Глава 35. В поисках Арабель

Мое исчезновение не стало для Эрранта чем-то особенным или удивительным, в общем-то потому, что каждый раз, выходя в одиночестве на улицу, я, если не пропадала, то по крайней мере где-нибудь терялась, блуждала и натыкалась на всякого рода мыслимые и немыслимые приключения. Проще говоря, спасать меня из подобного рода злоключений за столько-то лет совместной жизни уже вошло у Эрранта в привычку. Когда же вечером я не вернулась домой с работы ни в положенное время, ни значительно позже него, Эррант, предчувствуя длительные малоприятные поиски, попробовал связаться со мной по переговорнику, но тот был отключен. Тогда он позвонил нескольким моим подругам, к которым я в случае непредвиденной ситуации могла бы отправиться переночевать, но никто из них не видел меня в этот день и не мог сообщить Эрранту ничего, что бы могло навести его на мысль о том, где бы я могла находиться. Трудно сказать сколь бессонной и тревожной для Эрранта была та ночь… Впрочем, не исключено, что как раз эта ночь у него была самой радостной и спокойной, так как никто (в лице меня) не ворчал на него за то, что он не ложится спать в положенное для сего процесса время. Так или иначе, на утро Эррант, поняв, что дальше моего возвращения ждать некуда, решил первым делом посетить замок старого кентавра и узнать у обитателей сих мест что-нибудь о том, куда же я могла отправиться вчера в послерабочее время. Вместе с ним к замку подъехала и Мелани-Мелл, которая оказалась немало встревожена его вчерашним звонком и, полагаясь на свое чутье оборотня, решила, что должна помочь Эрранту отыскать меня. Вместе они, настороженно и несколько опасливо оглядываясь, остановились у самых ворот замка, сквозь железную решетку которых был виден пыльный пустынный двор. 
– Как-то у них тут больно тихо, – недоверчиво пробормотала Мелл.
– Я тут ночью от нечего делать почитал записи Арабель, – сказал Эррант. – Судя по тому, что она там понаписала, у них тут нечистая сила завелась. Народ пропадает только так.
– Нечистая сила? – Мелл скептически приподняла бровь.
– Сам не верю, – засмеялся Эррант. – Но ты же знаешь Арабель… Вечно ей чудится то, чего нет на самом деле. Удивляюсь, как она со своей паранойей еще книжки писать не начала.
– Это точно, – усмехнулась Мелл. – Параноик она тот еще.
– Но кое-что в ее записях все-таки есть, – сказал Эррант, вдруг снова посерьезнев. 
Вообще, тут надо отметить, что муж мой со всей своей невероятно занудной педантичностью и дедульничьей дотошностью умел доискиваться до истины даже там, где, казалось бы, никакой истины и не закладывалось никогда.
– И что же ты там нашел? – недоверчиво поинтересовалась Мелани-Мелл.
– Толкового, конечно, мало, – устало вздохнул Эррант. – Но ясно одно, что народ тут действительно исчезает и что за этим стоит некое конкретное лицо, которое, очевидно, находится в замке. Это, конечно, не нечистая сила и точно не что-то магически-космическое, но некая опасность внутри все же есть.
– Ладно, будем держаться вместе, – пожала плечами Мелл. – Может мне сразу обратиться в волка?
– Пока, наверное, рано, – сказал Эррант. – Попробуем сначала на словах договориться.
Стараясь придать себе менее встревоженный вид, они открыли ворота и пересекли пустынный двор. В комнате охранника их встретил Гхор и высокомерно поинтересовался о причинах их прихода в замок. 
– Мы хотели бы увидеть Арабель Моро, – сказал Эррант.
– Не видел ее сегодня, – сказал Гхор, но потом, вдруг прикинув что-то в своей голове, сказал несколько менее высокомерным тоном: – Впрочем, я мог отходить. Пройдите, возможно, она уже пришла, а если нет, то спросите у Аранид. Я, правда, и ее тоже сегодня почему-то не видел, но если она там, то точно знает где, кто и зачем находится.
Странное поведение охранника смутило Эрранта и негативно настроило Мелл. Впрочем, настроение той испортилось еще до того, как огр заговорил. Дело в том, что сама Мелл, будучи истинным оборотнем, очень трепетно относилась к жизни животных, а так как стены коморки охранника были все равно что усеяны различным оружием и охотничьими трофеями, то не было ничего удивительного в том, что Мелл испытала сильное негодование по поводу личностных качеств огра Гхора. Она уже даже собралась прочитать ему одну из своих заготовленных заранее проповедей на тему охраны жизни зверюшек, но Эррант, не желавший терять на это время, вытолкнул ее из коморки охранника. 
На первом этаже замка они не встретили никого и поэтому под звуки собственных шагов, гулко разносившихся по пустынным коридорам, поднялись в оранжерею. Тут им навстречу попалась фея, устало бредущая между ветвей вечноцветущих глициний. Она не обращала внимания на посетителей и, казалось, вообще не замечала ничего вокруг.
– Ты видел когда-нибудь такую подавленную фею, – спросила у Эрранта Мелл.
– А фею, вкалывающую за пятерых вы видели? – нервно ответила фея, которая, как оказалось, все-таки замечала происходившее вокруг.
– Извините, – поспешил успокоить ее Эррант. – Мы хотели увидеть Арабель Моро. Вы не знаете, где ее можно найти?
Фея остановилась и задумчиво посмотрела на стоявших перед ней незнакомцев.
– А-ра-бель, – проговорила она по слогам. – Эта та, которая высокомерная такая? 
Эррант с Мелл многозначительно переглянулись, так как сами они сказать обо мне подобного не могли, но прекрасно знали, что многие малознакомые со мной жители Атлантиды имели неосторожность формировать подобное мнение обо мне.
– Возможно, слегка… – неуверенно ответил фее Эррант. 
– Ой, не слегка там, – отмахнулась она. – Ищите ее в масонской ложе. Это вон там.
Фея указала Эрранту и Мелл нужное направление, а сама пошла в противоположную сторону. 
Когда же эльф и оборотень, следуя совету уставшей феи, вошли в масонскую ложу, то были поражены не столько ее размерами, сколько количеством живых существ, кои там находились. Казалось, на каждого из них приходилось слишком много свободного пространства этого помещения. Живых существ в масонской ложе было всего трое: два дракона: красный – леди Сакран, и темно-синий – Реваз, а также наг сэр Румит. Все они нехотя оторвали взгляд от своих рабочих процессов и уставились на незваных посетителей.
– Прошу прощения, – откашлявшись, обратился к обитателям масонской ложи Эррант. – Не подскажете, где я могу разыскать Арабель Моро?
– Ее сегодня не было, – сказала, поднимаясь со своего места, леди Сакран. – А что вы хотели? Может, я могу вам чем-нибудь помочь?
– Может быть, – сказал Эррант. – Дело в том, что она вчера не вернулась домой, и мы пытаемся ее отыскать. Вы не знаете, может, она вчера говорила что-нибудь о том, что собирается куда-то пойти вечером?
– Кажется, нет, – сказала леди Сакран. 
Она грустно покачала головой, давая понять посетителям, что большей помощи здесь им ждать не придется. Эррант печально посмотрел на Мелл, которая, окинув обитателей масонской ложи недоверчивым взглядом, побрела к выходу. Эррант уже пошел за ней, когда раздавшийся внезапно голос Реваза, задержал его.
– Кажется, я кое-что знаю, – сказал Реваз. 
Он бросил неуверенный взгляд на леди Сакран, а затем на сэра Румита, но они, скорее, были удивлены, чем опечалены его откровенностью.
– Ты что-то знаешь? – удивилась леди Сакран.
Она подошла ближе к молодому дракону, в то время как он встал и направился в сторону Эрранта и Мелл. Сэр Румит, также немало удивленный поворотом сей беседы, окончательно оторвался от своих трудов.
– Я не уверен, – сказал Реваз. – Вернее, я точно не знаю, что именно с ней случилось, но, кажется, я знаю, кто последним мог видеть ее. 
– Говори, – было видно, что вопрос исчезновения обитателей замка волнует леди Сакран не меньше, чем Эрранта и Мелл.
– Вчера, – Реваз тяжело, словно собираясь с духом, вздохнул и продолжил: – Я видел, как она уходила. Вернее, собиралась уйти. Я тогда разговаривал с Гхором, а она вошла в его коморку, собираясь покинуть замок, но потом вдруг передумала. Кажется, она что-то забыла внутри и поэтому вернулась обратно в замок. Казалось бы, в этом нет ничего такого, но только она вышла из коморки Гхора, он вдруг решил закончить беседу, хотя до появления Арабель на это не было и намека. Он почти сразу же попрощался со мной, а сам вышел из своей коморки, сославшись на то, что ему срочно нужно проверить нет ли запрещенных продуктов в складской комнате замка. Я заподозрил, что ему зачем-то нужно переговорить с Арабель, и поэтому не стал спорить. Я пошел покурить и пробыл на улице довольно долго, но пока находился там, не видел, чтобы Арабель выходила из замка.
– Ты думаешь, в исчезновениях замешан Гхор? – внимательно выслушав речь дракончика, осведомился сэр Румит.
– Не знаю, – еще раз сказал тот. – Но мне кажется, что Гхор был последним, кто видел Арабель.
– Может быть, стоит с ним поговорить? – с тревогой в голосе спросила леди Сакран. 
Вся эта беседа немало взволновала ее, но тот факт, что впервые за долгое время появилась возможность хоть как-то продвинуться в вопросе объяснения исчезновений обитателей замка, не мог не радовать леди Сакран. Решив, что поговорить с Гхором следует в любом случае, оставшиеся обитатели масонской ложи и их нежданные посетители вновь спустились на первый этаж замка и вошли в коморку охранника, но его там не было. Птица Сирин, недовольно скривив лицо, уставилась на вошедших.
– Ты не знаешь, где Гхор? – спросила у нее леди Сакран.
– Ну точно уж не в замке, – фыркнула птица.
– То есть? – удивилась леди Сакран. – Его рабочее время еще не вышло.
– Вышло… Не вышло… – загадочно пробормотала птица Сирин. – Ему то что! Он у нас свободный огр: хочет тут сидит, хочет людишек домой тащит.
– Что ты имеешь в виду? – настороженно переспросил наг.
– А на что похоже? – фыркнула птица и захотела отвернуться, но чуткая леди Сакран остановила ее.
– Милая птица Сирин, – сказала она. – Если ты что-то знаешь об исчезновениях, скажи нам. Не бойся Гхора, мы не дадим ему тебя обидеть.
– Он меня и не обидит, – задумчиво произнесла птица. – Скорее уж она…
– Она, – удивилась леди Сакран. – Кто эта «она»?
– Ну… – птица явно сомневалась в том, стоит ли ей рассказывать это, но доверие и симпатия к леди Сакран все же одержали верх в ее внутренней борьбе, и она сказала: – Это та, что живет в Гхоре. Я называю ее Пятой. 
– Пятой? – скептически переспросил Эррант.
Птица бросила на него негодующий взгляд, а затем продолжила говорить, обращаясь преимущественно к леди Сакран.
– Вы же знаете, что Гхор у нас… ну… не вполне стабильный, что ли. Особенно в последнее время. Он и раньше частенько менялся, выпуская наружу тот или иной свой характер, но сейчас это происходит по нескольку раз за день. Я не жалуюсь, так как в этом есть определенные прелести… Например, они поочередно кормят меня. У меня от этого уже бока стали появляться, - говоря это, птица слегка повернулась, демонстрируя присутствующим свое действительно расширившееся туловище. – Так что лично для меня в этом нет ничего плохого. Занудный Гхор, которого я называю Первым, очень даже хорошо чистит мою клетку, а Второй - в перерывах между чтениями своих молитв постоянно жалеет меня. Третий рассказывает интересные охотничьи байки, так что с ним не скучно, да и Четвертый, в общем-то, хорош: он, что не спросишь, все знает и все умеет. Но Пятая… Она совершенно другая.
– Я извиняюсь, – нетерпеливо вмешалась Мелл. – Я сейчас, может, чего не догнала, но ты говоришь, что внутри вашего здоровяка-охранника живут пять личностей и одна из них баба?
– Я бы сказала – «дама», – кивнула птица. – Она как будто даже аристократична и очень умна. Пятая разбирается в алхимии и частенько по ночам варит в кухонном очаге некие снадобья. Кажется, она использует для этого какие-то цветы из вашей оранжереи. Я думаю, что Пятая - самая умная из них. Не знаю как, но она умеет контролировать то, что делают и узнают другие, когда они встают в сознание Гхора. Остальные четверо же никогда не помнят и не знают о том, что делает каждый из них. Кажется, они не знают и о существовании Пятой.
– Так это Пятая виновата в исчезновениях? – спросил Эррант.
– Она – убийца! – с неожиданным для сего напряженного момента воодушевлением воскликнула Мелани-Мелл.
– На счет убийцы не знаю, – покачала головой птица Сирин. – Знаю, что она накачивает всех жертв своим снадобьем, а потом прячет в шкафу. Ночью же, когда в замке никого нет, Пятая заталкивает их в машину и куда-то вывозит. До этого момента все жертвы бывали еще живы. Даже чушь какую-то бормотали. Дайте-ка вспомнить… Последняя вот, вчера которая была, сквозь сон плела что-то о том, что не хочет опять мыть посуду.
– По-любому, это была Арабель, – усмехнулась Мелл. – У нее всегда сны бредовые.
– А ты не знаешь, куда он, – начал Эррант, но тут же поправился: – То есть она, Пятая. Куда она их увозит?
– А ты клетку видишь! – нервно воскликнула птица Сирин. – Как я, по-твоему, слетаю, посмотрю, куда она кого везет. Да и нужно ли мне это?  С Пятой я ссориться не хочу!
– Ну не сердись, не сердись, – леди Сакран примирительно взмахнула руками. – Тебя никто ни в чем не обвиняет, и мы очень благодарны тебе за помощь. Просто, может быть, Пятая или кто-то из других личностей Гхора упоминал о каком-нибудь своем тайном местечке?
Птица задумалась, искренне пытаясь найти ответ на сей любопытный вопрос. В этот же самый момент дверь коморки охранника отворилась, и в нее вошел орк Берион, коий по традиции, которой черно-белой завистью завидовали все обитатели замка, намеревался отправиться домой сразу же после обеда.
– Что у вас тут за собрание? – недовольно проворчал он, останавливаясь, так как из-за скопившегося в коморке народа не имел возможности протиснуться к выходу из замка.
– Мы тут узнали, кто стоит за исчезновениями обитателей замка, – сообщил ему сэр Румит, который находился ближе всего к орку.
Эта информация резко изменила настроение Бериона и его заинтересованность в происходящем существенно возросла, так как, что уж тут таить, после исчезновения сатира Бериону приходилось выполнять и его работу тоже, что, конечно же, ни в коем случае не приводило его в восторг. Поэтому появившаяся слабая надежда на возвращение его соседа по комнате, скрывающейся за картиной с конем, не могла не обрадовать орка. Когда же ему пересказали все то, что удалось выяснить у птицы Сирин, Берион удивленно присвистнул и, сложив руки на груди, глубокомысленно произнес:
– Кажется, я знаю, где их всех искать.
– Правда? – удивилась леди Сакран.
– Угу, – все еще задумчиво кивнул орк. – Гхор тут на днях подходил ко мне... Сказал, что решил заняться скотоводчеством… Коней, сказал, разводить начал и коров всяких… Еще сказал, что они расплодились и уже не помещаются в его домике. Я ему ферму тогда посоветовал, заброшенную. Дорогу объяснил… Я мимо нее каждый день проезжаю, когда домой направляюсь. Я ж и не думал, что он…
Произнося все это, Берион, казалось, заново переосмысливал каждое из этих слов и, очевидно, понимая теперь по-другому произошедшую недавно беседу с Гхором.
– Сможешь показать дорогу? – спросил Эррант, которому уже не терпелось отправиться вызволять меня и прочих обитателей замка из этой малоприятной западни.
– Не вопрос, поехали, – орк вдруг словно очнулся и стал проталкиваться сквозь скопившихся в коморке обитателей замка в направлении выхода. Эррант и Мелани-Мелл торопливо последовали за ним.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Мечтай!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх