seprator

Глава 28. Призрак старого кентавра, или кто стоит за таинственными исчезновениями обитателей замка

seprator
Глава 28. Призрак старого кентавра, или кто стоит за таинственными исчезновениями обитателей замка

Таинственные исчезновения обитателей замка все продолжались, и я, опасаясь за свою жизнь и существование окружавших меня личностей, начала все-таки в тайне проводить свое расследование. Не имея особого опыта в этом деле, я решила начать свое следствие с составления списка потенциальных на мой взгляд подозреваемых. Не могу сказать, что это финальная его версия, ведь с каждым днем я узнаю все новые и новые черты многих обитателей замка, но все же я решила, что пора представить этот список на суд, так как, возможно, если в скором времени что-нибудь случится и со мной, круг подозреваемых в моем исчезновении благодаря этому списку можно будет заметно сократить.

Итак, приступим.

Вообще, большинство обитателей замка винят во всех исчезновениях таинственного призрака древнего хозяина замка – старого кентавра. Бытует легенда, что сей призрак появляется в коридорах замка каждое полнолуние и требует от любого, кто попадется ему на пути, ренту за использование своего замка в коммерческих целях. Кто знает, какую именно плату он просит за использование тех стен, что когда-то считались его домом? Вполне возможно, что цена его весьма кровава, но меня лично смущает один момент. Легенда гласит, что призрак старого кентавра появляется в ночное время. Да и охранник Гхор подтверждает то, что временами по целым ночам может не стихать цокот копыт по каменным полам оранжереи. Но вот в чем проблема… Ночью-то никого в замке нет. Кроме, разве что, того же охранника, но пухловатые огры, видимо, никоим образом не привлекали старого кентавра.

Что касается самого охранника Гхора, то лично я бы включила его в список подозреваемых, так как на мой взгляд очень сложно, находясь безотрывно сутками на своем рабочем месте, которое не имеет возможности дать ему хотя бы минуточку уединения, не обозлиться на всех, кто есть в замке, и на весь мир вообще. Лично я бы точно так работать не смогла и уже через неделю поубивала бы всех, кто по несколько раз за день проходил бы туда-сюда мимо меня. Конечно, добродушного огра Гхора мало кто мог бы заподозрить в таинственных исчезновениях. Он производит впечатление всегда уставшего, заметно сонного и безгранично ленивого создания. Да и бескрайний жирок на его животе дает ему небольшое алиби, так как даже с моей манией преследования сложно себе представить, что он смог бы провернуть бесшумно операцию по таинственному исчезновению чего-нибудь, кроме, разве что, еды из кухни. Правда, наличие в его коморке завещанных оружием стен, говорило немного о другом… Но опять же, никто и никогда не видел, чтобы огр Гхор использовал в своей деятельности хоть какое-нибудь оружие, кроме зубочистки, которая, впрочем, была такого большого размера, что лично меня ею можно было бы проткнуть насквозь.

А еще в коморке огра Гхора размещалась всем известная своей лютой ненавистью ко всему живому птица Сирин. Лично я бы ни на секунду не засомневалась, что именно она стоит за таинственными исчезновениями, если бы птица сия не находилась постоянно в клетке под присмотром Гхора. Разве что, он выпускает ее временами, или, может быть, она каким-нибудь образом зомбирует своего охранника и его руками творит многочисленные таинственные бесчинства. Кто знает, на что она способна? Вот я бы ни в коем случае не захотела находиться с ней рядом даже в течение часа, а уж полный рабочий день и подавно.

Следующим подозреваемым в моем списке является сэр Мирак. Несмотря на то, что он фактически в замке, да и в Трокшабе вообще, появляется не особенно часто, я не могу не включить его сюда, так как любой обитатель замка, если у него спросить (при этом, конечно, сэра Мирака рядом не должно быть), подтвердит, что от этого дракона можно ожидать чего угодно. Ход его мыслей не всегда сразу можно осознать, но, если бы в исчезновении обитателей замка он видел какую-нибудь приличную его сану выгоду, я не думаю, что он постеснялся бы ее реализовать. А особая таинственность всех случавшихся исчезновений вполне, как мне кажется, соответствовала неоднозначности внутренней природы сэра Мирака. Одна только его способность к бесшумной ходьбе указывала на возможность его причастности к этим исчезновениям. Его всегда неожиданное появление в замке сопровождалось необъяснимым напряжённым вниманием всех присутствующих, словно каждый из них ожидал какого-нибудь подвоха с его стороны. И еще одним не маловажным фактором включения сэра Мирака в этот список стало то, что графологический анализ таинственных записок, обнаруженных недавно на всех дверях замка, показал, что они были написаны рукой сэра Мирака. А это, знаете ли, не может не показаться странным…

Есть у нас в замке и еще одна необычная личность – это низенький щупленький гном, которого зовут Пикан. Честно говоря, гном Пикан создает впечатление самого милого создания в замке. Он всегда широко и как-то очень душевно улыбается, при этом, его нос необычно, но весьма добродушно морщится. Его можно попросить, о чем угодно, и он всегда придет на помощь со всем возможным в той или иной ситуации стремлением. Но, согласитесь, разве излишняя доброта — это не подозрительно? Он приходит в замок раньше всех, и каждое утро, когда я, едва шевеля сонными ногами, захожу в замковый двор, то обязательно встречаю его там. В такую несусветную рань он уже либо чистит снег, если тот вдруг выпал, либо подметает скопившуюся за день пыль или листву, либо просто с самым внимательным видом ковыряется в каких-нибудь завалах чего-то неопределенного, но, очевидно, крайне когда-то необходимого, и поэтому помещенного в разных углах замкового двора. Лично мне кажется, что работать в такой час и с таким энтузиазмом - это уже попахивает легким психопатством. К тому же, после, закончив со своими таинственными каждодневными дворовыми делами, гном Пикан делает обход замка. Неторопливо и как будто слегка вальяжно он заходит в каждое помещение замка, оглядывает все вокруг, также, как и всегда, широко улыбаясь, здоровается со всеми, кого сумел как-то пропустить во дворе, а затем уходит. В чем причина его ежедневных необъяснимых визитов остается для меня загадкой. Не высматривает ли он новую потенциальную жертву для себя? Ко всему прочему, гном Пикан имеет свободный доступ к самым неизведанным частям замковых катакомб, а также обладает огромным набором самых непонятных и устрашающих лично меня инструментов. Зная все это, я не могла не включить его в перечень подозреваемых лиц замка.

Кому-то может показаться очень странным то, почему я включила в список подозреваемых лиц нимфу Айлин. Глядя на нее, никто и никогда не подумает, что эта прекрасная, утонченная особа способна сотворить что-то опасное для кого-либо. Да и вообще трудно поверить в то, что хоть одна нимфа может причинить вред кому-нибудь, хотя б букашечке. Нимфа Айлин на вид всегда казалась типичной представительницей своей расы. Она была восторжена, активна, любознательна и увлекаема новыми веяниями, но в то же время в работе Айлин была крайне собрана, серьезна и даже сдержана, что вообще-то крайне не соответствует образу жизни нимф. Если бы кто-нибудь когда-нибудь внимательно вгляделся в глаза этой нимфы, то он смог бы обнаружить, что внутри Айлин еще меньше соответствует используемому в обиходе образу ветреной нимфы. Взгляд ее был глубокий, задумчивый и как будто оценивающий, от чего создавалось ощущение, что она частью своего сознания всегда находилась в некоем другом мире и, разговаривая с кем-нибудь, в своей голове проводила анализ и оценку того, насколько собеседник соответствовал тому «неизведанному никем в замке другому миру Айлин». Иногда, когда я замечаю этот ее взгляд, мне кажется, что на самом деле Айлин куда старше, чем мы все думаем. По нимфам ведь вообще не определить их возраст - они прекрасны всегда. Что касается Айлин, то временами мне кажется, что ее внутренний возраст насчитывает не одно тысячелетие. Эта нимфа хранит очень много тайн. Некоторые из них, словно айсберги, иногда показывают свою макушку, но стоит задать нимфе какой-нибудь вопрос хоть немного касающийся той или иной ее тайны, в ответ вы получите лишь загадочную улыбку и ответный полувопрос, который отвлечет ваше сознание на какую-нибудь кардинально противоположную тему. А еще по замку недавно ходил слушок об увлечении нимфы Айлин темной магией. Это всего лишь слух, и никто, конечно же, не смог бы рассказать об этом наверняка, но… Но если представить на секунду, что это так, то откуда нам знать, какие кровавые жертвы может требовать тот Бог, магии которого, возможно, служит сия нимфа?

Мои подозрения относительно сатира Бериона никогда не были безосновательными. Не в том смысле, что я абсолютно уверена в его причастности ко всем исчезновениям, но я вижу в нем необъяснимое несоответствие внешнего и внутреннего, так как за видимой его говорливостью и открытостью ко всем и вся скрывается нечто диагонально иное. На первый взгляд он производит впечатление легкого в общении создания с немаленькой толикой сумасшедшенки, присущей, впрочем, всем сатирам. При наблюдении за ним создается впечатление, что он способен одинаково свободно говорить со всеми и обо всем. Но если бы очередной его собеседник вдруг решил проанализировать все, что когда-либо было сказано сатиром Берионом, то вдруг обнаружилось бы, что он никогда ничего не говорит о себе лично. Он может долго с трогательным отцовским трепетом рассказывать о своих милых дочурках-полунимфиках, или же с не меньшим трепетным придыханием говорить о своей красавице супруге-нимфе. Он может часами описывать увиденные им где-то природные красоты или длительно беседовать о каких-нибудь новых технических открытиях Атлантиды, но никогда вы не услышите от него то, что волнует именно лично его самого. Об этом можно лишь отчасти догадываться по изменившемуся вдруг взгляду или случайно вырвавшейся фразе, которую, впрочем, маловнимательный слушатель скорее всего сочтет ничего не значащей. Я часто задумывалась над тем, кто же такой на самом деле сатир Берион. Могу сказать, что однажды мне удалось оказаться на самом краю знания ответа на этот вопрос. Это была неожиданная случайность и если попробовать описать мои ощущения в тот момент, то выйдет примерно такая картина:

«Представьте, что вы идете по ровному широкому лугу. Вы видите где-то вдалеке впереди себя некую определенную цель. Вы смотрите на нее и уверенно двигаетесь к ней, но вдруг совершенно неожиданно прямо перед вами разверзается земля, и вы видите перед собой бездну. Вы стоите на ее краю и боитесь пошелохнуться, очень, очень осторожно поднимаете голову, чтобы снова увидеть ту цель, к которой двигались раньше, но ее больше нет, как не было и до этого, ведь она всегда была всего лишь иллюзией. Теперь только всепоглощающая бездна лежит перед вами, и вы не знаете, что делать. Вы испуганы, и у вас кружится голова. Вам хочется сесть, но страшно пошевелиться.» Вы не знаете, что скрывает в себе эта бездна, как я не знаю, что таит в себе внутренний мир сатира Бериона. Я не знаю смог бы хоть кто-нибудь в замке ответить на вопрос, кем же на самом деле являлся сатир Берион… Разве что орк Берион, возможно, сумел бы сказать что-нибудь определенное по этому поводу, не даром они уже много лет сосуществуют в тесном симбиозе в маленькой комнатке, спрятанной за картиной с конем.

Что касается самого орка Бериона, то и он не смог избежать попадания в список моих подозреваемых. Вообще, по замку ходил легкий слушок о том, что, возможно, именно он и стоит за внезапными пропаданиями обитателей замка. Но я думаю, что причиной появления этих домыслов была не какая-то конкретная информация, а знание всех и каждого в замке о бурном эмоциональном нраве рассматриваемого нами индивида. Тот, кто видел сего орка в гневе, вряд ли смог бы усомниться в том, что он может стоять за исчезновениями живых существ. Помнится, как-то мне довелось стать случайным свидетелем подобного явления. Как сейчас помню: то было время обеда, и почти все обитатели масонской ложи спустились в замковую харчевню, дабы подкрепить свои силы. В ложе оставались только я и дракончик Реваз, когда, внося с собой атмосферу хаоса, туда ворвался орк Берион. Не глядя по сторонам, он направился сразу к Ревазу, который, впрочем, тоже встретил его без особой радости на лице. Уж не знаю, что не поделили между собой тогда эти двое, но мирная атмосфера масонской ложи пришла в движение. Все вокруг дрожало, звенело и колыхалось. Орк не особенно повышал голос, но бурная, рождающая хаос энергия, что шла от него во все стороны, за секунду заполнила все пространство масонской ложи. Испугалась ли я?  Мой восприимчивый к эмоциональным атмосферам мозг пришел в ужас! Я не знала, что делать. Бежать ли мне их разнимать, обнимать, успокаивать, или, наоборот, бежать прочь из масонской ложи? А если успокаивать, то кого из них? Того, кто своей взрывной энергетикой готовится разнести все, что окажется на близком расстоянии? Или другого, который возможно скоро получит, если уже не получил сердечный приступ от контакта с неизведанной энергией? В общем, я тогда избрала самый оптимальный для себя вариант – я спряталась под столом, надеясь, что орк не заметит моего присутствия, и я тоже не получу порцию всепоглощающего хаоса за какой-нибудь из своих косяков. Но знаете, что? Вспоминая сейчас этот случай, я все больше убеждаюсь в том, что как раз орк Берион не мог стоять за таинственными исчезновениями обитателей замка. Я думаю, что, если бы он захотел избавится от кого-то, кто по греху своему впал в его немилость, он бы не стал тратить время на создание излишней таинственности, а просто открыто испепелил бы своей бешеной энергией невзлюбленную им сущность, и, я думаю, немало бы насладился самим процессом.

А вообще я не верю в то, что орк Берион может стоять за таинственными исчезновениями обитателей замка еще и потому, что ему этим абсолютно некогда заниматься. В течение уже нескольких лет он посвятил свое время и все свои силы сложнейшему искусству выращивания особой сортовой пыли. Ничего удивительного! Выращивание пыли – это очень важный для экологии процесс, так как именно частицы пыли в атмосфере структурируют вокруг себя влагу, образуя облака. Без пыли, не будет туч и облаков, а значит, не будет и дождя, а если не будет дождя, то мы все погибнем в безводной раскаленной пустыне. В Атлантиде даже существует целое культурное общество, которое в целях спасения нашей планеты от гибели занимается выращиванием пыли; оно носит название Абутураб, что в переводе на стандартный язык Атлантиды означает «Отцы пыли». И не думайте, что выращивать пыль так уж просто! Для этого нужно создавать в помещении определенное освещение и температуру, строго ограничивать потоки воздуха. Иногда даже лишний раз пошевелиться нельзя, иначе можно нечаянно повредить едва сформированную структуру кристаллика пыли. И тогда все! Можно уничтожать все образцы и начинать работать заново. В общем, искусство Абутураб требует к себе особого внимания, а посему времени на организацию сложнозамороченных операций по исчезновению кого-либо у последователей сей культуры обычно нет. И вообще, по-моему, глупо опасаться тех, у кого творится хаос на столе. Я куда больше страшусь тех, у кого, напротив, рабочее место строго структурировано, и все всегда лежит на своих местах. Вот такие существа действительно опасны для общества.

Кстати говоря, о них… Я бы хотела поговорить об одном часто посещающем наш замок вампире, что носит прозвище Лирик. Он тоже являет собой весьма неоднозначную личность. Вампир сей появляется у нас в замке каждый день (обратите внимание, ДЕНЬ, это уже наводит на подозрения), а иногда он приходит и по несколько раз за один день, несмотря на то, что на самом деле ему в этом нет никакой необходимости. Вообще-то он даже не работает в нашем замке, а управляет центром сбора и «исследований» крови, который расположен совсем рядом с нашим замком. Приходит вампир Лирик ежедневно к сэру Румиту, ссылаясь на то, что якобы пора обедать. Но боже ж мой! Кто-нибудь когда-нибудь видел, чтобы вампиры вот так свободно в дневной период ели что-нибудь, что обычный житель Атлантиды может принять за еду? Лично мне это кажется крайне подозрительным! Куда уходят каждый обеденный перерыв наг сэр Румит и вампир Лирик, я не знаю, и мне не очень хочется об этом узнавать, но оба они возвращаются оттуда с весьма довольными лицами. Сэр Румит, кстати говоря, появляется в масонской ложе намного позже всех остальных и задерживается в замке вечерами почти до самой ночи. А что, если он на самом деле приходит в замок очень-очень рано (может быть даже раньше, чем Анибла, но это кажется мне невозможным), а затем наг поджидает прихода выбранной им заранее жертвы, захватывает ее и прячет где-нибудь в замковых катакомбах, чтобы потом в обед продать ее Лирику. Ну ведь не просто же так вампир каждый день приходит в замок со словами: «Сэр Румит, не пора ли нам по обедать?». Лично мне кажется этот сюжет вполне правдоподобным.

На самом деле, я и понятия не имею о том, кто в действительности мог бы стоять за всеми необъяснимыми исчезновениями обитателей замка. Все, что было перечислено выше, является всего лишь плодом моей разыгравшейся фантазии. Но… Что если кое-что из этого все-таки окажется правдой?

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Знай свою цель и стремись к ней!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх