Глава 13. В плену обмана

Как и все гладиаторы, Алебастр Когтеточ прибыл в Миарк за сутки до празднования Дня Солнцестояния. По традиции в последних играх сезона принимали участие не только гладиаторы, дошедшие до финала, но и те, кто сражался в рамках основных Игр, но не прошел в финал, не получив при этом сколько-нибудь серьезных травм. Такие гладиаторы разогревали публику перед выходом главных действующих лиц - финалистов.

По прибытии в Миарк всех без исключения гладиаторов размещали в специальные комнаты, предусмотренные внутри арены. До окончания Игр им запрещалось видеть своих родственников и друзей. Тренировки и репетиции – вот все, чем могли заниматься гладиаторы последние сутки перед Днем Солнцестояния.

Комната, в которой поселили Алебастра в этот раз, оказалась той же самой, где он жил два года назад. Тогда, когда стал чемпионом Гладиторских Игр. Комнаты распределялись между гладиаторами случайным образом, и, конечно, оборотень хотел бы верить в то, что такое совпадение - есть хороший знак, но в глубине души понимал, что это не так. Дело в том, что вот уже третий день, как он испытывал постоянную боль. Сначала она локализовалась только в руке, сильно поврежденной им в финальной битве два года назад. Спустя день болезненные ощущения стали распространяться и на другие части тела.  Теперь же страдали не только мышцы оборотня, но и кости, и даже органы. Иногда боль на время утихала, но вскоре возвращалась вновь, становясь настолько нестерпимой, что оборотень почти терял сознание.

Это состояние невероятно пугало Алебастра Когтеточа. Оборотень не мог контролировать приступы боли, а целебные отвары, способные ее унять, притупляли его реакцию настолько, что делали невозможным полноценное участие в турнире. Если бы кто-то из организаторов Игр узнал о его состоянии, Алебастра сразу же сняли бы с соревнований. Гладиаторские Игры призваны нести радость публике! Никому не выгодно, чтобы кто-то из гладиаторов получил опасные для жизни увечья и уж тем более умер прямо на арене. Но Алебастр Когтеточ считал совсем иначе. Смерть для него казалась куда лучшим исходом, чем снятие с соревнования в самом финале игр. Погибнуть лучше, чем уйти в забвение – так думал оборотень.

Свою внезапно возникшую болезнь Алебастр связывал с тем, что последние недели перед финалом тренировался слишком упорно. Вероятно, стараясь стать лучшим, он переборщил с усилиями и теперь расплачивался за это осознанием того, что победа в финальном поединке будет не за ним. Объективно оценивая свое состояние и силы, Алебастр признавал, что, даже если ему удастся скрыть болезнь от организаторов и выйти на финальный поединок, то победить пышущего жизненной силой Костолома у него никак не выйдет.

Несколько часов назад он видел Вальдемара на арене. Тот тренировался вместе с одним из выбывших ранее гладиаторов. Готовность Костолома к финальному поединку поражала. Это был его год! Костолом находился в самом расцвете сил и, что самое обидное, прекрасно осознавал это. Он филигранно демонстрировал свои умения публике, скрывая любые недостатки за бурной харизмой. Впрочем, недостатков у него было совсем не много.

От нелегких размышлений Алебастра оторвал стук в дверь.

- Войдите, - недовольно произнес он.

Дверь отворилась раздражающе медленно, но причиной тому было лишь то, что открывала ее молодая эльфийка, державшая в руках поднос с ужином гладиатора. По традиции до поединка финалисты Гладиаторских Игр не могли контактировать между собой, и поэтому вкушали еду, сидя в одиночестве в своих комнатах.

- Я рада, что вы в финале, - певуче произнесла эльфийка, оставляя поднос на столе.

Она не спешила уходить, и это расстраивало Алебастра. Боль в органах снова усиливалась, и ему не хотелось, чтобы ее хоть кто-то заметил.

-  Я болела за вас в тот раз, - эльфийка игриво улыбнулась. – Думаю, и в этот раз буду за вас. Костолом, конечно, силен, но вы… Ой, какая красота!

Эльфийка прервала свою мысль, потому что взгляд ее упал на нечто небрежно выпавшее из частично разобранного чемодана оборотня. Алебастр удивленно проследил за ее взглядом и на мгновение замер. То, что привлекло взгляд эльфийки, оказалось золотым медальоном. Тем самым, что несколько дней назад заставил его взять таинственный монах. Алебастр и не помнил, что брал его с собой в Миарк. Теперь же медальон, словно призывая всеобщее внимание, лежал прямо на полу.

- Можно посмотреть? – девушка шагнула к золотой безделушке, но оборотень остановил ее.

- Нет, - сказал он, но заметив обиженный взгляд эльфийки поправился. – В другой раз. Сейчас я должен побыть наедине с собой, чтобы настроится на поединок.

- О-о! – девушка понимающе улыбнулась, - Конечно. Не буду вам мешать.

Она ушла, тихо затворив за собой дверь, но Алебастр еще несколько минут не решался поднять с пола таинственный медальон. Рубин, размещенный в его центре, мягко отражал свет лампы.

-  Быть может, это единственный способ, - со вздохом прошептал Алебастр.

Страдания его усиливались с каждым часом, и он абсолютно не был уверен в том, что завтра утром сможет хотя бы подняться с кровати, не то, что уж вступить в поединок с Костоломом. Вид медальона, так спокойно лежавшего на полу возле чемодана, заставил нечто внутри оборотня зашевелиться. Да, он отказал монаху во время их встречи, но тот так настоятельно просил его подумать еще. Монах будто бы знал, что скоро с Алебастром случится несчастье. Может быть, он, и правда, это знал. Кто знает, не раскрыло ли ему его Божество будущее Алебастра?

- Что если я не так его понял?

Внезапная мысль заставила Алебастра вздрогнуть. Словно боясь, что кто-то его увидит, оборотень бросился к медальону и сжал его в своей громадной руке. В тот день, когда монах оказался на его пути, Алебастр подумал, что некое Божество желает наложить на него какое-нибудь заклятье, способное придать ему небывалую силу. Теперь же он вдруг взглянул на предложение монаха иначе. Если тот знал о предстоящей болезни Алебастра, то, вероятно, мог предлагать ему избавиться от нее. Что если странное предложение Божества как раз было направлено на исцеление Алебастра, а не на придание ему немыслимых сил?

 Все еще не выпуская медальона из рук, Алебастр сел на стул и обратил взгляд на поднос с ужином, принесенный эльфийкой. Толстые куски жареного мяса рассылали свой аромат по всей комнате гладиатора, но оборотень так и не решился к ним прикоснуться. Его мысли занимал лишь один вопрос: «Что если?».

Будет ли это считаться обманом зрителей, если Божество поможет ему исцелиться? Биться с Костоломом он в любом случае будет собственными силами. Ему нужно лишь избавиться от боли, а все остальное он сможет сделать сам.

И все же Алебастр сомневался. Его гордое внутреннее Я не желало принимать ничью помощь, сколь бы малой она ни была. Разум же твердил, что, если он не найдет способ избавиться от боли, то неминуемо проиграет в завтрашнем бою.

Тем временем страдания тела Алебастра только усиливались. Приступы боли теперь были намного сильнее и длительнее предыдущих. Последний из них заставил грозного, гордого оборотня сжаться в клубок и тихо застонать.

- Я попрошу только избавиться от этого, - прошептал Алебастр, едва сдерживая подступившие к глазам слезы. – Только исцеление.

Трясущимися руками он надел на шею медальон и произнес:

- Я готов.

В эту же секунду сознание оборотня резко потемнело, а когда же он очнулся то, обнаружил себя совсем в другой комнате. Стены, как, впрочем, и полы, здесь были сделаны из необработанного, потемневшего дерева, а не из серого камня, как все помещения арены гладиаторов. Окон не было, как, впрочем, и мебели. На одной из стен висела одинокая лампада, прямо под ней были сложены тюфяки, набитые чем-то похожим на солому.

- Мы рады, что вы решили принять наше предложение.

Освящение в комнате было очень слабым, поэтому Алебастр не сразу увидел, того, кто говорил. Спустя секунду монах вышел на освещенное пространство. Его лысая голова блестела в свете лампы, отчего паук, вытатуированный на его затылке, казался ожившим.

Монах был здесь не один. Прямо за ним находились две женщины. Алебастр видел только их силуэты, но не мог разглядеть лиц.

- Мы ждали вашего прибытия, - сказал монах.

- То есть, - странное место давило на Алебастра, и он уже успел пожалеть о своем решении попросить помощи у монаха, - вы были уверены, что я передумаю?

- Конечно, - монах медленно кивнул и многозначительно добавил: - Каждому из нас временами необходима помощь.

- Значит, вы знали о моей болезни? – оборотень чувствовал, что боль, отступившая на время, снова возвращается к нему.

- Мы следили за вами и знаем обо всем, что случилось.

- Так вы поможете мне исцелиться? – боясь поверить смутной надежде, спросил Алебастр.

- Позвольте мне для начала представить вас, - вместо ответа произнес монах.

Он отступил на шаг, пропуская в освещенное пространство двух женщин, что прибыли сюда вместе с ним. Теперь Алебастр смог довольно хорошо рассмотреть их. Они оказались близнецами. Женщины имели стройные фигуры и довольно красивые черты лица, но все же не показались Алебастру привлекательными. В них было что-то холодное, что-то отталкивающее и даже интуитивно пугающее.

- Верховная Жрица, перед вами тот, на кого указал Бог. Его имя Алебастр Когтеточ.

- Алебастр Когтеточ… - от этого шипящего голоса, кровь застыла в жилах оборотня.

Никогда он не считал себя трусом, но эти две одинаковые женщины, произносящие слова единым шепотом, приводили его в настоящий ужас.

- Знаешь ли ты, кто я? – прошипели женщины.

- Нет, - оборотень попытался отвести взгляд, но ярко-голубые, словно светящиеся, глаза женщин гипнотизировали его.

- Мое имя Зарелла. Я – Атлант. Мой Бог выбрал тебя, чтобы одарить милостью. Готов ли ты принять ее?

- Мне нужно лишь исцелиться от боли, - неуверенно пробормотал Алебастр.

- Твоя боль исчезнет, - подтвердила Зарелла, оба ее лица при этом искривились в холодной усмешке, - Если ты примешь благодать Бога. Но прежде, чем это случится, ты должен принести клятву верности.

Глаза Зареллы сверкнули, и Алебастр сам не понял, как оказался на коленях. Резкая боль пронзила его тело так, что он еле удержался от стона. Демонстрировать свою слабость перед этим жутким созданием было бы для него унизительно.

- Клянись! – единым шипящим голосом приказали близнецы.

- Клянусь в верности вашему Богу, - пролепетал оборотень, - Обещаю служить ему верой и правдой и выполнять все, что он от меня потребует. Взамен прошу лишь об исцелении своего тела…

- Достаточно, - Зарелла прервала его клятву. – Завтра в полдень мы проведем обряд. А сейчас же тебе нужно уснуть.

Глаза Зареллы вспыхнули, и сознание оборотня снова потемнело.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
И червяк имеет врагов!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх