с пирогом -  вот все, что мог предложить сегодня гостю буфетный столик.

- Это, я смотрю, вы так к моему приезду готовились, - громко заметил тролль, беря в руки громадную тарелку, на которой со вчерашнего дня осталось только две маленькие печенюшки. Он пронес эту тарелку по всей масонской ложе, показывая каждому обитателю те жалкие крохи, что на ней остались.

- Там есть пирог, - не удержавшись от улыбки, сказала леди Лезуг. – Иди поешь его? Может тебе чай налить?

- Чаю не надо, - сказал тролль и вновь вернул тарелку с двумя печеньками на место. Теперь он взял коробочку, где предположительно был пирог. Он заглянул внутрь и разочаровано произнес:

- Я не понял, а что пирог такой маленький?

Он раскрыл коробку и также, как и тарелку пару минут назад, продемонстрировал его каждому обитателю масонской ложи. Пирог был действительно небольшим. В диаметре он вряд ли превышал двадцать сантиметров. При этом он был уже разрезан на четыре среднего размера кусочка.

- Это кто это купил такой маленький пирог? – не унимался тролль.

- Твоя любимая женщина и купила, - сказала леди Лезуг. – Ешь уже! А если не хочешь, так не тряси его тут.

- Моя любимая женщина не могла купить такой маленький пирог, - проворчал в ответ тролль.

На удивление леди Лезуг удавалось сдерживать все порывы сумасшествия тролля Йегреса. Только в его голове зарождалась какая-нибудь мысль, грозящая срыву рабочего процесса масонской ложи, как амазонка быстро, словно натягивая невидимые удила, притормаживала тролля, и он умолкал на секунду, соображая, чем бы другим позабавить себя и окружающих. Не знаю, боялся ли он ее или настолько сильно уважал, что прислушивался только к ее мнению…

- Кто-нибудь хочет пирог? – обращаясь ко всем присутствующим, громко спросил тролль и оторвал от пирога кусок.

Все промолчали. Тогда тролль откусил немного пирога, прожевал и снова откусил, затем произнес:

- На самом деле правильно, что не хотите его. Он абсолютно не вкусный.

При этом тролль уже дожевывал первый кусок пирога, и доставал из коробки второй, намереваясь проглотить его с такой же скоростью и таким же аппетитом, что и первый. А когда и третий кусок пирога отправился вслед за первым и вторым исследовать внутренний мир тролля, Йегрес опомнился. Он с некоторым сожалением и даже сочувствием посмотрел на последний кусок столь маленького пирога.

- Может быть, кто-нибудь все-таки хочет последний кусок?

Он приподнял открытую коробку и продемонстрировал всем оставшийся там кусочек, но вновь обитатели масонской ложи не изъявили особого интереса к остаткам пирога.

Тогда тролль в порыве чистосердечной щедрости решил оставить этот кусок пирога кому-нибудь другому. Он направился к буфетному столику, по пути закрывая коробку, дабы последний кусочек не заветрелся. И все было бы хорошо, если бы по какой-то неизвестной причине коробка не решила выскользнуть из рук тролля. Он, конечно, поспешил ее поймать и даже преуспел в этом, но пойманная коробка не гарантировала поимку пирога, последний кусок которого все-таки оказался на полу. Этот факт нимало не расстроил Йегреса, а наоборот, даже развеселил. Подняв с пола упавший кусок пирога, он поднял его как мог высоко и провозгласил:

- Последний кусочек! Кто хочет? Он вкусный! Может вы хотите? Или вы? А, может быть, вы?

Так, предлагая каждому, кто попадался ему на глаза, этот злополучный последний кусок пирога, тролль в несчитанный раз обошел всю масонскую ложу, но никто не согласился принять предлагаемый им деликатес. Тогда раздосадованный тролль убрал последний кусок пирога в коробку, которую оставил на буфетном столике, а сам сел поближе к леди Лезуг и принялся надоедать ей беседой. При этом говорил он специально громко, чтобы, по возможности, вовлечь в разговор и других обитателей масонской ложи:

- Нет, ты представляешь, мне же запретили доступ в Большой Мир! – заявил тролль.

- А что случилось? – спросила амазонка.

- Да я подрался…

- Я не верю, - дружелюбно махнула на него рукой, леди Лезуг. – Ты же такой добрый!

- Да правду говорю, - ответил ей тролль. – У меня даже видео есть! Хочешь покажу?

Леди Лезуг отрицательно покачала головой, но тролль все же продемонстрировал трехмерную голограмму, где были видны двое мужчин и он сам. Сначала все трое просто разговаривали, но потом, как и обещал Йегрес, он перешел в наступление и завязалась драка.

- Они пришли деньги с меня требовать, - пояснил очень довольный собой тролль. – Но у меня ж на заборе не написало, что я - мастер боевых искусств! Мне это видео в суде дали!

Последнюю фразу он произнес с особенной гордостью. Эта беседа, как и вообще появление тролля в масонской ложе, не могло не привлечь внимание сэра Румита.

- А ты, выходит, в Большой Мир допускался? – поинтересовался он у тролля.

- Конечно, - самодовольно ответил тот.

- И что ты там делал? – спросил сэр Румит.

- Я там учился, - сказал тролль и, широко улыбнувшись, добавил: - пока не выгнали.

- Выгнали? – переспросил, оживившийся в этот момент, темный эльф Мискам.

- Ну да, - без доли смущения и даже с некоторой гордостью заявил тролль. При этом он встал и снова принялся бродить по свободному пространству масонской ложи.

- И за что? – полюбопытствовал Мискам.

– Из первого университета меня выгнали за драку. Нет, ну я вообще не виноват. Просто на экзамене сосед надоедливый попался. Все списать просил. Ну так я и дал, только не списать, а в морду. А ему почему-то не понравилось…

Тролль с самым наивным видом развел руками, а затем подошел ближе к Мискаму и продолжил:

- Из второго университета меня выгнали за то, что я несовершеннолетних спаивал. Но вот тут неправда! Пили они сами. Я тогда от университета в лагере детском работал. Ну, мои подопечные разного возраста были. И мелкие совсем, и подростки. Так вот подростки откуда-то протащили вино в лагерь. Самое дешевое такое. Там и градусов-то не было. Так, компотик! Ну, я их за этим делом спалил. Но ведь и сам же когда-то малым был. В общем, пригрозил и сказал, чтобы только тихо сидели. Они поначалу и сидели. А потом самый мелкий из них на улице начальнику лагеря попался. А мелкому много ли того компотика надо? В общем, начальник лагеря быстро понял, что тот пьяный. А мелкий испугался и ляпнул: «Так дядя Йегрес в курсе». Ну, меня тут же из университета и выгнали.

- Но ты-то, конечно, свою вину не признаешь? – усмехнулся сэр Румит.

- Есте-е-е-е-ественно! Я-то здесь причем! – удивился тролль. – Но это еще ладно! Из третьего университета меня вообще ни за что выгнали! Я там вообще за семестр только три раза появился! Но им, почему-то, именно это и не понравилось. Странные какие-то!

- И не говори, - с ироничным сочувствием подтвердил сэр Румит.

Раздосадованный этими воспоминаниями тролль совершил еще один почетный круг по масонской ложе и остановился возле буфетного столика. Он с невыразимым состраданием посмотрел на последний кусочек пирога, все еще лежавший в коробочке. Йегрес взял его в руки и в очередной раз за этот день поинтересовался:

- Может быть кто-нибудь захотел кусочек пирога?

Он вновь прошелся по масонской ложе, предлагая всем этот уже успевший побывать не только в коробке и немытых руках тролля кусок. Не удивительно, что положительного ответа Йегрес снова не получил.

- Положи уже этот кусок и посиди немножечко, - с ласковой укоризной произнесла леди Лезуг.

Тролль Йергес опять сел рядышком с ней, но вместо того, чтобы оставить этот злополучный последний кусок пирога в покое, он принялся доедать его с нескрываемым аппетитом и даже причмокиванием.

В этот момент сэр Мирак, прибывший ненадолго в замок, попросил меня зайти к нему, что я, конечно же, поспешила сделать. Едва я покинула масонскую ложу, тролль произнес, обращаясь к леди Лезуг:

- Боже мой! Ты это видела? Ты видела какие ноги!

- Так, - устало выдохнув, сказала амазонка. – К Арабель хоть не приставай. Она - девушка замужняя.

- Причем здесь муж! – не унимался тролль. – Ты видела КАКИЕ НОГИ!

Но в этот момент его взгляд упал на нимфу Айлин, которая стараясь создавать максимально вовлеченный в работу вид, сидела неподалеку. Столь сконцентрированный на работе вид нимфы заставил тролля забыть про чьи-либо ноги. Йегрес направился к ней. Он взял со стола нимфы, все еще старательно не обращавшей на него внимания, листок бумаги, свернул его в виде трубы и, поднеся один ее конец к губам, а второй поближе к нимфе, проревел:

-АААЙЙЛИИИН!!!!!!

Нимфа вздрогнула и в негодовании повернулась к нему. Возможно, в этот момент она хотела сказать троллю многое, но леди Лезуг, знавшая нимфу куда лучше, чем тролль, успела перебить ее, сказав:

- Так. Ну, все хватит. Поехали уже, я сама покажу тебе то помещение.

С этими словами она чуть ли не силком вытолкала тролля из масонской ложи.

В этот день все обитатели зала масонов молились только на одну святую женщину – леди Лезуг, которая, не пожалев своей нервной системы, вызвалась увести от нас это древнее зло - тролля Йегреса.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Хочешь быть счастливым, будь им!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх