seprator

Глава 31. Женам Дедульников следует держаться вместе

seprator
Глава 31. Женам Дедульников следует держаться вместе

Утро выходного дня! Что может быть прекрасней?! Что может восхитительнее, изумительнее, чудеснее, чем лежать под мягким одеялом в обнимку дорогим сердцу человеком, когда ласковые лучики утреннего солнца, пробиваясь сквозь шторы, пробуждают тебя ото сна?

В это утро я проснулась на редкость поздно. Солнце уже давно встало, и в комнате было непривычно светло. Растолкав Эрранта – ибо нечего спать, когда я проснулась – я, все еще не вылезая из-под одеяла, подползла поближе к нему.

- Вкусняшки и какой-нибудь фильм? – в полудреме предложил Эррант, сонно приоткрывая один глаз.

По лицу его и голосу было очевидно, что реализовывать свое предложение он намерен только после истечения пары десятков последовательных пятиминуток. Я кивнула и прижалась к нему сильнее, раздумывая над тем, чтобы подремать и самой еще с полчасика, но мои размышления были прерваны раздражающим сонные нервы звонком переговорника.

- Кто это в такую рань тебе звонит? – проворчал Эррант и подоткнул подушку, чтобы лечь поудобнее.

Я же повернулась к переговорнику. Как не хотелось мне проигнорировать звонок, звук его был столь раздражающим, что волей не волей мне пришлось на него откликнуться.

- Это Вета, - сказала я, прочитав на экранчике переговорника имя звонившего. – Надо брать.

Эррант обреченно вздохнул и перевернулся на другой бок.

- При-и-ивет! – раздался задорный голос моей подруги, едва я приняла вызов.

- Приветик! – я вновь откинулась на подушки, наслаждаясь уютом постельного покоя.

- А что вы де-е-елаете? – все также жизнерадосно поинтересовалась Вета.

- Да так, - ответила я. – Валяемся еще.

В переговорнике послышался смех, а потом Вета, придав своему голосу некое таинственное лукавство, сказала:

- А хочешь, я сейчас сделаю так, что вы оба очень быстро встанете?

- Ну попробуй, - ответила я, с сомнением посматривая на Эрранта, который, лениво развалившись, уже подумывал снова задрыхнуть.

Вета в очередной раз заливисто засмеялась и возвестила:

- Мы у вас за дверью стоим. Открывайте!

Что ж, подобное заявление действительно вытащило нас с Эррантом из постели очень быстро. Наскоро одевшись, со взлохмаченными волосами и неумытыми лицами мы встретили друзей, кои так любят навещать нас самым внезапным образом. Войдя в дом и еще не успев снять верхнюю одежду, Вета объявила:

- Арабель, я решила, что буду худеть, - тут она сделала небольшую паузу, а затем со смехом добавила: - Я, правда, еще не до конца решилась, но уже решила, что прям надо.

Я улыбнулась. Если бы меня попросили как-нибудь охарактеризовать Вету, то я бы сказала, что она являла собой самый очаровательный комочек, созданный из вселенской милоты и детской непосредственности. Комочек сей был в форме циклопа, хотя правильнее будет сказать, молодой циклопушки, которая почти постоянно раздумывала над вопросом похудания. Тут надо отметить, что главным словом в этом предложении является слово «раздумывала» во всех его противоречивых смыслах. Вета, как и я, являлась немалозначимым членом партии книжных наркоманов и начинающим последователем культа величайшего из великих Бога Сладостей и Вкуснях. Собственно, на этой почве мы с ней и сошлись около года назад, когда наши мужчины решились-таки нас познакомить.

Вета, конечно же, прибыла к нам в гости не одна. Вслед за ней, ворча на то, что циклопушка остановилась прямо в дверях, в дом вошел ее супруг Яниш. Он был горным троллем. Высоким, плечистым, но пухленьким и привыкшим к городской жизни горным троллем.

- А где Мормо-о-он? – поинтересовался Яниш, как только снял свой сделанный из кожи диких животных тулупчик.

Грозная внешность этого горного тролля значительно контрастировала с внутренним миром, возможно, самого ярого в Атлантиде защитника прав домашних бармаглотиков. У нас же, как назло, бармаглотиков было целых два – Их светлость герцог Мормон Блохастый и Котегодрический Зловерующий Джокер Грязнохвост. Яниш очень любил бармаглотиков, хотя по какой-то понятной, наверное, только для него причине у себя дома их не держал. Казалось, и бармаглотики как-то понимали или ощущали то, что в гости пришел никто иной, как их правозащитник, и поэтому они, едва заслышав голос Яниша, поднимали свои ленивые тушки с диванов и спешили к дверям встречать гостя.

Разувшись, Яниш сразу взял на руки и принялся ласкать своего любимого бармаглотика – Мормона. Вернее, не так. Правильнее, Мормо-о-она. В мире существует много нераскрытых загадок истории, таких как существование Летучего Голландца или строительство пирамид. Я уверена, что и необъяснимая привязанность Яниша к Мормо-о-ону входит в число самых таинственных исторических фактов.

- У ти какой ласковый, - нежно, словно ребенку, проговорил тролль, обращаясь к Мормону, а затем добавил уже строго, обращаясь ко мне и Эрранту: - Вы что его совсем не гладите?

Тут надо бы (чтобы не дай бог и другие правозащитники бармаглотиков не взбунтовали) уточнить, что Их светлость герцог Мормон Блохастый проживает у нас в любви и ласке, его тискают и гладят ровно столько времени в сутки, сколько это положено для здоровья бармаглотиков, а его необычная избыточная ласковость объясняется совершенно другим. Все дело в том, что этот бармаглотик до попадания в область моего внимания был бездомным. Он вырос на улице и до знакомства со мной вообще не имел представления о том, что к нему может кто-либо прикоснуться, и ему после этого не будет больно. Узнав и осознав же это, Мормон превратился в недолюбленное в детстве существо, которое во взрослом возрасте требует неограниченных, практически бесконечных ласк. Впрочем, сколько бы мы это не пытались донести Янишу, он все равно оставался при своем мнении, которое заключалось в том, что мы слишком мало внимания уделяем своим бармаглотикам.

Вообще, наличие ничем непоколебимого собственного мнения было характерно для Яниша. И это не удивительно, ведь он был членом общества, которое носило громкое название «Дедульники». Мой муж, Эррант, кстати говоря, тоже состоял в этом обществе. Именно там эти двое и познакомились, а потом уже познакомили и нас с Ветой.

Философия Дедульников, может быть, покажется странной для умов Большого Мира, но в Атлантиде это одно из самых популярных направлений саморазвития среди мужчин. По мнению последователей сего учения, в мире существует некий утопический идеал мудреца, которого уважительно именуют «Дед». Те, кто придерживаются этой философии, стремятся своим сознанием приблизится к мудрости сего Деда. Грубо говоря, все члены общества Дедульников мечтают стать Дедами. Чтобы достигнуть нужной им степени просветления, они читают соответствующую литературу, выполняют практики и вообще строят всю свою жизнь так, чтобы поскорее стать самыми настоящими дедами. Тут надо отметить, что в общество Дедульников принимают далеко не всех мужчин, а только тех, кто еще не достиг сорока лет. То есть тех, кто еще достаточно молод и имеет много сил и энергии для постижения «дедульничьей истины».

Кстати, последнее время ходят слухи о том, что философия Дедульников уже теми или иными путями начала проникать и в Большой Мир. Поэтому женщинам и за приделами Атлантиды стоит теперь проявлять осмотрительность и внимательность. Если ваш мужчина вдруг стал много ворчать и выражать свое недовольство, если он стал рассказывать одни и те же истории бесчисленное количество раз, получать необъяснимое наслаждение от написания жалоб и заявлений, а также проявлять ненужную дотошность в маловажных вещах, в то время как про важные вещи он благополучно вспоминать не намерен, можно с большой уверенностью сказать, что сей индивид уже встал на путь постижения «дедульничьей истины».

Как правило, чтобы поделиться друг с другом своими достижениями, члены общества Дедульников устраивают ежемесячные собрания в специально оборудованных для этого местах, больше похожих по своей атмосфере на дома престарелых. Но сегодня, пока мы с Ветой готовили вкусняшки и накрывали на стол, наши Дедульники решили провести свое маленькое внеплановое собрание у нас дома.

- Я вчера жалобу на энергетиков писал, - усаживаясь на диван, сообщил Эрранту Яниш. При этом, он выпустил из рук Мормона, и тот поспешил на кухню, дабы проверить не упало ли что-нибудь во время готовки со стола. – Хочу, чтобы дерево у меня срубили возле родительского дома. Тебе, кстати, тоже надо на них написать. У тебя тут дерево проводов касается. Пускай приезжают и убирают его.

- Точно, - обрадовался Эррант. – Надо будет написать сегодня. Я, кстати, тут опять жалобы в администрацию Трокшаба и экологическое правление написал. Видел, как они возле моего дома прибрались?

- Видел, - удовлетворенно сказал Яниш. – А меня вчера в магазине обмануть хотели. Вместо одного, два йогурта посчитали. Но я-то чеки проверяю! Я им все высказал и добился, чтобы они исправили и правильный чек мне выдали. Еще и йогурт в подарок дали потом.

- Это правильно, - кивал в ответ Эррант. - Это правильно.

Тем временем, мы с Ветой уже накрыли на стол и позвали всех завтракать. Эррант пришел первым и, окинув кухню быстрым придирчивым взглядом, спросил:

- А куда делась моя баночка от мороженого?

- Я ее выкинула, - ответила я.

- Ну ка-а-ак? – самым искренним образом расстроился мой Дедульник. – Заче-ем? Она же была мне нужна-а.

- Ты даже ее не помыл, - скептически заметила я. – Ее место в мусорке.

- Я бы ее помыл! Потом. Попозже. Я же хотел в нее что-нибудь складывать. Она же такой хорошей была! Закрывалась!

- Тебе нечего в нее складывать, - не согласилась я.

- Я бы нашел, что сложить!

- То, что ты собирался туда сложить, тоже уже давно надо выкинуть. Тебе так не кажется?

- Нет! Оно мне все нужно!

Мы могли бы препираться по этому поводу еще целую вечность, но в этот момент в кухню вошел Яниш и сразу же громко выразил свое недовольство.

- Вы почему это бармаглотиков не кормите? – возмутился он.

- Они только что вылакали по целой миске молока! – раздраженно отрезала я, все еще сердито глядя на Эрранта.

- Если бы они вылакали по миске молока, - не согласился Яниш. - Они бы не просили есть. Но ты посмотри на них! Они же ходят возле мисок и кричат!

Для протокола надо заметить, что бармаглотики действительно были уже сытыми, но, завидев своего правозащитника, наишустрейшим образом вновь оказались возле чашек и всем своим видом принялись изображать страдание. Особенно хорошо это удавалось младшему черному бармаглотику по имени Джокер. Несмотря на свою природную жирность, он обладал уникальным талантом втягивать живот так, чтобы казаться совершенно худым и голодным. Ну и конечно же, Яниш поверил не мне, а бармаглотикам. Вообще, он всегда верил бармаглотикам. Пришлось налить бармаглотикам еще молока, но пили они его теперь без особого аппетита, так как в общем-то были уже давно сыты.

- Поилки у вас неправильные, - глядя на лениво лакающих молоко бармаглотиков, не унимался Яниш. – Бармоглотикам же не удобно пить! Поилки должны быть выше. Лучше уж в банку налить, чем так.

- Ты уймешься, нет? – перебила его возмущения Вета. – Садись за стол, или сам без еды останешься.

Внезапно бармаглотиковая поилка перестала интересовать Яниша, и он сел за стол рядом с Эррантом.

- А давайте куда-нибудь вместе поедем? – стараясь вернуть нашей встрече жизнерадостный настрой, предложила Вета. – В Авксом, может быть, или еще куда.

- Я за! – сказала я, так как давно уже хотела куда-нибудь отправиться.

- А ты что думаешь, Эррант? – спросила Вета у моего Дедульника, который с каким-то необъяснимым вниманием намазывал подсахаренную сметану на оладушек.

Вета подождала несколько секунд, но ответа от Эрранта не последовало.

- Эрраааант! – прикрикнула на него Вета.

В ответ на это Эррант откусил оладушек, с аппетитом прожевал его, а затем сообщил:

- Ммм! Вкусная еда!

Вета пораженно посмотрела на меня, но я лишь развела руками, давая ей понять, что это всего лишь очередная степень постижения дедульничества.

- Кстати, я тут решил заняться виноделием, - внезапно не в тему сообщил Эррант.

Это было неожиданно, так как лично мне он никаких умозаключений по этому поводу раньше не высказывал. Памятуя о стоявших когда-то у моего дедулечки стеклянных бутылях с неслишком благоухающим винищем, я не мало встревожилась и уже надеялась с поддержкой Веты как-то переубедить своего супруга, но в разговор вступил Яниш.

- А вы знаете, как получается вино? – спросил он, обращаясь ко мне и Вете.

Каждая мудрая жена начинающего Дедульника знает, что если в разговоре прозвучала фраза «а вы знаете…» или «а ты знаешь…», то настало время длительной, скучной и часто никому не нужной лекции. Но даже, если тема лекции уже известна слушателям и, более того, если они в ней разбираются даже больше, чем сам оратор, ни в коем случае не следует перебивать Дедульника. Это, в лучшем случае, нарушит его внутреннюю гармонию, а в худшем (и наиболее вероятном) он посвятит ближайшие два-три часа тому, чтобы доказать вам то, что ваши представления в этом вопросе неправильны, а правильны только те мысли и соображения, которые он вам сейчас преподносит и разжевывает. И я, и Вета были уже умудренные опытом жены Дедульников и поэтому, сделав вид, что тема нам невероятно интересна, выслушали краткий экскурс о том, как с точки зрения психомагических наук осуществляется процесс приготовления вина. Яниш вообще очень любил заниматься поучительством. Не знаю, как Вета с этим справляется. Мне же повезло чуть больше. Мой Эррант решил пока оставить в стороне практики «а ты знаешь!» и принялся сначала осваивать методики раздельного понимания и осознавания вещей. Впрочем, это тоже немало раздражающая практика. Она заключалась в том, что когда Эррант узнавал о каком-то новом явлении, то специально поверхностно понимал его, чтобы позволить своему мозгу самостоятельно доработать полученную информацию и отправить в дедульничье сознание осознание глубинной истины сего явления. Между стадиями понимания и осознания у Эрранта проходили не просто недели, но и целые месяцы. Чем дольше была продолжительность такого разрыва, тем более глубокую истину постигало дедульничье сознание.

После приема вкусняшек по традиции всех наших встреч с Ветой и Янишем наступало время игр. Не тех игр, которые могли бы быть зрелищными или захватывающими для зрителя. Это было время настольных игр. Обе наши семьи оказались заядлыми настольщиками, что так же немалым образом повлияло на зарождение нашей дружбы.

- Предлагаю сегодня освоить новую игру, - сказал Эррант, отодвигая от себя пустые тарелки и поглаживая насытившийся живот.

- Давайте, - согласился Яниш.

- Предлагаю играть в «Зверюх». – воодушевился Эррант.

- Ой, нет-нет! – воспротивилась Вета, которая не очень любила осваивать новые игры. – Не надо новую игру!

- Вета, не спорь, - сказал ей Яниш. – Будем в новую играть.

- Не хочу в новую, - циклопушка капризно надула губки. – А вдруг я глупая? Вдруг я ее не пойму? Или она мне не понравится?

- Вета, ты консерватор, - судя по тону, Яниш готовился к очередной лекции.

- Она легкая, - спасая себя и Вету от выслушивания очередных поучений, перебила его я. – Тебе понравится.

- Точно? – с сомнение посмотрела на меня циклопушка.

- Точно, - кивнула я.

Когда Вета смирилась, игра началась. Суть ее заключалась в создании и выращивании животных, обладающих совершенно различными свойствами. Некоторые из этих создаваемых животных были хищниками, некоторые травоядными. Были даже те, которое рождали новое животное сразу же после того, как сытно кушали. Целью игры было вырастить как можно больше мощных животных, обладающих многими свойствами. Игра была интересной, но нам с Ветой она понравилась бы куда больше, если бы некоторые Дедульники не съедали своими хищниками с таким трудом и трепетом выращенных нами животных. После первого раунда игры победу одержал Яниш, так как, во-первых, ему удалось вырастить самый разнообразный зоопарк, а во-вторых, он с помощью паразитов смог умертвить моего бесценного живородящего зверька.

- Хорошо сыграли, - сказал Яниш, удовлетворенно откидываясь на спинку стула. – Надо бы сейчас в коалициях сыграть.

- Мы против девочек? -  уточнил Эррант.

- Естественно, - усмехнулся Яниш.

У меня было смутное ощущение того, что добром эта затея не кончится, но так как спор с Дедульниками являлся самым гиблым делом на свете, нам пришлось согласиться и на эту авантюру. Не вижу смысла описывать подробности второго раунда игры. Скажу лишь только то, что мы с Ветой ощущали себя маленькими беспомощными детьми, на которых нападали дикие, жестокие и крайне расчетливые хищники.  К концу этой игры и я, и Вета были абсолютно уверены в том, что развод, в общем-то, это не очень уж такая и плохая вещь.

- Ты знаешь, - грустно сказала Вета, пока наши мужчины обменивались восторгами о пережитой только что разгромной победы. – Я раньше и представить себе не могла, что смогу когда-нибудь встретить мужчину, который будет бесить меня так же сильно, как и мой собственный муж.

Я не могла не согласиться с этим замечанием. У жен Дедульников была своя философия – философия борьбы с раздражением и стрессом, получаемым от постоянного контакта со слишком уж рано созревающими дедами.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Мечтай!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх