Глава 26. Повесть о не идеальных идеалах

В каждом древнем замке имеются свои загадки. Где-то это могут быть тайные комнаты или переходы, где-то безликие привидения и бродящие по коридорам души умерших хозяев, а где-то может быть даже полная костей и скелетов усыпальница. В нашем же замке водилась таинственная и весьма подозрительная личность. Она появлялась не всегда, а лишь периодически, заставляя трепетать всех, кому выпадало несчастье ее увидеть, затем же, очевидно, достаточно насладившись пребыванием в нашем мире, таинственная личность вновь пропадала на неопределенное количество месяцев.

Совсем недавно сия личность вновь появилась в стенах нашего замка. То и дело я слышала тихие перешептывания коллег о том, что кто-нибудь пересекался в коридорах или оранжерее со странным незнакомцем. И так как все свидетели его присутствия описывали незнакомца приблизительно одинаково можно было сделать вывод о том, что таинственная личность эта была всегда одна и та же. Говорили, что он, так как личность сия очевидно была мужского пола, был небольшого роста, несколько коренастый и по структуре тела, в общем-то, похожий на полукровного гнома. Вот только в отличие от всех нормальных гномов на лице его и голове совершенно не было волос. Ни то, чтобы у него не было бороды… Не имелось даже намека на наличие когда-либо на его голове волос, бровей или ресниц. Еще большую странность его внешности придавали невероятно бледная, словно у призрака, кожа и странная старинного покроя одежда - он носил темно-серый камзол, и при нем всегда была шляпа-цилиндр и деревянная трость изысканной резки. Некоторые даже в шутку успели прозвать его «замковым привидением» не столько из-за внешности, а из-за способности внезапно появляться в самых неожиданных местах. Но так как все знали, что древним хозяином этого замка был старый кентавр, а незнакомец совершенно ничем не походил на род этих существ, было очевидно, что это не есть древний призрак хозяина замка.

Незнакомец сей появлялся всегда внезапно и оставлял после себя неизгладимое впечатление. Правда, оно-то у всех было разным. Кому-то незнакомец нравился, кого-то пугал, некоторых оставлял в крайнем недоумении. Когда я слушала рассказы о его очередном появлении, меня всегда брала легкая дрожь. Его личность казалась мне настолько неоднозначной и неясной, что становилось жутко. Не раз и не два я задумывалась над тем, не является ли этот незнакомец виновником всех таинственных исчезновений в замке. Кто знает, может быть, именно он утаскивает того, кто встретится ему на пути, в пучины своего «призрачного мира».

В тот день, когда я впервые встретила его, то не на шутку встревожилась. Это произошло так внезапно, впрочем, как и все встречи с ним. Я уже собралась домой и шла по оранжерее в направлении выхода из замка, когда он внезапно выскочил из-за угла и едва не сбил меня с ног. Я сразу же узнала его по тому описанию, что не раз слышала от других обитателей замка. Но имелось и одно существенное отличие - его лицо не было призрачно бледно, а показалось мне слегка раскрасневшимся. Он улыбался, но губы его были сомкнуты и напряжены, словно бы он пытался спрятать свою улыбку. Очевидно, что-то или кто-то сильно рассмешил его еще до моего появления, и теперь он усилено пытался сдержать смех, правда, это как-то не слишком хорошо у него выходило.

Когда мы столкнулись он, видимо, забыв на мгновение свои попытки сдерживать веселье, широко улыбнулся, потом кивнул мне и, как мне показалось, даже подмигнул, а затем, так ничего и не сказав, отправился по своим делам. Он скрылся там, где находился вход в катакомбы, а я осталась стоять на месте, осознавая, что я видела того самого призрака, но он почему-то не утащил меня ни в какие свои миры.

На следующий день неизвестный был замечен в замковой харчевне. Это произошло в первой половине дня, когда нимфа Аранид решила спуститься туда, чтобы испить чашечку цветочного чая. Когда она вошла в освещенный лампадами зал харчевни, там было тихо и безлюдно. Из-за отсутствия посетителей в этот скучный утренний час у прилавка стояли обе поварихи – милые, суетливые женщины из рода Капп. Вообще-то представители рода Kaппa когда-то считались демонами воды, которые жили в реках или озерах и время от времени забавы ради пожирали непослушных детей других рас. Но это все предрассудки, и никто из современных обитателей Атлантиды никогда своими глазами не видел, чтобы эти милые создания, имеющие тело черепахи, конечности лягушки и небольшую головку с клювом, могли кого-нибудь совершенно беспричинно «пожрать». Хотя склонность и талант в кулинарии у этих существ были выдающимися. Можно было сказать даже, что кулинарное искусство являлось их суперсилой. Удивительной особенностью этих существ было то, что в верхней части их головы имелась особая полость с водой. Считается, что голову каппы всегда следует увлажнять, иначе они могут потерять свой особенный кулинарный дар.

В момент появления в харчевне нимфы обе каппы, облокотившись на прилавок, бесстрашно беседовали с таинственным незнакомцем. Никакого намека на то, что они планируют его «пожрать», Аранид не заметила.  К тому же в свете лампад незнакомец не выглядел таким устрашающим, каким его описывали другие случайные свидетели. Впрочем, его необычный вид и странное, немного хищное выражение лица, заставили нимфу неуверенно остановиться у входа. Он же, заметив появление лишнего свидетеля, повернулся к нимфе, вежливо поздоровался, а затем, быстро завершив начатый ранее разговор с Каппами, торопливым шагом покинул харчевню.

- Кто это? – спросила нимфа у поварих, когда незнакомец скрылся.

Каппы переглянулись и как-то излишне поспешно пожали плечами.

- Ну, Гхор, когда впускал его, сказал, что это личный повар сэра Мирака, - сказала одна из капп, та, что была пониже ростом.

Другая каппа в это время наливала для нимфы чай в маленькую фарфоровую кружечку с голубоватым узором. Аранид призадумалась над словами каппы. Особенно сильная нимфовая интуиция говорила ей, что в этой легенде что-то не так. Она отпила глоток предложенного ей чая, а потом сказала:

- Он как-то не похож на повара… Вы видели его одежду? Больно изысканно для обычного повара… А трость? Не помню, чтобы повара когда-нибудь ходили с тростью…

- Он точно повар, - сказала вторая каппа, которая была повыше ростом. – Он нас про рецепты сейчас расспрашивал.

- Странно все это, - пробормотала нимфа, допивая чай и собираясь вернуться обратно в масонскую ложу.

В этот день и в масонской ложе было не спокойно. Темный эльф Мискам был напряжен, а значит, и все, кто находился рядом с ним, ощущали на себе гнетущее состояние его утомленной души. Ни шуток, ни саркастических замечаний не было сегодня слышно в нашей ложе, да и сам Мискам словно весь посерел, погрустнел и даже как будто бы схуднул на пару килограммов. Впрочем, а как еще может выглядеть тот, кому было назначено срочным порядком обучиться противодействию легализации отмывания доходов, полученных преступным путем. Даже само название этой дисциплины не вызывало ни у кого положительных ассоциаций, что уж говорить о ее содержании. Поэтому Мискам был не в духе. Он почти не разговаривал, уткнувшись в бессчётное количество обучающих свитков, в беспорядке разбросанных на его столе, и иногда лишь только выражал неудовольствие по поводу высокого уровня шума, создаваемого громкоголосыми дамами, обитавшими в масонской ложе.

- Кажется, у нас здесь развелось слишком уж много женщин, - пробурчал он в бессчётный раз за это утро.

Уставший от ворчания темного эльфа наг сэр Румит тяжело, словно выражая всю горечь, скопившуюся за дни обучения в душе Мискама, вздохнул и сказал:

- Может быть, ты пойдешь учиться в кабинет сэра Мирака?

Мискам удивленно приподнял голову, отрывая наконец взгляд от своих свитков.

- Его все равно сегодня нет в замке, - пояснил сэр Румит. – Там тебе никто мешать не будет.

Мискам задумался на минуту, а затем, как-то недружелюбно вздохнув, собрал необходимые ему для обучения свитки, и вышел, намереваясь комфортно расположиться в пустующем сегодня кабинете сэра Мирака. Но не прошло и двух минут, как темный эльф вернулся обратно, снова с шумом, выражающим его немалое недовольство, раскинул свитки на своем столе и со вздохом смешанного напряжения и раздражения опустился на свое место.

- Ты чего вернулся? – недоуменно спросил сэр Румит, с тревогой поглядывая на сидящего рядом темного эльфа.

- Там занято, - проворчал Мискам и добавил: - Там какой-то проверяющий.

- Проверяющий? – переспросил сэр Румит, так как само по себе слово «проверяющий» вызывало у него невольный трепет, а сочетание в одной личности этого слова и того, что о нем никто ничего не знает, придавала всей ситуации легкий привкус паники.

- Мне так Мира сказала, - ответил Мискам. – Хотя она сама вроде бы не уверена в том, кто он. То ли проверяющий, то ли чей-то помощник, то ли директор чуть ли не почти всего сущего, то ли, вообще, сам человек-призрак…

- Любопытно, - пробормотал сэр Румит, но проверять то, кем же на самом деле являлся этот неизвестный «проверяющий», не пошел.

А в масонской ложе продолжала царить атмосфера тихого напряжения, которое не могли не замечать чувствительные к перепадам «космической атмосферы» девы. Нимфы Аранид и Айлин заметно грустили: несколько раз они пытались завести между собой беседу на какую-нибудь эзотерическую тему, но ни одна из них не оказалась притягательной для нимф сегодня. Что касается меня, то я попыталась отвлечься, сконцентрировавшись на работе. К тому же, у меня имелся стопроцентный способ приведения себя в благоприятное расположение духа. Для этого мне обычно было достаточно набрать на переговорнике заветный номерок и через секунду услышать знакомый бархатистый баритон. Его звали Салмелдир, что в переводе означало «соратник ветра». И он же носил данное эльфом Берионом прозвище «Лукумчик». Если бы меня попросили рассказать что-нибудь о Салмелдире, то я вряд ли бы смогла озвучить многое. Я знала только то, что он - один из ближайших помощников сэра Мирака из полиса Авксом. Я никогда его не видела, и общение наше состояло только из частых бесед по переговорнику. Но мне лично не надо было знать про него многое. Его низкого драматического баритона и слегка флиртующей манеры разговора вполне хватило мне, чтобы нарисовать для себя образ идеальнейшего из мужчин. Поэтому лично для меня Салмелдир был высоким, статным мужчиной, обладающим копной густых, спадающих почти до плеч черных волос и глубоким, проникающим в самую душу взглядом. Голос Салмелдира всегда вводил меня в благодушное настроение, и поэтому сегодня, спасаясь от переизбытка негативных напряжений в масонской ложе, я позвонила ему, тем более, что он куда-то запропастился и уже несколько дней не выходил со мной на связь, что не могло меня, конечно же, не беспокоить, так как обещанные им сроки завершения кое-каких работ уже успели пройти.

- Здравствуйте, Арабель, - тепло разлилось внутри моей души, когда услышала знакомую бархатистость голоса.

- Здравствуйте, Салмелдир. Куда-то вы совсем пропали…

- Пропал, - усмехнулся бархатистый голос. – Но я винюсь и каюсь! Честное слово! Вы мне верите?

- Даже не знаю, верить ли, - скептически сказала я. – У меня к вам целая гора вопросов…

- Это же замечательно, - воскликнул Салмелдир. – Я на них всех вам с удовольствием отвечу, но чуточку позже. Вы не поверите, но я сегодня в Трокшабе, и буду у вас в замке. И конечно же, совершенно непременно, навещу сегодня вас лично. Вы подскажете, как мне вас отыскать?

Теряясь в омуте неопознанных мною чувств, я объяснила Салмелдиру, как меня найти, в случае если он действительно прибудет в наш замок. Появление его здесь казалось мне невероятным и одновременно пугающим. Ну, а кто не боится впервые встретится со своим идеалом?

Тем временем, по замку, залетая в самые отдаленные его уголки, пронесся стон тысячи женских душ. От этого звука, больше похожего на безудержный плач, у меня побежали по спине мурашки, столь драматичен и безутешен он был. Я уже было решила, что кого-то вновь поглотила неизвестность, или же человек-призрак снова решил запугать кого-нибудь, но выяснилось, что причиной столь скорбящих стонов была лишь прошедшая весть о том, что любимец женской половины замка, сатир Берион, отправляется в ежегодное путешествие на теплые воды, покидая на несколько недель всех, кто остается в Трокшабе.

Ближе к вечеру в масонскую ложу вошел посетитель. Со своего места внутри небольшой ниши я совершенно не видела того, кто вошел, но услышала его голос.

- Могу я увидеть Арабель? – проговорил знакомый бархатистый баритон.

- Айлин? – несколько встревоженно переспросила у вошедшего леди Сакран, находящаяся ближе всех ко входу.

- Нет-нет, Арабель, - поправил ее незнакомец.

- Ааааа,- протянула леди Сакран. – Арабель...

Она, видимо, намеревалась уже представить нас, но к этому времени, узнав давно ожидаемый голос, я вышла из ниши навстречу мужчине своей мечты. Если бы меня попросили выразить словами всю ту бурю эмоций, что произошла во мне в тот миг, когда я наконец увидела Салмелдира, то я бы, наверное, не смогла сказать ничего внятного. Я ожидала узреть разбивающего вдребезги сердца красавца, но вместо этого увидела перед собою того странного человека-призрака, который уже долгое время повергал умы многих обитателей замка в смущенное недоумение. Разве могло мое интуитивное видение настолько ошибаться во внешности собеседника? Где высокий рост? Где особенная статность? Где, в конце концов, копна черных волос? Только взгляд его хоть немного соответствовал моему представлению. Он был достаточно глубоким, мудрым, живым и немного хищным, правда совершенно не томным, что, возможно, объяснялось легкой, едва заметной формой косоглазия.

Салмелдир тоже разглядывал меня весьма изумленно. Очевидно, его представление о моей внешности тоже немало разнилось с оригиналом.

- Арабель, - наконец констатировал он после секундного изумления.

Этот голос и эта внешность… Мой мозг испытал немалые усилия, пытаясь совместить их, но картинка и звук никак не захотели сопоставляться. Тем временем, вполне справившись с первым изумлением, Салмелдир заговорил о том, что мой уголок ему кажется невероятно уютным. Стараясь не смотреть на него, а больше прислушиваться к голосу, я пригласила его присесть рядом со мной. Впрочем, пока мы обсуждали успевшие накопиться у нас вопросы друг к другу, я тоже почти что смирилась с его столь невероятно отличающейся от моих ожиданий внешностью. Меня радовало одно – странного незнакомца, появляющегося временами в нашем замке, можно было не бояться. Ну, по крайней мере, мне.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
И червяк имеет врагов!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх