Глава 34. Множественные умы огра Гхора

Может быть, мания преследования снова начала играть со мной свою злую шутку, но с каждым прожитым днем все обитатели замка начинают казаться мне все более и более подозрительными. Например, вчерашним вечером, выходя из замка, я увидела орка Бериона, стоявшего на крыльце, о чем-то воодушевленно беседовавшего с огром Гхором. В обычное время этот факт вряд ли бы особенно смутил меня, но еще днем я заглядывала в обитель за картиной с конем и видела там орка Бериона в крайне подавленном состоянии из-за недавнего исчезновения его сокамерника, сатира. Вечером же, обнаружив орка в прекрасном настроении и с широкой улыбкой на заросшем густой бородой лице, я пришла в некоторое недоумение.

Берион и Гхор стояли на крыльце, увлеченные беседой, и не обращали никакого внимания на проходивших рядом обитателей замка. Когда я прошествовала мимо них, то, будучи достаточно благовоспитанной, конечно же попрощалась, но на мое «до свидания» суховато, но все-таки ответил только Гхор, тогда как Берион, не удостоив меня ни единым взглядом, продолжал что-то рассказывать, а вернее, объяснять, огру. По долетевшим до меня фразам я успела понять, что он объяснял дорогу куда-то, и, судя по длительности этого объяснения, путь туда-не-знаю-куда был весьма тернист.

На следующее утро я, едва прибыв в замок, снова увидела этих двоих вместе. Если честно, у меня даже создалось впечатление, будто бы они совершенно не расставались со вчерашнего дня, а только передвинулись от крыльца к парковке. Когда я подошла ближе, то услышала, что орк Берион точно так же, как и вчера, продолжал что-то импульсивно рассказывать Гхору. При этом он откуда-то даже достал некий свиток, который они вместе разложили перед собой и, придерживая руками по разным концам, изучали с самым заинтересованным видом. Это необычное их поведение не могло, конечно же, не заинтересовать меня, и поэтому, проходя мимо, я намерено громче обычного поздоровалась с ними. При этом Гхор, на котором были надеты охотничий костюм защитной окраски и высокие сапоги, которые зачатую надевают любители ловли речных пучеглазов, повернулся ко мне и поздоровался. Сделал это он с неким вызовом, широко и самоуверенно улыбнувшись. Мне даже показалось, будто он подмигнул мне, но, возможно, это мне только показалось. Берион же, как и вчера, даже не взглянул в мою сторону, продолжая что-то рассказывать своему собеседнику и призывая его не отвлекаться на такие мелочи, как я. Что такого увлекательного содержал в себе тот свиток, я не знаю. Может быть, это была карта той местности, про которую Берион рассказывал Гхору днем ранее. Или, может быть, какая-нибудь таинственная летопись или даже пророчество. Может быть, там была неизвестная миру история Атлантиды, а может, всего лишь скопление свежих нецензурных анекдотов. Учитывая разнообразную направленность интересов орка Бериона, там могло быть все, что угодно. Сгорая от любопытства, я прошествовала мимо них и вошла в замок.

В замке было подозрительно пусто. Впрочем, что я хотела, если уже больше половины первоначальных обитателей замка куда-то бесследно исчезли? Оглушительно громко стуча каблуками по каменным плитам лестницы, я поднялась на второй этаж, пересекла оранжерею и подошла к масонской ложе. Дверь ее оказалась запертой, так как из-за постоянных исчезновений мало кто теперь приходил в замок раньше меня. Я мысленно, как и полагается всем благовоспитанным девушкам, выругалась. Разворачиваться и сразу идти к Гхору за ключом мне не захотелось, и поэтому я предпочла сначала снять с себя плащ. Повесив его в стоявший в оранжерее шкаф, который был уже почти полностью оплетен разбушевавшимися в последнее время лианами, я снова спустилась на первый этаж и вошла в коморку охранника.

Гхор был уже там, и я удивилась внезапно произошедшей перемене в нем. Вместо охотничьего костюма на огре была светлая, тщательно выглаженная рубашка, поверх которой была надета вязаная коричневая жилетка. С самым внимательным видом он занимался чисткой клетки птицы Сирин, которая, отвернувшись и обиженно вскинув голову, бормотала очередные проклятия в его адрес.

- Прошу прощения, - привлекла я его внимание. – А можно мне ключик от масонской ложи?

Огр перевел на меня удивленный взгляд, а затем сказал:

- Во-первых, здравствуйте.

Он слегка гнусавил и говорил с каким-то неприятным высокомерием. Меня не очень удивило-то, что Гхор забыл о том, что мы уже здоровались, так как я и сама, бывало, за день успевала много раз запутаться в тех обитателях замка, которых уже встречала и не встречала. Впрочем, с момента нашего приветствия прошло не так уж и много времени, чтобы забывать о моем существовании. Я, конечно, не стала с ним спорить, так как понимала, что, скорее всего, он не помнит о том, что уже видел меня, только из-за того, что в тот момент был очень поглощен беседой с Берионом.

- Здравствуйте, - вздохнув, сказала я. – Можно мне ключики?

- А вы вчерашние ключики сдали? – с неприятной интонацией, которой обладают все настоящие педанты, спросил огр.

Он подошел к своему столу, открыл один из ящиков, извлек оттуда толстенную книгу и водрузил ее на стол. Одернув приподнявшуюся на пузике жилетку, он сел на стул и открыл книгу. Там на желтых разлинованных листах он вел ежедневный учет тех, кто сдавал или не сдавал ему ключи.

- Вот! – сказал он, ткнув пальцем в одну из исписанных граф. – Вы вчера взяли ключ от пыточной, но не вернули его!

- Не может такого быть! – возразила я.

Я попыталась вспомнить тот момент, когда вчера возвращала ему этот ключ, но не вспомнила. Это, конечно же, не отменяло того факта, что я могла его вернуть огру, допустим, быстро положив на стол, пока его не было на месте. Могла я, конечно, и забыть вернуть ключ, так как последнее время со мной нередко случались приступы забывчивости, но показывать это Гхору я совершенно не была намеренна.

- Я вам все вернула, - настаивала я.

- Здесь этого не записано, - возмутился он и еще раз ткнул пальцем в желтый листок раскрытой перед ним книги.

- Может быть, вы забыли записать…

- Я никогда ничего не забываю! – воскликнул он, заметно разгорячившись.

- Так уж и ничего, - скептически усмехнулась я, вспоминая о том, что он только что заставил меня дважды с собой поздороваться.

Он как-то не очень по-доброму посмотрел на меня, и я внезапно пожалела о том, что не сдержала последних слов. Огр с шумом захлопнул книгу и встал. Его рука с вытянутым указательным пальцем уже взметнулась вверх, но сказать он ничего не успел, так как входная дверь распахнулась и впустила внутрь сэра Румита. Завидев меня, наг широко улыбнулся.

- Всем здрасьте, - сказал он, а затем, обратившись к Гхору, добавил: - Можно ключи от ложи? Или ты уже взяла?

Последний вопрос он адресовал мне. Я покачала головой, а Гхор, бросив на меня высокомерный взгляд, протянул сэру Румиту ключи от масонской ложи.

- Вот ему я дам, - сказал Гхор. - А вы приходите ко мне, когда найдете ключи от пыточной!

Я обиженно фыркнула и следом за нагом поспешила в масонскую ложу. Там я удобненько расположилась в своем кресле и, налив себе чаек, принялась готовиться к рабочему дню. Я раскрыла ежедневник, расположила ручки и прочие рабочие принадлежности в необходимой мне последовательности, затем я полезла в сумку, чтобы достать принесенные с собой вкусняшки, но вместо них извлекла оттуда ключи, которые вчера все-таки забыла отдать Гхору.

- Ой-ей-ей, - пробормотала я, откладывая ключи в сторону. - Кто-то меня сегодня сожрет.

Часа два я боялась идти возвращать ключи Гхору, но потом все же заставила себя это сделать, так как чувствовала, что, если я не позволю ему быстро свершить правосудие, будет только хуже. Прежде, чем спускаться в каморку охранника, я подошла к зеркалу, причесалась и поправила макияж, так как надеялась, что он, как и многие другие обители замка, придерживался идеологии – «красивых девочек не бьют». Сосчитав до десяти, я приняла свой максимально раскаивающийся облик и потопала к Гхору.

Я ожидала, что он с порога начнет осыпать меня высокомерными высказываниями и обличительной критикой, но этого не случилось. Когда я зашла в коморку охранника, он сидел за своим столом и читал маленькую карманную книгу, по форме и размерам напоминавшую религиозный молитвослов. Вязаную жилетку он снял и остался в одной рубашке. Когда я вошла, он перевел на меня взгляд и лучезарно улыбнулся.

- Добрый день, - добродушно сказал он.

Гхор совершенно перестал гнусавить. Теперь его голос был нежен и певуч, словно бы он не говорил, а пел молитвенные песни.

- Чем я могу вам помочь? – огр, будто бы в молитве, сложил ладони вместе и уставился на меня, ожидая ответа.

Эта его перемена очень поразила меня. Да, я слышала разговоры о том, что у Гхора часто случаются перепады настроения, от которых его характер меняется столь сильно, что собеседнику может показаться, будто бы он разговаривает с несколькими совершенно разными Гхорами. Раньше я не особенно верила таким слухам, но сейчас не могла не признать, что они имеют под собой весьма существенное основание.

- Прошу прощения, - несмотря на все свое удивление, я сделала виноватый вид и подошла ближе к Гхору. – Вы утром напомнили про несданный мною ключ…

- Утром? – как-то неожиданно испуганно переспросил Гхор. Его глаза забегали из стороны в сторону так, словно он судорожно пытался что-то вспомнить, но не мог. Это его поведение напугало меня еще больше, и поэтому я решила поскорее закончить с прелюдиями, отдать ему ключ и уйти восвояси.

- Я принесла этот ключик, - я протянула ему ключ. – Возьмите, пожалуйста.

- Ой! – воскликнул огр и хлопнул в ладоши. – Какая вы умница! Спасибо! Спасибо вам за то, что принесли! Это так мило с вашей стороны!

Его бурное проявление благодарности вконец испугало меня, поэтому я, не забыв еще раз извиниться, поспешила покинуть коморку охраны. До конца дня я тревожилась из-за Гхора. Мне казалось совершенно неестественным то, как резко менялся его характер в течение дня. А то, что он определенно имел провалы в памяти, совершенно приводило меня в ужас.

В глубокой задумчивости я покинула вечером масонскую ложу и, пройдя через оранжерею, спустилась на первый этаж. Еще только подходя к коморке охраны, я услышала исходящий оттуда голос. Это был не самоуверенный баритон брутала-охотника, не высокомерный глас зануды-педанта и даже не певучий голос скромного послушника. Он разговаривал с кем-то спокойным голосом существа, хорошо знающего свое дело. Когда я вошла, то увидела, что Гхор стоял рядом с дракончиком Ревазом и что-то объяснял ему, но услышав, что я вошла, оторвал взгляд от своего собеседника и повернулся ко мне.

- Добрый вечер, - сказал он сдержанно, но все же довольно добродушно.

Вообще-то я планировала просто быстро пройти мимо и покинуть замок, но когда Гхор повернулся в мою сторону и наши взгляды встретились, я ощутила нечто, что не ощущала доселе никогда… Я внезапно вспомнила, что утром пришла в плаще, а сейчас выхожу без него!

- Вот же ж блин! - ответила я на приветствие Гхора, и, резко развернувшись, пошла обратно к лестнице, ведущей в оранжерею.

В оранжерее было тихо, так как почему-то сегодня никто, кроме меня, не спешил покидать замок. Я подошла к оплетенному лианами шкафу и извлекла оттуда свой плащ. Может быть, у меня случился очередной приступ мании преследования, но мне почему-то показалось, что с момента моего возвращения в оранжерею за мной кто-то наблюдал. Я постаралась абстрагироваться от этого ощущения, торопливо надела плащ и уже собиралась снова пойти к выходу, когда чья-то огромная рука внезапно схватила меня за плечо. Я обернулась, чтобы увидеть кто там, но не успела ничего разглядеть, так как этот некто брызнул мне в лицо какую-то сильно пахучую жидкость. Я вдохнула этот запах и почувствовала сильное головокружение. В глазах потемнело, и на какое-то время я потеряла ощущение реальности.

Когда я пришла в себя, то обнаружила, что нахожусь на неизвестной мне кухне, единственный выход из которой был закрыт на замок снаружи. Здесь, на кухне, было очень грязно. На полах, на столе и на полках громоздких шкафов лежала пыль, смешанная с крошками и остатками еды. Мойка была завалена грудой грязной посуды, а откуда-то из-за стены доносились отвратительные в своей грубости голоса. Я слышала омерзительный, смешенный с громкой бранью смех. От этих звуков мне стало не по себе и захотелось забиться в какой-нибудь укромный угол, но все укромные углы оказались заполнены пылью и мусором.

Может быть, это не самое логичное решение в подобных обстоятельствах, но, прежде чем прятаться, я решила слегка прибраться. Проблема в том, что мое «слегка» никогда не бывает слегка. Найдя под мойкой ведро и тряпочки, я набрала воды и принялась протирать столы, полки и прочие доступные мне поверхности. Закончив с ними, я вымыла полы и приступила к посуде, что лежала в мойке. Когда посуда была почти домыта, я снова услышала голоса, которые, как мне показалось, приближались. Я подумала, что чтобы задобрить обладателей этих ужасных голосов, я должна приготовить для них что-нибудь съестное. Я заглянула в кладовую и нашла там множество продуктов. Я развела огонь в печи и, наскоро приготовив мясной рулет с запеченным картофелем, оставила еду на видном месте, а сама спряталась в небольшом углублении между двумя шкафами, стоявшими у дальней стены кухни. Голоса все приближались, а я содрогалась от каждого звука, произнесенного ими. Я страшилась увидеть их обладателей. Очень скоро они звучали уже совсем рядом, а потом я услышала звук открывающегося замка, и обладатели голосов вошли в комнату.

Их было трое. Я не видела их из своего укрытия, но и не пыталась этого сделать, так как боялась быть замеченной. Я слышала, как обладатели голосов, извергая нецензурную брань, схватили приготовленную для них еду и, достав что-то еще из кладовой, уселись за стол. Они ели, жадно чавкая и извергая массу других малоприятных звуков. Все время, что они находились рядом со мной, я боялась пошевелиться. Закрыв глаза, я мысленно молилась всем известным мне Богам, чтобы эти трое поскорее покинули пространство рядом со мной. Обладатели омерзительных голосов просидели за столом около получаса, а затем я снова услышала звук запирающегося замка, возвестивший мне о том, что ужасные незнакомцы ушли. По мере того, как их голоса удалялись, я потихоньку успокаивалась.

Некоторое время я еще просидела в своем укрытии, страшась того, что кто-то из них мог еще остаться. Но когда же я все-таки выбралась, то обнаружила, что в кухне никого нет. Зато снова появились крошки, остатки еды и гора немытой посуды. Я никогда не думала, что за один прием пищи можно замусорить целую комнату. Крошки и ошметки еды были даже в дальних углах комнаты, там, где я совсем недавно все тщательно прибрала. Я вздохнула и вновь взялась за ведро и тряпочки.

Но, протерев стол и полки, отмыв полы и перечистив гору посуды, я снова услышала голоса, которые явно приближались. Как и в прошлый раз, оставив им на столе свежеприготовленной еды и молясь о том, чтобы меня не нашли, я вновь спряталась в своем тайнике.

Так повторялось из раза в раз. Они приходили, ели, смеялись и мусорили, а я, в страхе за себя, прибирала за ними и вновь готовила им пищу. Снова и снова. Не помню, сколько раз я хотела бросить все, но руки сами тянулись к ведру. Изнемогая от усталости, я не могла вырваться из этого замкнутого цикла. Я трепетала от ужаса, слыша их голоса за стеной, и не могла найти в себе сил пойти иным путем.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Нет ничего невозможного!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх