Глава 12. Немного о том, как живут великаны

Солнцестояние – один из важнейших праздников Атлантиды, а возможно, и самый важный. По крайней мере так нас учили наши правители, Атланты. Атланты… Никто из нас не видел их уже много тысячелетий, но почему-то мы все продолжаем искренне верить в то, что они еще живы и внимательно следят за нашими судьбами.

Атланты завещали нам многое, установили немало законов. Большинство современных традиций было создано ими. Одной из таких традиций является празднование Дня Солнцестояния. Наши великие правители утверждали, что все мы созданы Богами Солнца, и что, поклоняясь светилу, мы возносим им хвалу.

В День Солнцестояния светило нашей планеты восходит очень рано и не заходит так долго, что кажется будто бы день этот длится бесконечно. В сей день Атлантида погружается в безумие празднования дня своих Божеств. Полисы превращаются в огромные храмы, а на каждой улице, почти у каждого дома, размещаются священные алтари.

В этом году мы с Эррантом решили отступить от привычных нам традиций празднования Дня Солнцестояния. Обычно мы отмечали сей праздник в кругу семьи, но в этот раз решили изменить привычке и посетить одно из главных святилищ Трокшаба – Миарк.

Миарк – это мистическое место, где сходятся лучи божественной силы. Миарк – это особенная область, где в День Солнцестояния собираются паломники со всего Трокшаба и других полисов. А еще Миарк – это территория, где живут великаны. Зачем нас с Эррантом понесло к великанам? Ответа на сей вопрос не существует. Видимо, так захотели Боги. Или, может быть, звезды сложились таким образом.

Просто как-то утром мы проснулись с мыслью о том, что нам очень надо посетить Миарк. Ни я, ни Эррант никогда раньше не были там, как не были и в каких-либо других поселениях великанов. Честно говоря, мы даже понятия не имели о том, как они строят свой быт, но все же решили поехать. Конечно, если быть откровенной, то Эрранта в Миарк тянуло то, что именно там власти Трокшаба несколько лет назад построили грандиозную арену, где теперь ежегодно проводится финал Гладиаторских Игр. Я уже, кажется, упоминала о том, что он всегда приходится на День Солнцестояния. Так вот, в этом году Эррант, не на шутку увлекшийся гладиаторским искусством, решил, что нам жизненно необходимо увидеть финал Игр этого сезона, так сказать, воочию. Была ли я этому рада? А разве можно радоваться тому, что в течение нескольких часов вам придется наблюдать за тем, как два мускулистых гиганта хладнокровно кромсают друг друга, проливая кровь на белые пески арены? Странно, но на этот простой вопрос у нас с Эрраном оказались совершенно противоположные ответы.

Дабы разнообразить путешествие в Миарк общением не только с мужем, я позвала с нами и свою подругу Мелани-Мелл. Она разбиралась в Гладиаторских Играх еще меньше моего, но зато всегда была готова куда-нибудь рвануть с хорошей компанией.

Так уж повелось, что мы с Эррантом не ищем легких путей. Посему, дабы ощутить все «прелести» путешествия, мы решили отправиться в Миарк на повозке, запряженной единорогами. Для Мелл это был сюрприз, так как она, вообще-то, побаивается единорогов. Именно поэтому, получая ее соглашение на поездку, мы нисколько не упомянули о том, каким образом мы собираемся туда отправиться. Моя подруженька-оборотень выдержала этот удар довольно стойко.

- Ну и кого из вас вы мне прикажете прибить? – сердито спросила она, когда к месту сбора подъехала повозка, запряженная двумя серыми единорогами.

- Скажи спасибо, что не верхом.

Мелл чуть не испепелила меня взглядом.

Поездка в Миарк на единорогах занимала около восьми часов, но, повторюсь, трудностей мы не боялись. Впрочем, главной трудностью было далеко не долгое время пути.

Едва повозка прибыла, мы все трое удобно разместились на угловой скамье в дальнем конце повозки и с трепетом стали ожидать момента отправки. Тем временем в повозку стали набиваться и другие пассажиры. Три дородные постаревшие феи приземлились прямо рядом с нами. Они без устали щебетали о том, как многого ожидают от этого солнцестояния. Одна из трех фей уже бывала в Миарке, и посему с видом знатока она сообщала своим подругам обо всем, что ожидало их в этом путешествии. Разговор их часто прерывался радостным хихиканьем и тихим бульканьем чего-то не факт, что согревающего, но уж точно горячительного. После каждого такого бульканья хихиканье фей усиливалось.

Следом за ними в повозку забрались еще двое: циклоп-альбинос и смуглокожая сирена. Странная и, я бы даже сказала, подозрительная парочка. Он был бледен, как выцветшее полотно, а она же казалась столь яркой и ослепительной, словно впитала в себя все его краски.  Едва забравшись в повозку, циклоп (хотя, возможно, он лишь громким эхом отражал тихий шепот своей супруги) принялся ворчать. Не доволен он был всем: повозкой, кучером и даже пассажирами, находившимися рядом. Разглядывая его, я услышала тихое проклятие от Мелани-Мелл. Она тоже, как и я, не любила проблемных попутчиков. Даже не знаю, что напрягало меня больше – слишком веселые пожилые феи или вечно недовольный циклоп-подкаблучник?

Впрочем, о раздражающих попутчиках мы забыли, едва наша повозка выехала за пределы городской части полиса. Единственной нашей целью с этого момента стала попытка удержаться на месте. Каждый из нас, отправляясь в путешествие, подсознательно понимал, что дороги в Трокшабе оставляют желать лучшего, но ни один из нас и предположить не мог, какова разница между путешествием по этим дорогам в обычной машине и в повозке, запряженной единорогами. Нас ежесекундно швыряло в разные стороны, мы судорожно хватались за все, что попадалось под руку, страшась вылететь из повозки на очередной кочке. Большую часть пути мы должны были проделать глубокой ночью, но мысль о сне в таких условиях даже не приходила нам в голову.

Всю дорогу я слышала уже нетихие ругательства Мелл. Впрочем, они почти тонули в океане недовольств циклопа и визгливом смехе ощутимо опьяневших фей. Кучер же, привыкший к сложностям этой дороги, казалось, не замечал ни наших страданий, ни недовольств. Он пел. Скажу честно, в темноте ночи, освещенный полной луной, этот кучер, поющий народные песни великанов и ведущий нашу повозку никому, кроме него, неведомыми ухабистыми путями, навевал весьма жутковатые мысли.

Спустя пять часов такого пути, каждый из тех, кто находился в повозке (разве что кроме фей, одна из которых даже умудрилась заснуть), вспомнил о боге, которому поклонялся, и вознес соответствующие молитвы. Возможно, чья-то молитва была недостаточно искренней, так как спустя еще час, кучер, прервав пение, объявил нам, что мы заблудились. Новость сия, даже несмотря на то, что была сделана остановка, и нам разрешили выйти из повозки, нисколько не обрадовала пассажиров. Единственным нашим желанием было поскорее оказаться в Миарке.

Пока кучер сверялся с картами, мы выбрались из повозки, чтобы немного размять затекшие от постоянного напряжения мышцы. Ночь оказалась лунной и довольно холодной. Дорога, посреди которой была сделана наша остановка, пролегала по краю каменистого склона, отчего находиться на ней казалось не особенно безопасным. Сильный, холодный ветер пронизывал одежду и, замерзнув, мы скоро вернулись обратно внутрь повозки. Вскоре, возвестив о том, что мы всего лишь пропустили один поворот, на свое место возвратился и кучер. Он повернул назад и наше адское путешествие возобновилось.

Первым, что я увидела, когда мы прибыли в край великанов, было … ничего. Там не было совершенно ничего. Я не говорю уже о чем-нибудь особенном или хотя бы привлекательном. Только серая земля, покрытая клочками низкой сухой травы.

Вскоре мы увидели великана. Смуглокожий и темноволосый, он сам был похож на Божество, которое собирался здесь чествовать. Густая черная борода, казалось, произрастала из самых глубин его странной, полубезумной души.

- Вы задержались! – громогласно возвестил великан. - Надо спешить! Рассвет уже совсем скоро!

Скажу откровенно, что после такого длительного, тяжелого и крайне холодного пути меня совершенно не интересовало то, какой там рассвет так мечтает показать нам этот великан. Его, кстати, звали Албер, и он был нашим проводником в землях великанов на период празднования Дня Солнцестояния.

Албер был безумен. Может быть, не так сильно, чтобы его лишили лицензии проводника, но достаточно, чтобы быть неумолимым к потребностям своих гостей. Чуть ли не силой он оттащил всех нас от повозки и хорошим толчком направил в сторону тропы, ведущей куда-то вверх. В утреннем холоде, кутаясь в теплые, но совершенно не согревающие одеяния, мы стали подниматься на гору, которая, впрочем, только лишь называлась этим термином. На самом деле это был лишь довольно высокий каменистый холм.

К тому времени, когда мы, наконец, оказались на вершине холма, который Албер величественно окрестил «Горой Желаний», там уже почти не было свободного места – так много разношерстого народа толпилось там в этот час.

- Встаньте на колени, - наставительно произнес великан и, подавая нам всем пример, первый опустил колени на холодную почву. – Очень скоро будет всходить солнце. Встречая его, загадайте самое заветное желание. Местные жители верят, что мысли, сформулированные в рассветный час на этом месте, материализуются очень быстро.

Тяжело вздохнув, мы все последовали примеру великана. Честно говоря, в этот час у меня не было других заветных желаний, кроме того, чтобы поскорее оказаться в тепле и немного поспать. Холод утреннего Миарка заставлял нас дрожать, но все мы старательно терпели неудобства. Мучения наши длились недолго. Вероятно, благодаря тому, что в пути кучер пропустил поворот, и мы приехали к самому началу рассвета. Едва солнце показалось на краю горизонта, многочисленные гости Миарка, приехавшие встретить рассвет и загадать желание, приступили к пению священных песен. Это были обычные песнопения, исполняющиеся в храмах поклонения Солнцу, но здесь, на Горе Желаний, в этот холодный рассветный час они заиграли новыми красками, стали как будто бы душевней и искренней.

Когда песнопения закончились, мы поднялись с колен. Албер велел нам спускаться вниз к повозке и обещал, что скоро мы сможем отдохнуть. На отвердевших от холода ногах мы поплелись обратно. Я почти не ощущала своего тела и думала только о том, как же поскорее оказаться в тепле, когда вдруг ощутила нечто, не входившее в мои планы. Дело в том, что, возвращаясь к повозке я случайно наступила на один из странных магических символов, которыми была покрыта вся вершина Горы Желаний. Сначала я думала, что это всего лишь рисунки, но наступив на один из них поняла, что это не так. То, что я ощутила, было очень странно. Через этот символ, словно фонтан, поднималась из земли бурная энергия. Ощутив ее, я очень испугалась, так как не имела никакого представления о ее природе. Позже я спросила у Албера об этой странной энергии, и он объяснил, что это одно из проявлений пересечения в Миарке лучей божественной силы. Специальные символы, начертанные руками Башни Магов, активируют здесь божественные силы и помогают им выбраться наружу. Именно поэтому желания, загаданные в этом месте, легко исполняются. Правда, Албер немало удивился моему вопросу и сказал, что далеко не все способны ощутить эти энергии, и что, скорее всего, то, что я их почувствовала, связано с тем, что моя нервная система за время сложного пути «несколько потревожилась». Я не стала расстраивать великана, поясняя ему, что моя нервная система «потревожена» по жизни.

Когда мы все вновь погрузились в повозку, Албер приказал кучеру ехать в поселение великанов, а сам, так как из-за своих размеров поместиться внутрь повозки не мог, пошел рядом. Он без устали болтал, рассказывая нам о преимуществах посещения Миарка в День Солнцестояния, о местных красотах и весьма странных традициях, вроде купания голышом в священной реке, на которых он очень настаивал.

Поселение великанов произвело на меня весьма неоднозначное впечатление. Пока мы ехали к нему, я не переставала надеяться на то, что там нас ждут уютные комнаты, тепло и вкусная еда. Каково же было мое разочарование, когда, выбравшись из повозки, я увидела несколько крупных и не очень наскоро сколоченных деревянных хижин, размещенных вокруг потухшего кострища. Надеяться на тепло и уют было бесполезно.

В поселении нас встретили еще несколько великанов. Две женщины и трое мужчин. Они шумно принялись расселять нас по хижинам. Оказалось, что свободных мест здесь не так уж и много, так как незадолго до нас приехала еще одна группа туристов, куда более многочисленная. Супруга Албера, белокурая великанша Инар, почти силой отодрала от нас Мелл и потащила ее в одну из хижин, где размещались туристы женского пола. Нам же с Эррантом места не хватило, но это нисколько не расстроило Албера. Он предложил нам поселиться в огромном шатре, где обитали сами великаны. Впрочем, выбора у нас не было.

До начала всех официальных церемоний празднования Дня Солнцестояния оставалось еще около четырех часов, и нам предложено было потратить это время на сон. Все разбрелись по своим хижинам, а мы с Эррантом поплелись в шатер великанов. Он был огромен и почти пуст. Прямо на полу лежали несколько большущих соломенных тюков, мы разместились на одном из них. Инар принесла нам подушки и шерстяные одеяла, подходящего размера. Закутавшись в них, мы попытались заснуть. У меня это получилось не особенно успешно, а вот Эррант, утомленный за время пути, моментально провалился в сон.

Вскоре в шатер пришли и великаны. Каждый из них разместился на собственном тюке и, зарывшись в сшитые из овечьих шкур накидки, мгновенно уснул. Уже спустя минуту после их прихода весь шатер наполнился громогласным храпом. Если раньше я хоть сколько-нибудь сомневалась в том, что смогу уснуть в незнакомом месте, то теперь уже я нисколько не сомневалась в том, что в среди такого храпа я точно не усну.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Хочешь быть счастливым, будь им!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх