seprator

Глава 32. О том, стоит ли заниматься сетевым маркетингом

seprator
Глава 32. О том, стоит ли заниматься сетевым маркетингом

В этот день роана Анибла, как, впрочем, и всегда, пришла в замок раньше всех. Она сухо поздоровалась с Гхором, который ответил на ее приветствие таким же холодным кивком. И Гхор, и Анибла, каждый по-своему, но все же вместе, сегодня отчего-то были не в духе.

Зайдя в масонскую ложу, Анибла сразу же открыла дверь и окно, чтобы проветрить помещение. Ее сильно раздражал застоявшийся спертый воздух, который всегда был в этой комнате замка с утра. Как и любая роана, она любила прохладу и граничащую с морозом свежесть. Другие же обитатели масонской ложи не поддерживали ее в этом стремлении заморозить себя, и, как правило, ворчали на тему слишком часто открываемых окон. И именно поэтому Анибла могла вдоволь насладиться прохладой только лишь с утра, пока в масонскую ложу еще не прибыли остальные ее обитатели. Когда же в этот день они начали приходить, и без того нелучшее настроение роаны стало заметно ухудшаться.

- Ничего делать не хочу, - с негодованием возвестила Анибла нимфам Аранид и Айлин, которые прибыли в масонскую ложу почти следом за ней. – Домой хочу. Спать.

- Вы не выспались? – искренне изумилась Аранид.

Одной из самых неразрешимых загадок старого замка было то, как эта нимфа сохраняла позитивный настрой и энергичность даже в самые ранние утренние часы.

- Выспишься тут, - недовольно проворчала Анибла и устало опустила голову на сцепленные в замок руки.

Она посидела так несколько минут, в течение которых нимфы встревоженно наблюдали за ней. В своем всегда положительном взгляде на мир они редко ощущали себя в плохом настроении и, как не старались, не могли сейчас понять расстроенные чувства роаны.

- У вас что-то случилось? – наконец осторожно поинтересовалась Айлин.

Анибла подняла голову и посмотрела долгим, уставшим взглядом на нимфу.

- У моего сына появилась девочка, - сказала она после минутного молчания.

- Да вы что? – вместо того, чтобы проявить сострадание к горю Аниблы, Аранид обрадовалась и хлопнула в ладоши. – Красивая?

- Нет, - сухо отрезала Анибла.

- Что, прям, совсем некрасивая? – удивилась Айлин.

- Совсем, - с болью в голосе подтвердила роана. - Маленькая какая-то и попа у нее огромная. Ему даже отец сказал, что она страшненькая, а он все равно не хочет с ней расставаться. Говорит: «Зато на нее другие парни не смотрят»!

Нимфы, которые благодаря природной своей красоте никогда не сталкивались с подобными изречениями в свой адрес, дружно засмеялись. Им показалось забавным то, как искреннее переживала роана из-за странного выбора своего сына.

- То есть теперь вы переживаете из-за того, что он встречается с некрасивой девочкой? – уточнила Аранид.

- Конечно! – воскликнула роана, но, тут же поняв, что сказала это слишком громко, понизила голос. – Получается, я вырастила сына, у которого совершенно нет вкуса.

- Ну-у.., - протянула Айлин. – Может быть, он с ней не долго будет встречаться? Может, потом другую найдет?

- Может, – Анибла махнула рукой. – А вдруг женится? И вообще проблема в том, что все девочки, которые ему нравились, они такие… попастенькие...

Нимфы снова заливисто засмеялись.

- А может быть, не все так плохо? – неуверенно заметила нимфа Айлин.

- Да! – поддержала ее Аранид. – Может быть, вы только придираетесь к ней? Ну, потому что ревнуете?

Анибла задумалась. Она несколько минут смотрела, не отрываясь, на нимфу, а потом сообщила:

- Может, и ревную, - она вздохнула. – Он же у меня домашний всегда был, послушный. От меня никогда надолго не отлучался, а теперь все время с этой девочкой. Она ему в любое время дня и ночи звонит, и он срывается и бежит к ней. А я его на рынок сходить со мной уже вторую неделю уговариваю. Как тут не заревновать?

Нимфы не могли с этим не согласиться.

Как не хотелось роане сегодня отдыхать, работать все же пришлось. Одним из многочисленных видов деятельности роаны был сетевой маркетинг. Впрочем, это весьма распространенный род деятельности среди женщин Атлантиды. Что только они не распространяют? Зелья, разные манускрипты, индульгенции… Анибла же распространяла воду. Не обычную воду, которой везде полно, а особенную, заряженную чихом какого-то дюже старого мудреца-целителя. Говорят, что если пить почиханную им воду по стакану в день натощак, то можно излечиться от всех болезней.

Воду эту доставляли Анибле от мудреца контрабандным грузом на всевозможных попутных машинах. Задача же роаны состояла в том, чтобы распространить целительную жидкость среди своего окружения и окружения своего окружения. В этот день, к особой печали роаны, должна была состояться очередная поставка воды. К тому же, на последнем собрании было принято решение о том, что стоит заняться распространением не только заряженной воды, но и собственно воздуха, выдохнутого целителем во время сего величественного чиха. Как им пользоваться, пока никому не было ясно, но распространение его все же решили начать. Поэтому сегодняшняя поставка должна была содержать не только склянки с водой, но и тару с целительным воздухом нового бренда.

Как только время осуществления приема-передачи воды и воздуха стало приближаться, Анибла, наскоро накинув на себя шерстяной тулупчик и прихватив с собой небольшую тележку, покинула замок и поспешила туда, где должна была ее ожидать машина с товаром. Вообще, если говорить откровенно, то слово «поспешила» совсем не характерно для Аниблы и для роан в целом. Так как эти существа от природы водные, то на суше они крайне медлительны и передвигаются плавно, не торопясь и почти не поднимая ног от земли.  

Еще только подходя к месту, где предполагалась встреча с курьером, Анибла увидела, что машина, которая должна была привезти ей товар, не просто приехала, но уже отъезжает. Это был невысокий, доверху заполненный воинственного вида полуросликами грузовичок. Напрягая все свои силы и бряцая тележкой, роана побежала вслед за машиной.

- Стой! Стой же! – что было мочи кричала она водителю.

При этом тот, демонстративно не замечая ее, продолжал медленно отъезжать в сторону.

- Да стой же ты! – крикнула Анибла, выбегая на дорогу и преграждая путь машине.

Под недовольное ворчание воинственных полуросликов машина остановилась. Водитель, который, впрочем, тоже был полуросликом, и не менее воинственным, со скрежетом провернув рычажок, открыл окно и, состроив самое сердитое, которое только возможно для полурослика, лицо, обратился к Анибле:

- Тебе жить надоело? Куда прешь?

- Вы мне воду должны были передать! – едва переводя дыхание после быстрого бега, сообщила роана.

- А-а-а, - протянул водитель. – Тебе что ли?

- Да, мне! – кивая головой, сказала Анибла.

- А тебя не учили вовремя приходить?

- Я пришла вовремя! – возмутилась роана. - Это вы раньше приехали!

- Ишь ты, - проворчал полурослик. – Раньше. Значит должна раньше приходить!

- Вы мне воду отдадите? – рассердилась Анибла.

- Забирай свою воду.

Полурослик со скрипом открыл дверь, вылез из машины и, напрягая все свои силы, стал вытаскивать из кабины тяжелую коробку, заполненную склянками с целительной водой и воздухом. При этом, коробка немного застряла в дверях и чуть было не опрокинулась, но роана вовремя подхватила ее, и уже вместе с полуросликом они осторожно погрузили коробку на тележку, которую Анибла прикатила вместе с собой.

День уже близился к вечеру, когда Анибла, забрав-таки товар, вернулась в замок. Она кое-как, чертыхаясь и ворча, вкатила в замковый двор свою груженную стеклянными банками тележку, но к своему прискорбию обнаружила непредвиденную сложность. Тележку необходимо было поднять на второй этаж, но она была такой тяжелой и неудобной, что справиться с этим одна роана не могла. Она растерянно остановилась возле лестницы, ведущей ко входу в замок, которая, впрочем, была куда меньше той, которая ждала ее внутри замка. Анибла попыталась поднять стоявшую на тележке коробку, но она оказалась слишком тяжела для слабых сил роаны. Тогда Анибла попробовала вкатить наверх груженую тележку, но как только край ее поднимался, банки с водой и воздухом, стоявшие в коробке, начинали опасно греметь, предупреждая роану о возможной скорой потере целого состояния.

В этот день многочисленные боги Атлантиды были благосклонны к Анибле, и, несмотря на все посланные ею в небо проклятия, отправили на помощь ей нимфу Аранид, которая ездила подбирать место для проведения ближайшего всезамкового празднования дня Атлантиды и вот теперь возвращалась обратно в замок. Увидев затруднительное положение Аниблы, нимфа остановилась рядом с ней.

- Вам помочь? – спросила она, с сомнением глядя на заполненную стеклянными банками коробку, стоявшую на тележке.

- Да, было б не плохо, - призналась Анибла. - Никак не могу ее поднять.

Походив немного в нерешительности вокруг тележки, нимфа и роана все же взялись за нее с двух сторон. Коробка оказалась очень тяжелой и обе женщины порядком устали и заметно запыхались пока поднимали ее на верхнюю ступень лестницы. Вскоре колеса тележки торжественно загремели по каменным полам замка, но нимфа и роана не забывали о том, что впереди их ждало более серьезное препятствие – лестница, ведущая на второй этаж. Проходя через коморку охранника, они обе с надеждой поискали его глазами, но отчего-то огра там не было. Птица же Сирин, обиженно отвернувшись ото всех, не изъявила никакого желания сообщать им, куда делся Гхор.  Так и не добившись от нее ничего, нимфа и роана покинули коморку огра, вышли в коридор и в нерешительности остановились у подножия лестницы, ведущей на второй этаж.

- Как же мы поднимем ее туда? – со страхом в голосе прошептала Анибла.

- Кажется, нам сильно нужен мужчина, - нимфа разглядывала лестницу с неменьшим страхом, чем роана.

Они огляделись по сторонам, но в обычно многолюдном коридоре сейчас не было совершенно ни единой души. Один из важнейших законов замка старого кентавра гласит: если выйти в коридор и постоять там, не двигаясь с места, минут, эдак, десять, то обязательно можно встретить сатира Бериона, так как этот обитатель старого замка отчего-то никогда не сидел на месте. Не знаю, что собственно являлось причиной этому: криворукость и избалованность других обитателей замка или же собственное желание сатира прогуляться и подкачать ноги, поднимаясь и спускаясь по лестницам. Впрочем, это не важно. А важно то, что правило это работало, и знали о нем почти что все. Знали о нем и две дамы, что стояли в этот час под лестницей почти у самой картины с конем, скрывающей вход в убежище сатира и орка. Дамы заняли выжидательную позицию и засекли время. Не прошло и десяти минут, как раздался характерный щелчок механизма, и картина, изображающая сражающегося с бурей коня, отъехала в сторону, выпуская в коридор сатира Бериона. Увидев его, Аранид даже слегка подпрыгнула и довольно хлопнула в ладоши.

- Ой, Берио-он! – воскликнула она, придавая себе вид приятного удивления и облекая всю эту встречу в вид совершенно не подстроенной неожиданности. - А нам тут сро-о-очно нужен мужчина…

Сатир остановился и удивленно посмотрел на нимфу, затем перевел сомневающийся взгляд на Аниблу, потом оценил взглядом стоявшую перед нимфой и роаной коробку, быстро глянул на каменные ступени лестницы и снова взглянул на Аранид.

- А почему я не могу подойти к кому-нибудь и сказать, что мне срочно нужна женщина? – полушутливо возмутился сатир и хитро подмигнул нимфе.

Нимфа хихикнула, но еще до того, как она нашла, что ответить, сатир осторожно поднял на руки коробку и потащил ее вверх по лестнице. Нимфа и роана же, торопливо следуя за ним, катили опустевшую тележку.

Поднявшись на второй этаж, сатир остановился и дождался пока его спутницы окажутся рядом с ним.

- Куда вам ее надо? – спросил он.

- Ой! – радостно всплеснула руками роана. – Да дальше ж я сама! Ставьте на тележку!

Сатир с нескрываемым сомнением посмотрел на Аниблу, но коробку все же поставил на тележку. Вообще, тут стоит отметить, что сатир Берион не просто с сомнением, но даже с заметной тревожной подозрительностью относился ко всем возможным проявлениям женской самостоятельности. Поэтому вполне очевидно, что оставлять двух женщин один на один с чем-то тяжелым и стеклянным ему не хотелось, но убежденный голос Аниблы и ее уверения в том, что она справится и что доставила же она как-то эту коробку до замка, убедили его отступиться. Когда Берион наконец отправился по тем делам, ради которых он, собственно, и выбрался из тайной комнаты за конем, Анибла с удивлением заметила то, что и нимфа куда-то успела исчезнуть. Впрочем, больше роане помощь нужна не была, и она тихонько покатила свою тележку по узкой каменной дорожке оранжереи.

На одном из камней тележка немного съехала с тропинки и колесико ее увязло в мягкой, недавно взрыхленной земле. Анибла обернулась и недовольно дернула тележку на себя, но вместо того, чтобы освободиться, тележка только глубже закопалась в рыхлую землю. Роана, выругавшись про себя, обреченно вздохнула и нагнулась, чтобы поднять тележку и вытащить ее на камни тропинки. Как только же она снова подняла голову, что-то, а вернее, кто-то, прыснул ей прямо в лицо какую-то жидкость с едким запахом. Анибла чихнула, сделала еще один глубокий вздох и потеряла сознание.

Очнувшись, Анибла обнаружила себя в какой-то неизвестной ей комнате. Стены, пол и потолок ее были белого цвета. В комнате не было мебели, но было маленькое окно. Анибла села, облокотившись спиной на одну из стен и посмотрела в это окно. За ним было темно. Роана чувствовала сильную слабость, и голова ее болела. А еще в комнате было очень душно. Роана, привыкшая к прохладе, изнывала от этой жары. Она чувствовала, как во рту у нее все пересохло. Голова болела так нестерпимо… И эта слабость…

Осторожно опираясь на стену, роана встала и почувствовала сильное головокружение. Если бы не стена, она, вероятно, потеряла бы равновесие и упала. Придерживаясь за стену и тяжело переставляя ослабшие от жары ноги, роана медленно двинулась в сторону окна. Оно оказалось заперто, и никаких ручек, позволяющих открыть его, не было. Добравшись до окна, роана потратила почти все свои силы. Ей казалось, что она тает и плавится в этой жаре. Собрав последние остатки сил, она принялась кричать и бить руками в стекло, но никто не откликался на ее крики. Никто не слышал ее зова. От отчаяния роана принялась колотить руками в стекло сильнее. В прочном стекле появилась едва заметная трещина. Словно в исступлении, не чувствуя боли, роана била руками в стекло сильнее и сильнее, но трещина разрасталась очень медленно. Стекло было достаточно прочным, но страдающая от жары Анибла была уже на грани безумия. Не обращая внимания на порезы и боль, роана крошила стекло. Наконец, когда оно было же достаточно разбито, Анибла кое-как подтянулась на слабых, дрожащих руках, намереваясь если не вылезти наружу, то хотя бы подставить лицо под поток свежего воздуха. Но свежего воздуха не было. Роана вытянула руку в темноту, стараясь понять, что там находится дальше. Почти сразу за разбитым стеклом ее рука наткнулась на теплую скользкую поверхность еще одного стекла. Почувствовав его, Анибла пришла в ужас, задрожала всем телом и, потеряв равновесие, упала на белый пол душной комнаты. Ее охватило глубокое отчаяние.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Мечтай!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх