Глава 33. За пределами разума. Часть 4

День леди Лезуг не задался с самого утра, и поэтому она не очень удивилась, когда и вечером все пошло наперекосяк. Хотя, если подумать, то рано утром она прибыла в замок в достаточно приподнятом расположении духа. Предыдущим вечером она дошила очередную куклу и с утра показывала ее всем, кто оказывался с ней рядом. Все признали, что кукла получилась прекрасной, но на этом радости леди Лезуг закончились. Вообще-то эта амазонка совершенно не любила с кем-то ругаться, но отчего-то ей постоянно приходилось это делать. Сложно было сказать, кто же был в этом виноват. Может быть, нерадивые подчиненные, может, сама система, в которой она работала, а, может быть, просто кровь древних амазонок брала в ней верх, заставляя остро и почти воинственно реагировать на все внешние раздражающие факторы. На самом же деле совершенно не важно, что явилось причиной ее плохого настроения, а важно лишь то, что оно у леди Лезуг испортилось уже через полчаса после того, как та прибыла в замок. К вечеру же, пережив длительные часы споров и раздражения, леди Лезуг покидала замок разбитой и уставшей. Она не удивлялась тому, что не помнила, как вышла из замка и как ехала домой, но не могла не поражаться тому, что после работы оказалась совершенно не дома.

Леди Лезуг обнаружила себя в странном месте, похожем на больницу. Она стояла в длинному узком коридоре, из которого вело множество застекленных, окрашенных выцветшей зеленоватой краской дверей. В коридоре было так тихо, что все здание казалось необитаемым. Леди Лезуг осторожно подошла к ближайшей двери. Она старалась наступать очень тихо, сама не понимая, почему боится произвести лишний шум. Женская интуиция подсказывала ей, что в этом месте может быть опасно. Сквозь покрытое разводами и следами пальцев стекло двери она увидела больничную палату и шесть кроватей, стоявших вдоль стен. На каждой из них кто-то лежал, закутавшись с головой в одеяло.

Дверь тихонько скрипнула, когда леди Лезуг приоткрыла ее и вошла.

- Прошу прощения, - сказала она, чувствуя сильное смущение от того, что не видит тех, к кому обращается. – Кто-нибудь может мне подсказать, где я нахожусь?

Ответом ей была тишина. Амазонка уже собиралась покинуть эту палату, когда скрытое одеялом существо, лежавшее на ближайшей кровати, зашевелилось. Одеяло сползло, и под ним оказался ребенок. Эльфийский мальчик, совсем еще малыш. Сердце леди Лезуг дрогнуло в тот момент, когда большие голубые глаза ребенка доверчиво уставились на нее.

- Ой, какой маленький, - прошептала она, а затем спросила: – А ты здесь один? Где твоя мама?

Малыш несколько секунд удивленно смотрел на амазонку, а затем тихонько пролепетал:

- У меня пальчик вот тут.

Он вытащил из-под одеяла руку и указал пальцем на свою макушку. Только сейчас амазонка увидела, что голова мальчика на затылке была аккуратно выбрита и там виднелся отросток, который в действительности очень походил на маленький пальчик. Заметив то, что она смотрит, мальчик пошевелил отростком, от чего по всему телу амазонки пробежали мурашки. Больше всего на свете она не любила, когда болеют дети. Чужие, свои – неважно, главное для леди Лезуг было то, чтобы все дети были здоровыми. Ощущая материнский трепет в груди, амазонка подошла ближе к мальчику, присела на край его кровати и спросила:

- Он у тебя болит?

- Нет, - с какой-то чрезмерной для его возраста серьезностью ответил эльфийский ребенок. – Но пальчики не должны расти на голове.

- Не должны, - прошептала амазонка, чувствуя, как по рукам бегут мурашки.

От звуков их голосов нечто, лежащее под одеялом на соседней кровати, зашевелилось. Леди Лезуг забеспокоилась, но из-под одеяла выбралась всего лишь маленькая фея. На вид она была не многим старше эльфенка. Хлопая похожими на лепестки лилии крыльями, фея уставилась на леди Лезуг заспанными глазами. Амазонке не нужно было спрашивать у девочки, в чем состоит причина ее нахождения здесь. Ответ был на ее лице - отвратительная заячья губа обезображивала ангельскую внешность маленькой феи.

Леди Лезуг хотела уже спросить у детей, где она сможет найти кого-нибудь из взрослых, но внезапно у другой стены палаты кто-то закричал, и амазонка, с трудом оторвав взгляд от изуродованного лица феечки, повернулась туда. Кричала, а вернее, уже визжала от ужаса, девочка-огр. Она вскочила на своей лежанке и махала в воздухе культями не выросших рук, словно указывая на соседнюю кровать.

Подавив внутри приступ паники, амазонка встала и, подойдя к той кровати, на которую указывала девочка, откинула в сторону одеяло. Под ним, задыхаясь в последних судорогах, бился человеческий малыш. Темная, почти черная кровь шла у него изо носа, глаз и ушей. Даже из пор на лице и на руках сочилась кровь. Леди Лезуг в ужасе отшатнулась от этого видения. Она постаралась собраться с мыслями, чтобы хоть как-то помочь малышу, но все дети, находившиеся в палате, вдруг разом закричали. Они бросились к амазонке, словно ища ее защиты, а она не знала, как им помочь. Дверь в палату резко отворилась, и сквозь нее внутрь шумным, бесконечным потоком стали вбегать дети. Каждый со своей болью и каждый со своим уродством, все они молили о помощи амазонку, а она, словно впитывая их боль и их страдания, чувствовала себя слабой и беспомощной. Ей хотелось плакать.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Хочешь быть счастливым, будь им!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх