Глава 33. За пределами разума. Часть 2

Сатир Берион испытал не малое удивление, когда проснулся. Во-первых, он не помнил того, как ложился спать, а во-вторых, он совершенно не помнил, когда он вообще последний раз спал на природе. На самом деле, пробудившись на траве и посмотрев на пусть немного облачное, но все-таки, небо, он не испытал никаких негативных чувств, и даже обрадовался тому, что наконец-то выбрался из душной городской части Трокшаба.

Где-то совсем рядом слышался приятный плеск воды. Сатир сел, с удовольствием потянулся, а потом огляделся. Он находился на берегу реки, которая оказалась совершенно неширокой и правильнее называлась бы «речушкой», а не «рекой». Сам берег этой речушки был покрыт мелкой галькой, а чуть дальше росла трава, на которой собственно и пробудился сатир. Трава была какой-то пожухлой и сероватой, что слегка разочаровало Бериона, который ожидал увидеть вокруг сочную зелень. Он повернулся назад и увидел березовую рощу. Но и деревья показались ему отвратительно пепельными и неживыми.

Испытывая смешанные чувства, Берион встал и подошел ближе к воде. Несмотря на каменистый берег, дно речушки было илистым и вязким. Сатир зачерпнул ладонью немного прохладной воды и умылся. Это взбодрило его, и он снова огляделся. Места вокруг показались ему совершенно незнакомыми, но Берион никогда не испытывал страха перед новизной. Справа от себя невдалеке сатир заметил некий предмет, брошенный или, может быть, забытый кем-то на берегу. Берион подумал, что это ему только кажется, что это всего лишь близорукость играет злую шутку с его воображением, но подойдя ближе убедился в том, что перед ним лежит оставленная кем-то удочка. Вообще-то, Берион был не таким сатиром, который мог бы взять чужое без разрешения, но случаются ситуации, когда тяга к чему-либо оказывается настолько сильной, что перебороть ее просто невозможно. Сатир Берион был страстным, практически религиозно фанатичным поклонником ловли речных пучеглазиков или как еще ее в народе называли «пучегловли». Теперь же, будучи таким заядлым пучегловистом, сатир стоял перед удочкой в нерешительности. Он еще раз посмотрел по сторонам, ожидая увидеть владельца этой ценной вещицы, но рядом не было совершенно никого. Берион вновь посмотрел на удочку. Она лежала перед ним такая одинокая, такая беззащитная и такая желанная. Она так была похожа на ту удочку, что хранилась у него дома в особом, дорогом сердцу тайнике. Берион не мог не взять ее, а, схватив, уже не смел выпустить из рук.

Хрустя гальками и пустыми ракушками, сатир Берион поспешил покинуть место своей слабости. Он несколько раз настороженно оглядывался, но так и не увидел никого, кто бы мог претендовать на находку, которую сатир крепко сжимал в своих руках. Уйдя далеко от места своего пробуждения, Берион наконец успокоился, темп его ходьбы снизился и теперь он уже смотрел по сторонам только лишь с целью выбора наиболее удобного места для ловли речных пучеглазиков. Он скептически, с видом знатока осматривал берега и небольшие заводи, стараясь скорее интуитивно, чем логически, отыскать самое пучеглазное место.

Небо сильно хмурилось. То тут, то там падали крупные, холодные капли дождя. Но Берион был убежден – ничего в этой жизни не может ему испортить ловлю речных пучеглазиков!

Спустившись с очередного пригорка, Берион оказался в приятной низине. Трава здесь показалась ему заметно зеленее, чем где бы то ни было вокруг. В небольшой, заросшей кувшинками заводи плавал одинокий жабокрыл. Несмотря на всю отвратительную внешность этих созданий, у них был один единственный плюс – там, где обитали жабокрылы, всегда водились речные пучеглазики. Эта заводь соответствовала всем требованиям Бериона к приятной пучегловле, и даже разошедшийся дождь теперь не мог сломать воодушевление сатира. К тому же, кроме зелени и жабокрылов здесь был и еще один приятный аспект – у самого берега, на покрытой густым мхом коряге сидел ловец пучеглазиков. Он сидел спиной к Бериону, и по ссутулившейся позе можно было сделать вывод о том, что незнакомец полностью поглощен ловлей речных пучеглазиков. Берион любил встречать других пучегловистов. Здесь, на природе, жители Трокшаба вели себя совершенно не так, как в городской его части. Здесь они были спокойны, позитивны и дружелюбны. Берион любил общаться во время ловли пучеглазиков и поэтому, завидев компаньона, сразу же поспешил к нему.

На другом берегу речушки сатир услышал звонкие голоса, музыку и смех изрядно подвыпивших существ. Берион с отвращением поморщился, так как считал, что ловля пучеглазиков и гулянки совершенно не совместимы. Тем не менее, он вновь повторил себе, что ничего не может испортить ему сегодня пучегловлю и, вернувшись к позитивному настрою души, порадовался тому, что те праздные бездельники находятся на другой стороне реки. В конечном итоге, может случиться так, что они своим шумом пригонят всех пучеглазиков на этот берег. Эта мысль пришлась сатиру по вкусу.

- Как улов? – поинтересовался он, подойдя ближе к увлеченному ловлей пучеглазиков незнакомцу.

Но сидящий спиной к нему пучегловист не пошевелился. Сатир кашлянул и подошел еще на шаг ближе к незнакомцу, но не успел произнести больше ни слова, так как тот резко обернулся. Вид его заставил сатира застыть. Перед ним был не человек и не представитель какой-либо другой расы, населяющей Трокшаб. Круглое, бледное, словно фарфоровое, лицо с пустыми черными глазницами уставилось на Бериона. Губы незнакомца медленно расползлись в широкой улыбке, открыв желтые заостренные зубы. Незнакомец издал странный ужасающий звук, похожий одновременно и на шипение, и на смех. Казалось, этот звук исходил не изо рта незнакомца, а, заполняя собою пространство, звучал из ниоткуда и отовсюду сразу. Сатир, словно ужаленный, отшатнулся от него, но тут же споткнулся обо что-то. Он посмотрел вниз и увидел жабокрыла. Это отвратительное создание выбралось из воды и теперь шло к своему хозяину, грозно шипя на Бериона.

Сатир снова отшатнулся и собирался уже покинуть эту заводь, но неожиданно оказался окружен беснующейся пьяной толпой. Внезапно те бездельники, что праздновали и шумели на другом берегу реки, оказались рядом с ним. Они плясали, они пели, они толкали и трогали Бериона. Некоторые из них протягивали ему бутылки с дурманящими напитками.

- Угощайся, - голосом чревовещателя проговорил незнакомец с фарфоровым лицом, и указал своей похожей на руку скелета конечностью на ящик с бутылками и закусками.

Берион испуганно попятился, стараясь поскорее выбраться из толпы, но снова оступился и, потеряв равновесие, упал в воду. От его падения ил поднялся с речного дна, а вместе с илом на поверхность воды всплыли тысячи мертвых пучеглазиков.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Знай свою цель и стремись к ней!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх