Глава 2. Новые лица в замке старого кентавра

Что ж, кажется, пришло то самое время, когда стоит вернуться к событиям, произошедшим в замке старого кентавра. Несмотря на то, что история неожиданного разделения личностей огра Гхора закончилась относительно хорошо, и все жертвы той, что называла себя Пятая, оказались спасены и даже относительно исцелены, все же не обошлось и без малоприятных последствий. Далеко не все пострадавшие решились вернуться обратно в замок и взглянуть в глаза тому, кто так самовольно покусился на их свободу. Конечно же, никто из оставшихся в замке не винил покинувших его и даже в каком-то смысле поддерживал, но нимфе Аранид сразу после возвращения в замок пришлось немало попотеть, дабы найти замену тем, кто не нашел в себе сил вернуться.

Нет никаких сомнений в том, что всех тех, кто наблюдает за жизнью Атлантиды, немало интересует вопрос о том, что же случилось с огром Гхором. Заключили ли его в темницу, подвергли ли казни или же оставили коротать дни в одиноком доме для умалишенных, что отделен труднопроходимыми болотами от основной части полиса Трокшаб? Если говорить откровенно, то, ни то, ни другое и ни третье. Дело в том, что огра, пойманного у заброшенной усадьбы, действительно сначала привезли в лечебницу для умалишённых, там его хорошенько обследовали, осуществили какие-то промывающие мозг процедуры, но затем все же выпустили на свободу, обязав своевременно принимать некое отвратительно пахнущее успокоительное снадобье. Гхор, так как не имел представления о том, как жить по-другому, снова вернулся в замок и приступил к своим обычным обязанностям: ел, спал и спорил с птицей Сирин, периодически, правда, удостоверяясь, что в замке старого кентавра все спокойно. Как отнеслись к его возвращению остальные обитатели сего древнего строения, сложно сказать определенно. Кто-то был настроен категорически негативно, кто-то, напротив, проявлял немалое сочувствие к огру, а кто-то же, особенно любивший криминально-психопатические истории, даже воодушевился тем, что Гхор продолжит свое существование в общем коллективе. Несмотря на все внутренние молчаливые разногласия, жизнь в замке все-таки потихоньку стала налаживаться.

Особенно на пользу шло то, что стараниями нимфы Аранид замок старого кентавра стал постепенно наполняться новыми обитателями, о коих, как следует из названия, и должно идти повествование в этой главе.

Итак, первым новым обитателем масонской ложи стала нежная представительница рода агуане, темноволосая красавица Менелана. Призвана она была в замок для выполнения работ секретаря масонской ложи. Конечно, до происшествия с Гхором никакого особого секретаря в масонской ложе не было, да и не предвиделось, но за тот период, пока стараниями огра в замке старого кентавра наблюдалось экстремально малое количество обитателей, скопилось столько неразобранных рукописей и прочей хаотически перемешанной недоделанной работы, что необходимость появления такого особенно секретаря масонской ложи стала очевидной.

Приходу же Менеланы в нашу обитель предшествовала немалая буря, которая была преимущественно связана с охватившим всех дам непреодолимым желанием сделать в масонской ложе перестановку и категорическим нежеланием сатира Бериона в ней участвовать. Правда, в один удивительный день звезды сошлись, или, как уверяет всех Мискам, подействовало правило «тортика Арабель» («вкусивший с утра сладости да подобреет»). Впрочем, не важно, что стало истинной причиной (то, что Берион вдруг проснулся в хорошем настроении, или то, что дамы масонской ложи наконец-то точно осознали, что же конкретно они хотят), но совместными усилиями обителей замка для Менеланы было организовано рабочее пространство.

Как уже говорилось, Менелана оказалась во многом довольно типичной представительницей рода агуане – спокойной, в меру застенчивой, очень ответственной и глубоко романтичной натурой. Единственным отличием ее от большинства представительниц рода агуане был рост. Менелана была невысока и обладала миниатюрной, почти что кукольной фигурой. Такими же кукольно-миловидными были и черты ее лица. В общем, что тут говорить, Менелана была трогательно-привлекательной молодой девушкой, незаметно, но прочно укрепившей свои позиции среди обитателей масонской ложи. Была у нее, правда, и одна особенность, отличавшая ее от обычных представительниц этой расы. Несмотря на всю миловидность своей внешности, Менелана была страстной поклонницей профессиональных и любительских гладиаторских боев, которые посещала с завидной частотой.

Следом за Менеланой в масонской ложе появилась еще одна обитательница – Дженада. Это была нежная цветочная фея, обладавшая остриженными под каре темно-русыми волосами, невысоким ростом, правильными чертами лица и золотистыми крыльями, подобными по своей форме лепесткам лилейника. Дженада обладала присущей всем цветочным феям загадочностью и умеренной педантичностью. Тонкий голос ее по своей нежности был подобен журчанию ручья. Эта фея очень любила летящие платья, похожие на бутоны летних цветов, растущих на полях, где когда-то обитали ее древнейшие прародители. Дженада обрела свое место за соседним со мной рабочим столом, что позволило нам осуществлять частую церемонию тайного обмена вкусняшками.

В скором времени в масонской ложе появилась и еще одна фея, правда, древесная. Ее звали леди Тинтур. Она обладала чудесными огненно-рыжими волосами, спадающими плавной волной чуть ниже плеч. Ее красноватые крылья, имеющие форму кленовых листьев, обладали изумительным жемчужным сиянием. Перламутром сияла и ее тонкая кожа. Движения леди Тинтур были легки, грациозны и выдавали особое ее пристрастие к занятиям духовно-физическими практиками, коим она уделяла немалое время каждое утро, просыпаясь в невообразимую для нормального жителя Атлантиды рань. Фея эта обладала активной, творческой натурой, особенной живостью ума и крайне позитивным взглядом на жизнь.

На просторах Большого Мира бытует ошибочное мнение о том, что все феи одинаковые, что будто бы природа их нисколько не зависит от того, из каких мест происходит их род. Это очень опасное заблуждение. Дело в том, что цветочные и древесные феи крайне сильно различаются по характерам. Конечно, и те, и другие склонны к созерцанию искусства, и те, и другие одинаково сильно реагируют на космические магнитные изменения, те и другие достаточно впечатлительны, и все они легко увлекаются различными психо-эзотерическими направлениями. Но существует между ними и принципиальная разница. Цветочные феи, как правило, оказываются куда более романтическими натурами, в то время как древесные феи более энергичны по природе и легки на подъем. Цветочные феи могут очень долго размышлять, прежде чем решиться на выход из своей зоны комфорта, для древесных же фей слишком долгое нахождение в зоне комфорта может стать пыткой.

Конечно же, дабы не нарушать энергетический баланс масонской ложи, нимфа Аранид приглашала на работу в замок не только представительниц прекрасного пола.  Поэтому вскоре кроме фей и агуане в масонской ложе появились и обладающие немалой энергетикой мужчины.

Первым из них стал молодой дракончик по имени Лаин. Это был старший сын леди Сакран, которого она привлекла к работе в тот период, когда в замке старого кентавра ощущалась сильная нехватка работоспособных конечностей. Впрочем, даже после того, как стараниями Аранид количество необходимых конечностей в замке восстановилось, Лаина уже никто не хотел отпускать. Он так и остался то и дело приходящим, добрым помощником по любым вопросам.

Особый же интерес женской половины масонской ложи вызывал сэр Арден. Этот человек, а это был именно человек, призван был на службу в замок старого кентавра не нимфой Аранид, как это полагалось, а самой леди Лезуг, которая, устав от постоянных необоснованных жалоб своих психомагически нездоровых пациентов, решила выставить против них «самую тяжелую артиллерию».

Сэр Арден был высоким седовласым мужчиной, светло-голубые глаза которого имели свойство создавать необычайно пронзительный взгляд. Характер у него был не простой, но все же дружелюбный. Он был мудр, довольно строг, не в меру педантичен и даже, бывало, крайне дотошен в вопросах, попадающих в область его внимания. Впрочем, именно эти черты его характера и заставили леди Лезуг пригласить его к себе в помощники. В целом же сэр Арден имел позитивный нрав, был говорлив и любил находиться в окружении прекрасных дам. Главное же требование, которое он выставлял к окружавшим его женщинам, состояло в том, чтобы они с ним не спорили, улыбались и соглашались с большинством из его соображений.

Что касается меня, то при знакомстве с ним я испытала странное чувство. Сами посудите, довольно странно увидеть в другом человеке то, таким будет ваш муж лет, эдак, через двадцать. А я увидела это очень ясно, и, надо сказать, не очень расстроилась и даже отчасти успокоилась, так как ранее предполагала, что все будет намного хуже. Я уже не раз упоминала о том, что мой муж пару лет назад вступил в некий тайный орден, члены которого именуют себя Дедульники. В число представителей данной общности входят только мужчины, давшие при посвящении специальный Обет Ворчания. Все Дедульники поклоняются светлому духу древнего мудреца, коего они именуют Дед. Предполагается, что, следуя определенным правилам, совершая своевременные ритуалы, а также практикуя и совершенствуя навыки дедульничества, можно достигнуть просветления и мудрости, равной мудрости того самого древнего мудреца. Муж мой, как и некоторые из его друзей, вступил на путь дедульничества только пару лет назад и ранг его внутри ордена был еще не велик. Чего нельзя было сказать о сэре Ардене, который благодаря всем своим многочисленным талантам был не простым членом сей достопочтимой тайной общины, а ее духовным лидером, и даже поговаривают, что главой. Но, тссс… орден же все-таки тайный…

На этом, пожалуй, описание новых представителей масонской ложи можно завершить и приступить, собственно, к рассказам об их приключениях.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
И червяк имеет врагов!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх