Глава 11. Гордость и предубеждения оборотней

Последние недели Алебастр Когтеточ почти не покидал тренировочный зал. Близился финал Гладиаторских Игр, в рамках которого Алебастр настраивал себя только на победу. Другого пути у него и не было. Однажды он уже стал победителем Гладиаторских Игр. Это случилось в позапрошлом сезоне. Тогда же он получил серьезную травму, из-за которой не смог принять участие в следующих Играх. Последствия травмы ощущались у него и сейчас, но Алебастр не желал обращать на них внимание. Признание боли – это слабость, так полагал он всю свою жизнь.

В этом сезоне Гладиаторских Игр соперники Алебастра оказались куда более опытными, чем те, что сражались с ним два года назад. Сам же он не ощущал себя таким уж сильным и всемогущим, как раньше. Быть может, это травма подкосила его, а может быть и то, что многие из его прежних фанатов переметнулись на сторону Костолома. Кто знает…

Алебастр ежесекундно ощущал, что зрительская поддержка его снизилась. Это не просто расстраивало гладиатора. Несмотря на свой грозный вид, он обладал возвышенной, творческой натурой. Он был чувствителен к вниманию окружающих, и в моменты, когда этого внимания ему не доставало, испытывал немалые душевные страдания. Он ревновал зрителей к Костолому и жаждал победить его. В этом финале Алебастр Когтеточ просто обязан был доказать свою силу, иначе его ждало всеобщее забвение. Себялюбивый Костолом, даже не моргнув, отберет у него всех поклонников. Такого тяжелого удара гордый Алебастр не мог снести, и поэтому готовился к финалу с особенной тщательностью.

Алебастр Когтеточ был оборотнем, так, по крайней мере, он обычно утверждал. Но все же оборотнем он был необычным. Дело в том, что отец его, Гризфид, был чистокровным оборотнем, чей род немало гордился своей истинной незапятнанностью. И Гризфид тоже этим очень гордился, правда, только до тех пор, пока не повстречал на своем пути прекрасную Кидерф. Она была сиреной. Очаровательной, задумчивой и невероятно загадочной. Впрочем, любовь их длилась недолго. Едва на свет появился малыш Алебастр, произошел несчастный случай, в ходе которого прекрасная Кидерф погибла. Гордый Гризфид, очевидно, подозревавший в гибели своей любимой кого-то из родни, покинул дом вместе с ребенком и переехал жить в другой полис. Алебастр рос похожим на отца. Он унаследовал не только внешность оборотня, но и многие таланты, присущие этой расе. Он был крепким, мускулистым и невероятно выносливым, имел широкие возможности к перевоплощению. Еще в детстве Алебастр начал заниматься гладиаторским искусством и теперь уже не мог представить свою жизнь без него.

Отец немало гордился им. Он восхищался удивительной силой Алебастра, выделяющей его даже среди представителей рода оборотней. Но еще больше Гризфид радовался, замечая в сыне черты матери. Внешне он почти ничего не унаследовал от неё, но вот внутренне… Душа Алебастра была возвышенна и открыта чувствам, как душа мечтательной сирены. В юности он был влюбчив, но отношения приносили ему лишь страдания. Позже молодой оборотень закрылся от них и посвятил всего себя искусству боя. Гладиаторские Игры стали для него всем: именно они заполнили пустующие места его души, и более ничто не интересовало его так страстно, как они.

Проиграть в финале этих Игр Вальдемару Костолому значило для Алебастра Когтеточа не просто потерять все, это было все равно, что навсегда лишиться своей души.

До финала оставалась всего неделя, и Алебастр находился в постоянном напряжении. Он целыми днями изматывал себя в тренировочном зале, но несмотря на усталость, ночью не мог уснуть. Он долго ворочался в постели, а потом, поднявшись еще до рассвета, снова шел в зал.  Вот и сегодня Алебастр, задержавшись до самой ночи, уходил из тренировочного зала последним. Ночной сторож, прощаясь с ним, уже не удивлялся времени, которое показывали висевшие у входа часы. Он лишь, хитро ухмыльнувшись, попросил Алебастра не будить его завтра утром слишком уж рано.

На улице шел мерзкий, смешанный с осколками льда дождь. Было холодно. Алебастр закутался плотнее в спортивную крутку и торопливо пошел вдоль улицы в направлении дома. Все, что хотелось ему сейчас, это поскорее оказаться в тепле своей квартиры, принять душ и попробовать заснуть.

- Вы мистер Когтеточ?

Алебастр не ожидал встретить кого-то на улице в этот час, да к тому же в такую погоду. Настроение его было паршивым, но он все же остановился и, попытавшись улыбнуться как можно более дружелюбно, произнес:

- Да, вы правы. Чем могу помочь?

Перед ним стоял мужчина, лицо которого скрывал широкий капюшон монашеского наряда. За все годы карьеры гладиатора Алебастр встречал многих своих поклонников, и бывало, что они просили его автографы в самое неожиданное время. Его поклонники относились к совершенно разным расам, и многие, вероятно, даже были религиозны, но все же оборотень никогда не встречал среди них монахов. Да и вообще, можно ли было монахам увлекаться таким жестоким спортом, как Гладиаторские Игры? Впрочем, в Атлантиде было великое множество религий, некоторые из которых вполне могли допускать увлечение боями.

- Вам нужен автограф? – спросил Алебастр, так как остановивший его монах не спешил пояснять причину своего появления.

- Скорее, я хотел бы сделать вам предложение.

В темном переулке голос монаха показался оборотню зловещим. На секунду ему даже почудилось, что за ними следят, но, оглянувшись, Алебастр не заметил никого поблизости.

- Что за предложение? – стараясь не показать тревогу, осведомился он.

- Погода сегодня омерзительная. Вы не находите?

Странный монах ни голосом, ни своим видом не показывал волнения или хотя бы тревоги. Казалось, он был полностью уверен в результате их беседы. Алебастр же, уставший после тренировки и начинавший замерзать в своей легкой спортивной куртке, начинал терять терпение.

- Так что за предложение? – немного резко повторил он свой вопрос.

- Вы не будете против, если я подвезу вас до дома? – вместо ответа произнес монах. – Моя машина стоит совсем рядом, за углом.

Любопытство пересилило недоверие, и Алебастр поплелся за монахом к его машине. Они оба разместились на заднем сидении, отделенном от водителя непрозрачной перегородкой. Уставший и несколько раздраженный, оборотень нисколько не удивился тому, что ни монах, ни водитель не спросили адреса, по которому он живет. Все, что происходило сейчас, все больше напоминало похищение, но Алебастр не испытывал страха. Даже уставший и сонный он был намного сильнее обоих своих похитителей.

Тем временем, едва оказавшись в машине, монах откинул капюшон и явил оборотню свое лицо. Ни в лице, ни в облике монаха Алебастр не уловил ничего знакомого, как не было в нем и ничего примечательного, кроме, разве что, большой татуировки паука на лысом черепе служителя религии.

- Какой вере вы служите? – спросил Алебастр, недоверчиво поглядывая на татуировку. Монахов с такими знаками он еще ни разу не видел.

- Величайшей среди прочих, - монах улыбнулся, отвечая на вопрос, но улыбка эта казалась, скорее, зловещей, чем дружеской. – Но, полагаю, вы ожидаете, что разговор наш будет не о религии. Дорога до вашего дома не дальняя, и нам стоит поторопиться. Вы же не против?

- Да уж пожалуйста, - ворчливо отозвался Алебастр, все еще не отводя взгляда от странной татуировки на голове монаха.

- Тогда приступим, - монах снова зловеще ухмыльнулся. – Через несколько дней, как вы прекрасно знаете, состоится финал Гладиаторских Игр. Уверен, вы неплохо успели подготовиться к нему.

Монах многозначительно взглянул на Алебастра, но тот не ответил ему. Разговор, который начал священнослужитель, совсем не нравился оборотню. Особенно ему не нравилось то, что слова о готовности Алебастра к финалу были произнесены монахом с некоторой долей сомнения. Возможно, в своих мыслях Алебастр и допускал то, что его подготовка на сей день может уступать подготовке противника, но никогда в жизни он не позволил бы себе произнести такое вслух. Слова монаха больно ранили его гордость, но тот прекрасно знал это.

- Так вот, - продолжил монах, так и не дождавшись ответа от своего собеседника. – Мы верим в то, что вы готовитесь к предстоящему поединку самым серьезным образом. Мы наблюдали за вами. Но Вальдемар Костолом гораздо моложе вас, его не снедают никакие травмы, да и публика последние года ему весьма благоволит…

- Я знаю это и без вас, - раздраженно прервал его Алебастр.

- Не сердитесь на меня, - монах примирительно поднял руки. – Слышать правду всегда больно, но вы достаточно мудры, чтобы понять мои слова правильно. Я не желаю вам зла. Цель моего прихода, напротив, помочь вам. Костолом - серьезный противник, но вы можете легко одолеть его, прибегнув к нашей помощи. Наш Бог выбрал вас для своей протекции. Он может дать вам силу справиться с любым противником, даже таким сильным, как Костолом.

- Я и так способен с ним справиться, - возразил задетый его словами оборотень.

- Я верю, верю, - монах улыбнулся в этот раз куда более тепло. – Но не лучше ли, чем истязать себя беспрерывными тренировками, принять помощь Великого Божества, благоволящего вам. Его помощь может быть очень полезна. Прошу вас, не отказывайтесь сразу! Встретьтесь с нашей Верховной Жрицей, и она сможет открыть вам тайную силу Божества.

Слова монаха вызвали в гордой душе Алебастра праведный гнев, но вместе с ним появилось и чувство смутной надежды. Все это время он сомневался в своих силах и боялся лишь одного – проиграть. Могло ли так случиться, что Боги Атлантиды услышали его полуночные молитвы и послали помощь? Божественная поддержка могла решить исход поединка в его пользу, но… Но это было бы нечестно не только по отношению к его противнику, но и по отношению к тем, кто все эти годы преданно болел за Алебастра. Обман поклонников, пусть освященный Божеством, ущемлял гордость оборотня куда больше, чем проигрыш в финале Гладиаторских Игр. Он не сможет простить себе, если этот поединок не пройдет честно.

- Ваше предложение, - сказал Алебастр, - весьма щедро. Я польщен тем, что привлек внимание вашего Божества, но все же предложение это я принять не могу. Я хочу сразиться с Костоломом честно, без какой-либо помощи. Если я проиграю… Значит, так тому и быть. Пусть победит тот, кто действительно сильнее. Так будет правильно.

Монах кивнул и сказал, задумчиво глядя в окно:

- Что ж, вы, и правда, достойны… - он на мгновение замолчал, словно сообразив, что сказал лишнее, но потом торопливо заговорил вновь. – Вы – благородный воин. Надеюсь, в следующем бою вас ждет успех, но прошу вас обдумать наше предложение получше. Мы не ждем от вас сиюминутного ответа. До финала ведь еще несколько дней. Отдохните и подумайте о том, что я вам сказал. Если до дня поединка ваше решение изменится … - монах сунул руку в потайной карман мантии и извлек оттуда медальон. – Если вы все-таки передумаете, наденьте на шею этот медальон и скажите: «Готов». Тогда я снова приду к вам и отведу вас к Верховной Жрице.

Монах вложил медальон в руку оборотню.

- Благодарю, - смущенно пробормотал Алебастр, рассматривая округлый золотой медальон, испещренный множеством непонятных символов. Рубин в самом центре медальона, словно громадная капля крови, отражал тусклый свет фонарей. – Я не думаю, что это пригодится.

- Просто оставьте себе, - настоятельно произнес монах. – А теперь… Кажется, мы как раз подъехали к вашему дому. Не смею вас больше задерживать. Хорошо отдохните этой ночью, а завтра на свежую голову вспомните о нашем разговоре.

Едва он произнес эти слова, машина остановилась. Алебастр вышел из нее смущенный и встревоженный. Он знал, что никогда не простит себе, если примет это предложение, но та настойчивая уверенность, с которой говорил монах, вселила в него тревогу. Оборотню вдруг показалось, что мир, окружавший его, перестал быть прежним. Будто бы что-то опасное пряталось от него в темных углах каменных домов. Алебастр нервно оглянулся, кожей ощущая чье-то странное присутствие.

- Кажется, я схожу с ума, - пробормотал оборотень. – Наверное, нужно выспаться.

Он тревожно передернул плечами и устало поплелся к дому.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
И червяк имеет врагов!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх