Глава 14. День Солнцестояния. Начало

Часы в шатре спящих великанов длились бесконечно. Когда же солнце поднялось достаточно высоко, великаны, словно на каком-то интуитивном уровне почувствовав это, проснулись. Это произошло так внезапно, что я вздрогнула от неожиданности, когда звучный храп, переполнявший шатер, вдруг разом прекратился.

- Пора и покушать, - воодушевленно сказал великан Албер, приподнимаясь со своего набитого соломой тюка.

Что касается еды, то она в поселении великанов была вполне сносной. Тут надо уточнить, что словосочетание «вполне сносной» означало то, что Эррант уплетал поданный завтрак за обе щеки, а мы с Мелани-Мелл, состроив обиженные мордочки, для вида ковыряли белесое месиво в своих тарелках.

- Ну и лица! – смеялся Эррант. – Вы как маленькие!

Покончив с завтраком, великаны снова погрузили нас в повозку и повезли в общественную часть Миарка, туда, где должны были состояться праздничные народные гуляния.

День Солнцестояния для жителей Атлантиды – это не просто главный праздник. Это день, от которого ведется отсчет нашего существующего календаря. Воспоминания о том, что произошло в сей день более девяти тысячелетий назад, хранят в себе страшную тьму. Тогда планета Земля едва не лишилась всех своих разумных обитателей, но мы, а вернее наши предки, сами были в том повинны. Существующие же теперь новогодние традиции Атлантиды во многом отражают суть того, что случилось в то ужасное время.

Утро дня Солнцестояния начинается в Атлантиде с народных гуляний. Обитатели нашего мира наряжаются в праздничные костюмы и с песнями выходят на улицы своих полисов. Народные гуляния символизируют для нас счастливую свободную жизнь без строгих границ и магических полей, но в тоже время они напоминают нам о том, что именно излишняя свобода нравов привела мир прошлого к рождению и распространению темной магии, а также связанных с нею пороков.

К середине дня народные гуляния плавно смещаются к Главной Гладиаторской Арене Атлантиды, где ежегодно проходит финал Игр. Бои гладиаторов завершаются только тогда, когда солнце, являющееся главным объектом поклонения обитателей Атлантиды, пересекает границу горизонта. И для нас это тоже символ. Символ падения привычного мира!

В наступающих сумерках народ Атлантиды надевает черные плащи, служащие для обозначения обуревавших людей пороков, после чего начинается важный обряд очищения от грехов. На улицах и площадях, в домах и театрах обитатели Атлантиды обливают друг друга водой, взятой из священной реки. Вода для нас – есть символ ухода прошлого, смерти, если так можно выразиться. Только пройдя через потоп, Атлантида получила шанс новой жизни. И поэтому ежегодно в день Солнцестояния, поливая друг друга святой водой, мы напоминаем себе о том, что наш мир не вечен, а пороки и тьма легкодоступны и крайне опасны.

Незадолго до полуночи обряд очищения заканчивается, и все жители полисов Атлантиды идут в храмы поклонения Солнцу, где возносят молитвы Верховным Богам, благодарят их за свои жизни и загадывают желания. Именно так вот уже более девяти тысячелетий начинается каждый новый год Атлантиды. В этом же году нас ждали некоторые изменения.

- Для начала, - наставительно говорил Албер, шедший рядом с повозкой, - мы заглянем на берег священной реки. Конечно, обряд обливаний как обычно состоится вечером, но я очень рекомендую вам окунуться в святую воду утром. Это поможет настроится на принятие божественной благодати и очистит от неприятных мыслей.

Очень скоро повозка остановилась, и, выбравшись из нее, мы обнаружили себя на поросшем густым камышом берегу мелкой речушки. Было довольно ранее утро, и солнце еще не успело прогреть воздух, а тем более воды священной реки, но это нисколько не останавливало настроенных на магические ритуалы гостей Миарка. По рекомендации Албера сначала омовение в реке прошли мужчины, а затем женщины. Такой порядок великан объяснил тем, что женщины, якобы, любят растягивать удовольствие, в то время как мужчины относятся к ритуалам более собранно. Возможно, доля правды в этом и была, но мне показалось, что Албер как-то уж слишком суров к женскому полу.

Вода в реке показалась мне невероятно холодной, так что «растягивать удовольствие» лично у меня не возникло никакого желания. Я выбралась на сушу, едва окунувшись, и, одевшись, возвратилась к мужчинам, что, сидя в повозке, были заняты беседой о предстоящем поединке финалистов Гладиаторских Игр. При моем появлении они старательно перевели тему разговора на что-то более мистическое и увлекательное – на ритуальное купание женщин.

Вскоре, в повозку вернулась Мелани-Мелл, а следом за ней и остальные купальщицы. Особенно воодушевленными возвратились пожилые феи, впрочем, не исключено, что бодрость им придало не купание, а горячительно булькающая жидкость, которую они продолжали всюду носить с собой. Как только все гости разместились в повозке, великан дал кучеру команду ехать в центр Миарка.

Народные гуляния уже шли с полным размахом, когда наша повозка, сопровождаемая звоном колокольчиков, кои кучер успел привязать к упряжи единорогов, пока мы купались, въехала в ворота рыночной площади Миарка. Эта площадь, обычно широкая и свободная, сейчас была переполнена разодетым в смешные или устрашающие костюмы народом. На секунду мы даже пожалели о том, что не привезли с собой никаких нарядов.

Отовсюду доносилось многоголосое пение. Мы только успели выйти из повозки, а нас уже втянули в себя хороводы танцующих жителей Атлантиды. Атмосфера праздника окрыляла, и мы, забыв о всех возможных заботах, погрузились в нее с головой. Танцы и песнопения длились бесконечно, но мы, вскоре устав от них, покинули эпицентр движений и отправились исследовать окраины площади, где в большом количестве размещались всевозможные торговые лавки, комнаты предсказателей и целителей. Больше всего нас интересовали места, где продавались самые разные амулеты. Всем известно, что амулеты, привезенные из Миарка, обладают особенной силой, и, конечно же, ни я, ни Мелани-Мелл, ни даже Эррант не желали упускать шанса приобрести их.

Мы задержались возле лавки с названием «Магические сувениры прорицательницы Агни». Здесь продавались не только заряженные магией амулеты, но и целебные травы, и даже масла из них, что в особенности заинтересовало меня, как любителя проводить домашние эксперименты со смешиванием магических масел. Прорицательница Агни стояла у прилавка и приветливо улыбалась нам. Она принадлежала к расе нимф, поэтому точно определить ее возраст было затруднительно. Но тонкие полосы седых волос уже четко прорисовывались среди ее черных локонов, что давало все основания полагать, что прорицательница Агни ходит по земле явно больше одного столетия.

- Что желаете? – спросила она.

- Мы бы хотели приобрести амулеты и какие-нибудь магические масла, - ответила я. – Можете что-нибудь подсказать?

- Конечно, - она лукаво подмигнула. – Чтобы выбрать амулет, вам нужно взять его в руки. Если он ответит вам, значит, он ваш. У меня они распределены по типу действия. Вот здесь – нимфа указала рукой на скопление амулетов с изображением шестипалой ладони, - заряжены на привлечение денег. Вот эти, - ее рука сдвинулась к амулетам, изображавшим буквенные символы, - привлекают любовь. Дальше защитные и целительные.

- А вот этот? – я взяла с прилавка амулет, на котором был изображен солнечный диск, содержащий в себе рисунок человеческого глаза.

- Этот… - прорицательница перегнулась через прилавок, чтобы рассмотреть амулет получше.

Я заметила, что других, подобных ему, на прилавке не было. Нимфа же словно не сразу узнала его. Она тревожно коснулась амулета рукой, и в это же мгновение ее вдруг затрясло. Зрачки прорицательницы закатились, и она хрипло, словно не своим голосом, произнесла:

- Грядет тьма, что скроет солнце. Мир падет. Вглядись в корни. Кровь! Нужна кровь!

Сказав это, прорицательница вдруг резко выпрямилась. Ее лицу вернулось осмысленное выражение, а затем она, заметив наши ошарашенные лица, с сомнением поинтересовалась:

- Я что-то говорила?

- Э-э… - Эррант первый отошел от удивления. – Что-то неясное про тьму и кровь.

- Можете повторить, - нимфа казалась озабоченной.

- Не уверен, - Эррант покачал головой.

Нимфа-прорицательница устало вздохнула. Вот интересно, сколько раз за день ее накрывают такие видения? Не хотела бы я иметь ее дар. Впрочем, размышлять об этом нам было некогда. Великан Албер уже ходил по площади, громогласно призывая членов своей группы собраться возле повозки. Время, отведенное нам на гуляния, подходило к концу: пора было отправляться к гладиаторской арене.

Здание арены, где проводился финал Ежегодных Гладиаторских Игр, действительно поражало. В размерах ему уступал даже Великий Храм Солнца в Авксоме, в котором по легенде обитали Атланты. Над созданием арены трудились лучшие архитекторы Атлантиды, посему она впечатляла богатством и изысканностью даже пресыщенных и тем, и другим светлых эльфов.

Когда мы прибыли, в здании арены находилось уже много народа. В широких коридорах, заставленных мраморными статуями великих гладиаторов, было очень шумно, отчего моя, привыкшая посоциофобничать душонка, изрядно бунтовала. Пришедшие посмотреть финал Игр жители Атлантиды, отчаянно суетясь и перекрикивая друг друга, делали ставки. Меня удивляло то, что ставки делались в последний момент. Неужели нельзя было об этом позаботится ранее? Зачем создавать такую суету?

Всюду слышались споры, местами доходящие до откровенной ругани и рукоприкладства. Мне здесь не нравилось, но Эррант был неумолим. Не обращая внимания ни на какие внешние препятствия, он вел нас с Мелл через коридор к нашим местам в зрительской части, кои, как я печально отметила, находились почти у самой границы арены. Что ж, кажется, мне снова придется лицезреть каждую капельку крови, проступившую на телах бойцов.

- Смотрите, кто там! – радостно произнес Эррант, когда мы, наконец, оказались у своих мест.

Говоря эти слова, он указал на то, что происходило несколько левее от нас. Там собралась довольно большая группа лиц, большую часть из которых мы знали, так как все они были учениками Морохира Санти. Во главе этой группы стояла супруга Морохира, Лиззи, которая в момент, когда мы их заметили, занималась тем, что пыталась распределить своих не на шутку воодушевленных подопечных по их местам. Заметив нас, она радостно улыбнулась и помахала рукой.

Помню, когда мы только познакомились с ней, она покорила меня своими волосами. Насыщенно бардовые, сияющие и густые, они мягкими волнами спадали по ее плечам. Лиззи была эльфом-метисом, и это означало, что отец ее относился к расе темных эльфов, а мать светлых. Вообще-то, темные и светлые эльфы, проживавшие на территории Атлантиды, не особенно жаловали друг друга, но время от времени случались и исключения, в результате которых образовывались довольно прочные союзы. Плодом одного такого союза была Лиззи. Кровь светлых и темных эльфов смешивалась в ней, рождая массу противоположностей в характере. Так, она была нежна и чувствительна, но в тоже время горда, строптива и даже дика. Она могла долго плакать над книгой, и уже через мгновение недрогнувшей рукой пронзить сердце того, кто осмелится задеть ее гордость. Не могу утверждать наверняка, но мне кажется, что именно эта внутренняя борьба противоположностей и пленила сердце Морохира, навек привязав его к Лиззи.

Заметив нас, Лиззи решила оставить ненадолго своих подопечных, приказав им под страхом жестокой пытки не сходить со своих мест. За главного она оставила некого Дионела, юного и весьма талантливого подопечного Морохира. К Дионелу, коий, кстати говоря, тоже был эльфом, я питала смешанные и весьма странные чувства. Дело в том, что я со всей положенной страстью была влюблена в его шпагу. Звучит, как-то не очень адекватно, но… Как человек, имеющий врожденные маломальские психомагические способности, могу сказать, что каждое холодное оружие имеет собственную душу и собственный характер. Не каждое оружие согласится подружиться с живым существом и уж тем более разрешит управлять собой. Момент единения живой души с душой металла меняет сознание, раскрывает границы понимания мира. В моей коллекции содержится немало холодного оружия, и я могу рассказать о характере и душе каждого из них. Тем не менее в этой коллекции не хватает шпаги Дионела. Единение с ней я ощутила с первого, даже не прикосновения, а взгляда. С тех самых пор жизнь моя перестала быть покойной, так как стоило мне увидеть Дионела, как я начинала ревновать к нему его же шпагу.

Путь Лиззи от своего места к нам был нелегок, так как болельщики, прежде толпившиеся и шумевшие в коридоре арены, теперь решили найти свои места в зрительном зале.

- Вы уже слышали? – спросила Лиззи, добравшись наконец до нас. Голос ее звучал весьма воодушевленно, а интонация хранила в себе некую подозрительную загадку.

- О чем?

- Морохир будет биться в финале!

- То есть? – Эррант удивленно приподнял бровь. – В самом финале или…

- Именно в финальной битве! – воскликнула Лиззи. – Не знаю точно, что там произошло, но говорят, что Алебастр Когтеточ прошлой ночью исчез. Его не могут найти, а так как Игры уже вот-вот должны начаться, организаторы решили заменить его на Морохира. Морохир, все-таки, единственный не травмированный полуфиналист. Я самого его не смогла увидеть, но он передал мне записку, где написал, что уже все решено. В финале Игр будут сражаться Вальдемар Костолом и Морохир!

Эта новость перевернула наше сознание. Как же так? Возможно ли такое, что финалист Гладиаторских Игр бесследно исчез? Здание арены столь контролируемо и защищаемо в период Солнцестояния. Как здесь вообще можно исчезнуть?

Теперь нам стало ясно, что именно так оживленно обсуждали все зрители, пришедшие сюда сегодня - впервые в истории Игр в финале сойдутся гладиаторы, бившиеся друг с другом на предыдущем этапе. Победитель и побежденный. Финалист и выбывший. Тот, кто жаждет подтвердить свой статус, и тот, кто стремится отыграться. Что ж, этот бой обещал стать самым запоминающимся за последние сезоны Игр.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Мечтай!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх