Глава 25. Замки тайнами полнятся

Бывают тайны без зАмков, но не бывает зАмков без тайн. Будучи недостаточно внимательной, я не сразу заметила то, что могло бы насторожить меня еще с самого начала. А именно то, что в нашем замке постоянно что-то пропадало. Сначала это были простые предметы будничного обихода: ножницы, красивые маркеры или скрепки. Но вскоре стали пропадать и более крупные предметы вроде никем не занятых стульев или небольших столов. Чуть позже пропал цербер. Не могу сказать, чтобы меня сильно расстроила эта пропажа, но не заметить ее я не могла. Правда, вскоре на замену ему был привезен другой цербер, чуть моложе и чуть пугливей, так что для меня в этом вопросе особенно ничего не изменилось. Но вот с этого момента стали пропадать обитатели замка. То один, то другой они бесследно исчезали, и никто не имел ни малейшего понятия о том, где же их отыскать.

Большинство из таких без вести пропавших обитателей замка я не знала, так как они редко посещали масонскую ложу. Правда, время от времени я слышала тихие перешептывания коллег по поводу внезапного исчезновения кого-либо. Впрочем, я не слишком обращала на них внимания. Особенно остро я ощутила исчезновения обитателей замка, когда пропал демон-искуситель Ташли. Его рабочее место находилось рядом со мной, и поэтому сию пропажу я уже не могла игнорировать. Он просто исчез, но за день до этого я слышала между ним и темным эльфом Мискамом разговор, показавшийся мне весьма подозрительным. Это произошло рано утром, когда они, как обычно, вместе прибыли в замок.  Едва зайдя в масонскую ложу, они разбрелись по своим рабочим зонам, которые, впрочем, находились не очень далеко друг от друга, что позволяло им не прерывать беседу, завязавшуюся еще до прихода в замок. Мискам, всегда начинающий утро с кофе, налил себе в кружку этот ароматный напиток и обратился к демону-искусителю:

- Ташли, ты уже съел конфетку, которую нам дали?

- Нет, - ответил тот, не отрывая глаз от рабочего экрана, так как с величайшим вниманием читал там свежие новости Атлантиды.

- Я уже свою попробовал, - сообщил Мискам. – Они совсем не вкусные. Лучше отдай свою мне.

- Не отдам, - строго ответил демон, наконец переводя взгляд на Мискама, а потом лицо Ташли расплылось в широкой и даже немного хищной улыбке, и он добавил: - Я подожду пятнадцать минут и посмотрю на тебя. Вдруг эти конфеты были отравлены.

Темный эльф недовольно поморщился и, отпив кофе, сказал:

- Если через пятнадцать минут я не умру, знай - отравленная конфетка была у тебя.

Мискам не умер ни через пятнадцать минут, ни на следующий день, а вот демон-искуситель исчез навсегда. Не могу знать была ли в том виновата та злополучная конфета, полученная из неизвестных мне рук, или что-то еще, но с этого дня демона-искусителя Ташли никто из нас больше не видел. Кто дал ему ту конфету? Был ли в этом повинен Мискам? Думать об этом мне было жутковато.

Место Ташли пустовало недолго, и уже через пару дней его заняла новая обитательница замка - Илата, потомок межрассовой связи человека и полурослика. Это была улыбчивая невысокая женщина с короткострижеными светлыми курчавыми волосами, которая часто переживала из-за своей мнимой пышнотелости, которую, впрочем, замечала только она одна. Ее отличительной особенностью была постоянная смена очков. Одни она носила на улице, другие при работе, третьи просто так. Впрочем, не удивлюсь, если у нее были и другие разновидности очков.

Но и Илата просуществовала в замке недолго, и буквально через месяц после своего появления она тоже бесследно исчезла. Не знаю, кто тому был виной, но знаю точно, что по крайней мере один обитатель замка однажды точил на нее зуб. Однажды – это в самый первый день ее появления.

В тот день Илата встала со своего места и направилась было перекусить в замковую харчевню. При этом она заметно суетилась, торопилась и нервничала, и поэтому случайно запнулась о провод, ведущий от переговорника к какой-то белой коробочке, прикрепленной к стене. Провод натянулся, белая коробочка разлетелась и несколько цветных проводочков выдернулись наружу.

- Ой-ой-ой! – воскликнула Илата. - Что же делать?

При этом она нагнулась и попыталась собрать белую коробочку обратно.

- Эмммм…, - я настороженно взглянула на нее, а затем на коробочку и, прикинув возможные последствия женского вмешательства в неженские дела, сказала: – А давайте-ка мы сами туда не полезем…

Когда сатир Берион прибыл на мой отчаянный зов, то оказался абсолютно не в восторге от представшей ему картины разрушения.

-Мда уж… - почесал голову сатир, безрадостно взирая на останки белой коробочки. – Тут прям с мясом выдрано. Менять придется.

С этими словами он исчез, а через несколько минут вернулся, принеся с собой неимоверное количество предметов устрашающего вида. Но Илата уже давно сбежала в харчевню, а значит, запугивать и наказывать ему больше было некого. Впрочем, я ошиблась: устрашающего вида предметы предназначались не для нее. Сразу по возвращении сатир Берион разместился прямо на полу у поверженной белой коробочки и принялся возвращать ее и все, что в ней когда-то скрывалось, к жизни. Я сидела рядом, занимаясь своими делами и отчасти прислушиваясь к ворчливому бормотанию. Что точно он говорил я не помню, но вполне не исключено что это было какое-нибудь древнее и очень страшное проклятие.

В это время в почти опустевшую на обеденный период масонскую ложу впорхнула нимфа Аранид. Она, как всегда, несла с собой ароматы цветов и атмосферу гармонии. Нимфа, сытно пообедав в харчевне, намеревалась испить цветочный чай в масонской ложе и посему направилась к расположенному не далеко от меня вкусняшковому столу.

- А где новенькая? – спросила Аранид, бросив быстрый взгляд на пустующее место Илаты.

- Выгнали ее, - проворчал сатир, даже не оторвав взгляда от своих инструментов.

- Ой! – воскликнула нимфа, заметно вздрогнув. – Я вас там и не заметила. А что вы там такое делаете?

Она обогнула мой стол и с нескрываемым любопытством посмотрела на Бериона, который к этому времени уже завершал свои труды и с самым погруженным в процесс видом пытался расположить исходящие из белой коробочки провода так, чтобы вероятность запнуться о них была минимальной. При этом он, не обращаясь ни к кому конкретно, проворчал:

- Я не верю в то, что люди становятся лучше.

Когда, спустя месяц после своего триумфального появления Илата все-таки пропала, я вспомнила эту историю, и еще я вспомнила как утром того же дня застала сатира Бериона за занятием, показавшимся мне весьма странным, если не сказать, пугающим. Он зачем-то копался возле одной неглубокой, почти погруженной под землю, ниши, расположенной снаружи замковой стены во дворе, неподалеку от цербера. Эта ниша заканчивалась металлической дверцей, которая скрывала за собой либо окно подземной камеры, либо дверь, ведущую в неизвестность. Но размер ниши был настолько мал, что вероятность того, что она все-таки скрывала дверь, казалась мне невысокой. На мой взгляд, даже гном, дабы пройти сквозь нее, должен был согнуться пополам.

 Когда утром в день исчезновения Илаты я проходила мимо, то заметила, как сатир, низко наклонившись возле ниши, опустил руку в углубление у самого ее пола и как будто что-то там прятал. Затем он взял большую металлическую пластину и тоже опустил ее в углубление, словно пытаясь что-то там закрыть. Это не могло не показаться мне подозрительным. С этого дня каждое утро, когда мне доводилось видеть сатира Бериона, я видела его около той ниши. Несколько раз я подумывала, не спросить ли у него, что он там делает, но каждый раз появлялся кто-нибудь, кто отвлекал на себя внимание сатира.

Прошло почти две недели, прежде чем мне выпал случай узнать его тайну. Как и несколько раз до этого я вновь увидела Бериона рано утром. На этот раз он еще только отходил от своей машины и сначала, как мне показалось, заметив меня, он направился в сторону замка, но подумав, видимо, что это может показаться подозрительным, остановился и все же подождал меня. В замковый двор мы вошли вместе. Он говорил о погоде, а я размышляла над тем, повернет ли он сейчас в сторону той странной ниши. Он повернул и остановился у самой ниши, открывая вход. Я увидела, что металлические дверцы скрывают за собой отнюдь не окно, а вполне полноценный, но все же очень низкий проход, от которого резко вниз уходили ступени. Это был вход в неизведанную мне часть подземелья, где сквозь небольшой просвет двери я могла видеть многочисленные стеллажи, забитые разного рода безынтересными мне диковинками.

- А что вы там постоянно прячете? – наконец решившись, спросила я.

- Там аккумуляторы заряжаются, - не смотря на меня, ответил сатир и, как-то неоднозначно усмехнувшись, добавил: – А я их очень часто разряжаю…

С этими словами он, согнувшись чуть ли не в четыре раза, забрался в подземелье. Осознав, что трупы он там не скрывает, я немного подуспокоилась и даже сделала несколько шагов в направлении входа в замок, когда мой воспаленный излишними подозрениями мозг сгенерировал новый вопрос: а почему это у него так часто разряжаются аккумуляторы? В голове предстала картина с камерой пыток и электрическим стулом. Очень захотелось развернуться и заглянуть, а может даже и спуститься в подземелье, но будучи благоразумной девочкой, я только ускорила шаги в направлении входа в замок.

Я вошла в замок и сразу же остановилась, так как голова моя закружилась от переизбытка запахов, заполняющих весь первый этаж замка. Они шли со стороны харчевни. Это был смешанный запах рыбы, пельменей и чего-то еще, что я не могла распознать. Запах был резкий, неприятный, для меня даже тошнотворный и какой-то излишне мясной. Я поспешила скорее подняться в оранжерею, размышляя над тем, что возможно подозревала в пропаже обитателей замка совершенно не тех личностей. Может быть в тех пирожках, что дают на обед в харчевне, содержится не совсем то, что мы думаем?

Когда я зашла в масонскую ложу, то увидела уже с утра уставшие лица ее обитателей. Многие из них закрывали носы платками, так как запах из харчевни доносился даже досюда.

- А вы заметили, что последние дни в замке как-то слишком уж тихо? – спросила амазонка леди Лезуг. Причем, вопрос ее прозвучал несколько более грозно, чем она того хотела, и поэтому на секунду все члены масонской ложи почувствовали себя виновными в неестественной тишине замка.

- Кстати, да, - согласился с ней сэр Румит. – Последние несколько дней замечаю, что по корридам почти никто не ходит. Даже в обед.

- Точно, - подтвердил темный эльф Мискам.

– Какая-то нездоровая тишина, - пробормотала леди Лезуг.

В этот момент их диалог прервался внезапно ворвавшейся в масонскую ложу нимфой Аранид. Она остановилась в центре комнаты и непривычно для последних дней громко возвестила:

- Вы это видели? У нас на двери записка! – нимфа помахала зажатой в руке бумажкой, которую за пару секунд до этого обнаружила у входа в масонскую ложу. - Только я не понимаю, что здесь написано… Как будто на каком-то другом языке.

- Дайте посмотреть, - полюбопытствовал Мискам.

Он поднялся со своего места и взял маленькую бумажку из рук нимфы.

- Я слышала, что сегодня многие обнаружили на дверях своих кабинетов такие записки, - заметила нимфа Айлин, тоже подходя к Аранид и Мискаму.

- Вы понимаете, что там говорится, Мискам? – спросила Аранид у темного эльфа, который наморщив лоб пытался прочесть то, что хотела сообщить им записка.

- Это на наречии Большого Мира, - сказал темный эльф. - Кажется, тут говорится: «Счастлив тот, кто имеет возможность выпить чашку кофе, ибо у меня ее нет».

- Что бы это могло значить? – почти в один голос прошептали встревоженные нимфы.

- Кстати, а кто-нибудь видел уборщицу последние дни? – вдруг спросил сэр Румир.

Он поднялся со своего места и, неторопливо передвигаясь своим змеиным хвостом, направился в сторону вкусняшкового стола, очевидно намереваясь подбодрить себя чашечкой крепкого кофе.

Со стороны кухни все еще доносились странные запахи, которые после замечания сэра Румита заставили побежать по нашим спинам орду неприятных мурашек.

-А вы заметили, что у нас еще и ложечки все время пропадают куда-то? – заметил сэр Румит, внимательно разбирая посуду на вкусняшковом столе. – Мою золотистую опять кто-то стащил.

Нимфа Аранид засмеялась.

- Не-не-не! – воскликнула она. - Ложечки - это я ворую!

С этими словами она подошла к своему столу и извлекла из выдвигающегося шкафчика целую гору самых разнообразных чайных ложечек.

- Я просто забываю про них, - немного смутившись покаялась нимфа.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Мечтай!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх