seprator

Глава 9. Великолепие полиса Трокшаб, или кое-что о пользе путешествий (ч. 1)

seprator
Глава 9. Великолепие полиса Трокшаб, или кое-что о пользе путешествий (ч. 1)

Мы с Эррантом часто встречаемся с друзьями и нередко отправляемся в совместные поездки за пределы городской части полиса. Вообще, мы любим путешествовать по малообжитой местности. Хотелось бы сказать «дикой», но в Атлантиде совсем диких мест уже давно не осталось. Каждый закоулок полиса, сколь бы далеко он не размещался от центра, за многие тысячелетия существования закрытых полисов видел не мало посетителей как из числа местных жителей, так и туристов.

Вот тут, пожалуй, следует побольше рассказать о, собственно, устройстве полисов Атлантиды. Если вы думаете, что это просто города, защищенные от внешнего мира магическими куполами, то вы ошибаетесь. Несмотря на то, что купола действительно есть, хоть и не совсем магические, полисы, все же, намного обширнее простых городов. Они вмещают в себя как «центральную» развитую городскую часть, так и прилегающую к ней просторную сельскохозяйственную зону, состоящую из деревень, расположенных на различном удалении от центра. Все, что много тысяч лет назад во время катастрофы попало под защитный стабилизирующий щит, так и осталось владениями полисов Атлантиды. Нам повезло. Наш полис – Трокшаб - находится в живописной зоне. Здесь много озер и рек, есть просторные поля, густые леса и даже горы. Причем горы практически окружают наш полис.

Как правило, мы, жители Атлантиды, внутри полисов передвигаемся с помощью машин, движущихся на водородном топливе, получаемом из воды. В этом, кстати, есть большой плюс, так как воду можно найти почти везде и платить за нее совсем не нужно, лишь бы только с собой был специальный фильтр тонкой очистки. Но он сейчас есть у всех. Внешне же наши машины не очень сильно отличаются от машин большого мира, поэтому представить их вам не составит большого труда.

Но вернемся к нашей поездке. В этом путешествии нам предстояло посетить восточную часть полиса. Один из друзей обещал показать скалы, которые вместо обычного серого имеют насыщенный розовый цвет. Кто ж не хочет посмотреть на такое чудо природы?

Мы собрались компанией в десять лиц. Пять девушек и пять парней. Я и мой муж, Эррант. Ну, про нас вы уже все знаете… Моя близкая подруга-оборотень Мелани-Мелл. Ну, про нее я уже вам рассказывала недавно. Затем близкий друг мужа – Арфен, красивый, высокий и статный молодой темный эльф, страстно любящий всякого рода авантюры, в особенности, если в них присутствует легкая нотка криминальности. Он прибыл со своей очередной дамой сердца Ланой, которую я видела в первый раз в жизни. Кажется, ее родословная содержала гремучую смесь темных эльфов и фей. Так Лана сочетала в себе стройность и миниатюрность феи и в тоже время особенную форму и темно-карий цвет глаз темного эльфа. Ее бледная, тонкая и слегка мерцающая кожа дополнялась прямыми огненно-рыжими волосами эльфов. В одежде и макияже она предпочитала несколько агрессивный стиль. Но маленькие, почти прозрачные крылья на спине сводили на нет всю эту агрессию. Так что, в целом, весь образ Ланы получался невероятно милым и трогательно наивным.  Кроме них присутствовал еще один друг моего мужа - Линад. Это был полурослик, предки которого прибыли к нам из далекого и ну очень теплого полиса, поэтому кожа его была смуглая, а глаза и волосы – почти черные. Невероятно шустрый и выносливый, Линад имел легкий, веселый нрав и запросто вливался в любую компанию. Еще с нами были два человека - Синед и его спутница Эдда. Эдду я раньше видела только один раз. Это была молодая симпатичная девчушка с безумно веселым характером. Она производила впечатление человека, готового ввязаться в любой кипиш, собственно, только ради этого самого кипиша. С ней мы быстро сошлись. Ведь, что говорить, любовь к кипишу объединяет! Что же касается ее спутника, то его я тоже видела нечасто, хоть и учились мы в свое время в одной школе. По основным характерным признакам он был человеком, но судя по разросшейся с возрастом мускулатуре, подозреваю, что ни такой уж он был и чистокровный.

Ну, и, собственно, пару слов об инициаторе путешествия. Его раса довольно редка даже для Атлантиды. В простонародье их зовут чертями. Но они вроде бы не любят, чтобы их так называли. Хотя иногда любят… Не напрягайтесь, их все равно не понять. Это был некто коренастый с человеческим лицом, небольшими рожками, маленькими копытцами на ногах и длинным тонким хвостом, расширяющимся в виде плоской стрелки на конце. Звали его Орест. Друг сей большую часть времени был серьезным и безмерно деловым существом, но всякий раз, когда представлялся удачный случай, забавлялся тем, что подговаривал всех на разного рода проделки и шалости. Например, если он ехал с кем-то в машине, но не за рулем, то в полу-шутку уговаривал водителя обогнать там, где нельзя или ехать со скоростью чуть больше положенной. Или же, он любил уговорить кого-нибудь пойти куда-нибудь, куда ходить совсем не стоит. Правда, Орест всегда в таких приключениях сопровождал свою наивную жертву и даже вытаскивал ее из всех обязательно случавшихся передряг, что приносило ему особое удовольствие. В общем, Орест и приключения – это слова синонимы. Еще он обладал особенным чувством юмора. Он мог с совершенно серьезным лицом рассказывать события своего дня, незаметно сплетая в рассказе правду и вымысел. Мало знакомому с ним слушателю никогда не догадаться, где закончилась правда и начался вымысел. Да, что там незнакомому! Даже я – человек, знающий его уже много лет, не всегда понимаю, когда он говорит правду, а когда водит меня за нос. Думаю, что с этим способно разобраться только одно существо на планете – его возлюбленная Элис, красивая, хрупкая и очень нежная цветочная фея, обладающая нежно розовой тонкой перламутровой кожей, волосами цвета воронова крыла, и большими, красными, похожими на лепестки лилии крыльями. Она была довольно скромной, правильной и во многом противоположной Оресту. Он познакомил нас много лет назад, и мы практически мгновенно подружились.

Но пора вернуться к самому путешествию. Мы отправились в путь рано утром. Ехать к намеченным скалам надо было часа два с небольшим. Дорога показалась мне скучноватой. Вернее, все веселье как-то переместилось в другую машину (их было две). И это не удивительно, там ведь была Эдда! Там шумели, пили и пританцовывали под громкую музыку. В нашей машине все было куда спокойнее. Мужчины, Арфен и Эррант, разговаривали о своем, девушки – я, Мелани-Мелл и Лана – молчали. В нашей машине тоже играла громкая музыка, но отчего-то никто не пританцовывал. Лично мне она была совсем не по вкусу, и я погрузилась в свои мысли. Не знаю почему, но в голову мне пришла мысль об инквизиции. Наверное, во всем виновата пытка ужасной музыкой. Я недавно читала об инквизиторах, которые существовали в большом мире много столетий назад. Они сжигали на кострах людей, которых подозревали в колдовстве. Не понимаю, что плохого они видели в магии. У нас это даже приветствуется… Но сейчас не об этом. Я думала о том, насколько неприятно сгореть заживо. Каков порог боли, после которого теряешь сознание? И теряешь ли его? А потом я подумала об альтернативном варианте. Умереть от переохлаждения. Замерзнуть, например, где-нибудь в горах или на полюсе. Что неприятнее? Обычно при долгом нахождении на холоде человек, ну или не человек, начинает хотеть спать. То есть смерть тогда наступит во сне. Но при пожаре, чаще всего, пострадавшийтеряет сознание от удушения угарным газом раньше, чем, собственно, загорится. . Нет, тут лучше рассматривать не естественные условия. Под действием высоких температур кожные и мышечные покровы начинают разрушаться. Даже небольшой ожог приносит сильные боли. Но обморожение - тоже весьма неприятный процесс, связанный с разрушением тканей. И обмороженные части тела, если температура была достаточно низка, тоже очень болезненно заживают.

Пока я в уме производила аналитику, выявляя наиболее неприятный способ окончить свое существование, мы стали подъезжать к месту назначения. Появившиеся сельские горные пейзажи отвлекли меня от размышлений. Приземистые деревянные домишки, местами порушенные старые заборы, удивительным образом сложенные стога сена, пасущиеся стада – от всего этого веяло какой-то ушедшей романтикой старины. Мы заехали в деревню и остановились возле неглубокой, но очень холодной реки. Она протекала на краю деревни, но рядом с ней бурлила жизнь из-за обилия в этих краях сезонных путешественников, желающих взглянуть на диковинные скалы. Чтобы попасть к ним, требовалось переправиться через реку. На машинах это сделать не получилось бы, поэтому решено было их оставить прямо здесь, на берегу. На другой берег можно было перебраться двумя способами: перейти реку в брод или пойти по старому подвесному мосту. День уже был в самом разгаре, но теплеть так и не начало. Время от времени даже моросил дождь. В общем, желание лезть в холодную воду горной реки ни у кого не появилось. Мы выбрали путь через старый, местами трухлявый, но, в целом, довольно сносный мост. Несмотря на то, что от каждого шага он начинал раскачиваться, скрипеть и потрескивать, перебрались на другой берег мы в полном составе и без особых приключений.

Теперь требовалось  найти туристическую тропу, ведущую прямиком к скалам. Наш информатор, который, к сожалению, не смог поехать, утверждал, что тропа будет направо от моста в десяти минутах ходьбы. Мы пошли в указанном направлении по старой сельской дороге, разбившись на маленькие группки по интересам. Я шла рядом с Мелл. Мы почти не разговаривали и в основном предавались созерцанию местных пейзажей. Слева от дороги был просторный луг, заросший густой высокой травой, временами встречались крупные и не очень кустарники, немного дальше начинался лес.  По правую же сторону дороги был довольно обрывистый берег горной реки.  Совсем рядом с нами, от души над чем-то смеясь, брели Элис и Эдда. Мужчины наши шли немного впереди, что-то обсуждая и краем глаза осматривая местность в поисках тропы. Лана, будучи совсем новым лицом в нашей компании, держалась поближе к Арфену.

Сначала все шли бодро, много болтали и громко смеялись. Прошло десять минут. Потом еще десять. Но ничего похожего на тропу мы не увидели.

- Кажется, мы пропустили тропу, - ухмыльнулся Орест, останавливаясь.

Он огляделся, задумчиво почесывая взъерошенную ветром область между острыми рожками. Все остальные тоже остановились, скептически поглядывая на ухмыляющегося черта. Ну, началось! Разве мы можем выбраться куда-нибудь с Орестом и без приключений!

- Может быть, вернемся и посмотрим внимательнее? – предложила Эдда.

Мы вернулись, шаг за шагом осматривая густую луговую траву и каждый придорожный куст. Ничего даже отдаленно похожего на тропу не наблюдалось. Оставив девушек в ожидании на дороге, мужчины углубились в заросли, а затем совсем исчезли из виду в лесу. Мы прождали их около получаса. Что они там делали? Куда их увел Орест?

Даже шутливая болтовня не могла спасти нас от скуки. Как никак, а приехали мы сюда не просто на дороге постоять. Первой терпение отказало Мелани-Мелл. Моя дивная подружка, вообще, терпением отличалась редко. Она искоса недовольно глянула на меня. Ох, как же я не люблю этот взгляд! Я отрицательно покачала головой. В ответ Мелл хищно улыбнулась, давая мне понять, что спорить уже бесполезно. Она отошла в сторону и скрылась за огромным кустом можжевельника. Хорошо, что она так сделала. Ненавижу смотреть, как оборотни превращаются! Не скажу, чтобы это было так страшно… Просто в процессе перевоплощения у них сильно меняются кости и выворачиваются суставы, и такому впечатлительному человеку, как я, просто физически больно на это смотреть.  

Другие девушки, близко не знакомые с ней, недоуменно наблюдали за нашей безмолвной беседой и ее последствиями.

- Куда это она? – с тревогой спросила Лана, когда Мелл скрылась за можжевельником.

- Сейчас увидишь, - только ответила я.

 Через минуту за кустом послышался шорох, вздох и сдавленное урчание. А еще через минуту оттуда выбежал волк. Вернее, волчица. Девушки вздрогнули от неожиданности и испугано покосились на куст можжевельника, из-за которого выбрался хищник. Тем временем волчица подошла ко мне, игриво положила голову на мое плечо, а затем задорно вильнув хвостом побежала в лес.

- Не сидится ей, - проворчала я.

Мелл была, возможно, самая младшая из всех, кто отправился с нами сегодня. И я чувствовала некоторую ответственность за нее.

- Это что сейчас было? – удивленно и даже с некоторым восторгом поинтересовалась Эдда.

- Она - оборотень? –спросила Лана. Ее полупрозрачные крылья на спине тревожно затрепетали.

- Да, оборотень. Но она - нормальная. Правда! – поспешила я пояснить.

Элис, знавшая эту сторону талантов Мелл, подтверждающе кивнула. Несмотря на то, что в Атлантиде уже много тысячелетний разные расы соседствуют друг с другом, все же относительно некоторых из них сложились своеобразные предубеждения. Так способность чистокровных оборотней превращаться в кого-угодно, создала им амплуа опасных криминальных личностей. Хотя многие из них, как, например, моя подружка, вполне дружелюбные, милые и очень добрые создания. Ну, подумаешь, настроение у них меняется ежечасно. Что тут такого? Можно подумать, у обычных женщин настроение меняется реже.

Вскоре по очереди к нам стали возвращаться наши мужчины. Но каждый из них только разводил руками – тропы не было. Последним появился Орест и сообщил:

- Тропу я не нашел, но встретил одного местного жителя. Он сказал, что можно еще с другой стороны на скалы подняться. Только там не розовые они, а обычные. Что думаете? Не пойти ли нам в другую сторону?

Мы растерянно переглянулись. Хотели же вроде бы на розовые… А тут… И вообще, кого это он там в лесу встретил?

Как раз в этот момент у края деревьев показалась волчица. Она встала на задние лапы, чтобы ее было лучше видно. Когда я посмотрела на нее, волчица помахала хвостиком, и снова побежала в лес.

- Там Мелл, - сказала я и пошла в направлении места, где только что скрылась волчица. - Она говорит, идти за ней.

Вообще-то я не люблю, когда она так делает. И не только потому, что я не отличаю в таком обличии свою подругу от других животных и пугаюсь при ее неожиданном появлении! Тем не менее, я приблизилась к лесу и оглянулась. Остальные, поругиваясь на длинную траву, следовали за мной. Мы вошли в лес. Трава здесь была пониже, но идти все равно было нелегко из-за большого обилия кустарников и низкорастущих веток деревьев. То тут, то там мелькала волчица. Мы не без труда следовали за ней. Через несколько минут мне начало казаться, что мы заблудились. Впрочем, в этом вопросе мне доверять нельзя, с моим-то топографическим кретинизмом! Главное, что где-то недалеко виднелась Мелл, а уж она-то всегда дорогу домой найдет.

Вскоре появилась довольно очевидная тропа. Мелл уже стояла на ней в нормальном человеческом образе.

- Это она? – спросила девушка у Ореста. По ее лукавой улыбке я поняла, что она и без него знает ответ на свой вопрос.

- Да! – обрадовался черт, и глаза его загорелись дьявольским азартом. - Она самая. Дальше я веду!

Сказав это, Орест поспешил вперед.

Теперь мы следовали за чертом. Подъем был несложный, его одолел бы и ребенок. Но так как дождь то моросил, то прекращался, дорога оказалась скользкая. То один, то другой проваливался по щиколотки в какие-нибудь вязкие лужи. По мере подъема воздух становился, как будто, свежее. Чем дальше мы удалялись от населенного пункта, тем больше ароматов природы охватывало нас. Что ж, может, и не зря мы сюда выбрались!

Где-то на середине подъема нужно было пересечь довольно широкий ручей. Никакого мостика здесь не предполагалось. Зато какой-то добряк положил поперек ручья тонкое дерево, сломанное, видимо, недавним ураганом. Диаметр его ствола в самом широком месте не превышал десяти сантиметров. Дерево было не ровное и совсем не доставало до концов ручья. Мужчины решили проявить джентльменство. Сами промочив ноги, они разместились по сторонам сваленного деревца, и поддерживали девушек при переходе. Правда, в тот момент, когда нога очередной девушки касалась воды, джентльменство заканчивалось. И под бурные овации промокшая девушка топала на другую сторону ручья без поддержки.

Чем дальше мы шли, тем более очевидным становился подъем. Появлялось ощущение высоты. Местами стал виден обрыв и скалы. Предвкушение близости цели ускорило наши шаги, и совсем скоро мы были на вершине.

Скалы оказались изумительны. Я и подумать не могла, что они, и вправду, будут розовыми. Прямо совсем-совсем розовыми! Орест сказал, что такой цвет они имеют из-за большого содержания смешанного с известняками железа. А, впрочем, какая разница из-за чего. Главное, что скалы – розовые!

 Внизу текла бурная речка. Это была та же самая река, что мы переходили по мосту. Но только здесь она была намного шире и глубже.. За ней тянулся густой лес, еще дальше виднелись горы.

Это зрелище захватывало. Мы несколько минут просто стояли в тишине, наслаждаясь великолепным пейзажем и звуками природы вокруг нас. Что ж, поездка стоила того, чтобы случиться.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Мечтай!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх