Глава 15. Темный обряд

С грустью вспоминая прожитые тысячелетия, два существа Зареллы окинули задумчивыми взглядами поле, где вскоре должен был произойти священный ритуал. Откуда-то издалека доносились звуки церемониальных песнопений. Близился полдень, а значит, скоро песни должны были стихнуть, а жители и гости Миарка переместиться в здание Главной Гладиаторской арены. Ее смутные очертания были видны Зарелле. Впрочем, эта далекая арена была наиболее близкой обитаемой точкой к тому месту, где последователи темных сил планировали провести свой обряд. Здесь, на поле, не было никого, кто бы мог им помешать.

И все же Зарелла испытывала тревогу. Столько тысяч лет она ждала этого часа, но сейчас отчего-то испытывала страх. Темный Бог должен был вот-вот явиться на Землю. Она сделала все для встречи с ним. Многие тысячелетия его дух был рядом с ней, он был ее учителем и самым близким другом. Но вот теперь он будет рядом с ней не только духом. Он придет в ее мир телесно, и Зарелла не могла не тревожиться о том, какие изменения для нее последуют за этим. Что если она не сможет произвести на него должного впечатления? Или он предпочтет ей кого-нибудь другого… кого-нибудь из тех монахов, что сейчас, суетясь и споря, завершали подготовку к ритуалу?

Мысль о том, что Темный Бог, прибыв на Землю, может не сделать ее первой после себя, не раз уже приходила в голову Зарелле. Каждый раз двусуществующая Атлантка прогоняла сей коварный страх прочь, но спустя время он возвращался. По мере же приближения ритуала мысль эта становилась все более настойчивой, и Зарелле уже не так легко было от нее отмахнуться. Всей душой она была предана Темному Богу. Более того, она любила его так, как не любила никого и никогда. Он был для нее все равно, что нареченным. Она знала о нем больше, чем кто-либо на этой планете. Он рассказал ей многое о том, что пережил, в том числе и о предательстве той, кого приблизил к себе в последний раз. Никто на Земле, кроме нее, не знал его настоящего имени. Его называли Богом, но он не был Богом, как таковым. Он был высшим существом. Единственным в своем роде. Его звали Вирон.

Уже в который раз за этот день Зарелла обходила место проведения ритуала, проверяя, все ли готово. На первый взгляд все выглядело неплохо. Младшие монахи, которых подобрал ее помощник, вполне справлялись со своими обязанностями. Они собирали из веревок и деревянных заготовок исполинскую статую, внутри которой помещалось около тысячи железных клеток. Человекоподобная статуя была уже почти завершена, но содержимое клеток оставалось видно – пленники. Жертвы. Темный Бог не мог возродиться в другом мире без кровавого жертвоприношения. Тысяча пленников из числа разумных существ Атлантиды – не самая большая жертва. За тысячелетия жизни за пределами Атлантиды Зарелла видела куда большие человеческие жертвы, приносимые во имя куда менее значимых целей. Призыв же Великого изменит течение жизни всей планеты. Станет важнейшим событием в истории мира.

Плач и стоны, доносившиеся из клеток, крайне раздражали Зареллу. Столь очевидное малодушие избранных жертв приводило двусуществующую Атлантку в уныние. Все они, эти плененные ею существа, предназначались в дар Темному Богу. Их смерть должна была служить высочайшей цели, но пленники, казалось, совершенно не понимали этого. Еще час назад многие из них пытались бежать, кричали и в отчаянии били окровавленными руками по прутьям сдерживавших их клеток. Монахам не раз за утро приходилось избивать их палками, чтобы успокоить.

Теперь же, словно ощущая приближение часа смерти, пленники немного угомонились. Они продолжали плакать и стонать, но уже не предпринимали никаких попыток к бегству.

«Очень скоро для них все закончится,» - подумала Зарелла, вновь ощущая смутную тревогу в душе.

Блуждая вокруг статуи, оба существа Зареллы остановились возле одной из клеток, что размещалась ближе всего к земле. Внутри нее находился молодой человеческий мужчина. Возможно, прежде он имел весьма привлекательные черты, но теперь же, когда лицо его посинело и распухло от ударов монашеских палок, когда волосы и одежда его оказались покрыты засохшей кровью, он не мог вызывать у Зареллы ничего, кроме презрения. Он был жалок и слаб. Впрочем, как и все другие пленники. Трусливые. Надломленные. Пустые. Достойны ли они были стать жертвами для Великого Темного Бога?

Лишь один из пленников, по мнению Зареллы, действительно был достоин стать даром для ее повелителя. Этим пленником был Алебастр Когтеточ. Единственный из всех заточенных в статуе созданий он вел себя достойно. Ни стона, ни упрека не доносилось из его размещенной на самом верху клетки. Он сидел там тихо, то ли медитируя, то ли настраиваясь на что-то, и это восхищало Зареллу. Осознал ли он все, что с ним произошло? Даже если нет, его героическая покорность судьбе сейчас давала Зарелле надежду на то, что жертва, приготовленная ею Богу, будет принята благосклонно.

- Все готово, моя госпожа, - один из младших монахов оказался рядом с Зареллой.

Он дрожал, но от страха ли перед ней или от предвкушения долгожданного кровавого действа, Зарелла не могла сказать наверняка. Ей не нравились эти молодые монахи. То с какой легкостью они недавно проходили обряд посвящения, поражало ее. Татуировка паука на черепе значила для них не более, чем вышивка на рубашке, а сам обряд и запланированный на сегодня ритуал представлялся им всего лишь увлекательным приключением. Все это не было для них делом всей жизни.

- Старшие жрецы прибыли? – сухо осведомилась Зарелла.

- Да, - монах кивнул. – Все ожидают только ваших приказаний.

- Пусть начинают.

Монах поклонился Атлантке и поспешил к своим собратьям. Зарелла осталась возле статуи одна. Ее одиночество длилось недолго. Очень скоро к статуе стали стекаться старшие жрецы, монахи и прочие последователи культа, решившиеся присутствовать на ритуале. Все они были одеты в балахоны из темного серого грубого сукна. На лицах каждого белой краской был начерчен символ – солнечный диск, содержащий в себе подобный человеческому глаз.

Последователи культа окружили статую, оставаясь при этом на почтительном от нее расстоянии. Они опустились на колени и монотонно стали возносить темные молитвы.  Очень скоро воздух вокруг статуи уплотнился и стал словно бы звенеть. Темная энергия окутывала место проведения ритуала и питала Зареллу. Она в очередной раз окинула взглядом огромную ритуальную фигуру, содержавшую внутри себя клетки с тысячью живых жертв. Что-то в ней изменилось. Пленники продолжали стонать и взывать о помощи, но теперь, отчего-то, создавалось впечатление будто бы эти звуки издает сама статуя. Словно бы эта пустая деревянная конструкция вдруг стала цельной, ожила и приготовилась к отправлению в иной мир, в мир ее Бога. Это видение восхитило Зареллу.

Атлантка сбросила с себя магические оковы, и оба ее существующих в единстве тела приняли наконец размеры, подобающие их расе. Двигаясь в такт песнопениям, близнецы обошли статую и остановились друг напротив друга по обе стороны от нее. Они воздели руки к небесам и единым оглушительно шипящим голосом призвали Темного Бога.

Небеса разверзлись. Пленники разом закричали и затихли. На секунду мир окутала тьма, но затем солнце вновь вернулось на небо. Статуя же осталась окутанной темным пламенем. Пламя стихало медленно, скорее не затухая, а превращаясь в темную испещренную красными узорами кожу. Когда последний огонек темного пламени затух, статуя вдруг вздохнула и открыла глаза.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
И червяк имеет врагов!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх