Глава 3. Что не так с моим мужем, или кто же такой Морохир Санти?

Не только в замке старого кентавра, но и в моем собственном дворце произошли изменения. Нет, не изменения в количестве и качестве его обитателей, скорее, изменился наш распорядок жизни. Дело в том, что муж мой Эррант со всей приличной для сего повода страстностью проникся идеями гладиаторов. Нет, он, конечно, и раньше самым наивнимательнейшим образом следил за течением ежегодных гладиаторских игр и даже не раз изъявлял желание в них поучаствовать, впрочем, дальше первого отбора он никогда не проходил. В этом же году все изменилось кардинальным образом.

Дело в том, что наш близкий друг и по совместительству соратник Эрранта по дедульничеству, Яниш, внезапно решил записаться в одну из многочисленных гладиаторских школ Атлантиды. В действительности, гладиаторское искусство достаточно популярно в Атлантиде во всех своих многообразных проявлениях, но оно, как и любой другой вид искусства, требует не только большого желания, но и немалых умений, огромной выносливости и прочих весьма нелегко добывающихся достоинств. Яниш, конечно же, обладал большинством из них, но… Но ему было крайне скучно ходить в школу гладиаторов одному. Жена его, Вета, сразу же наотрез отказалась участвовать в подобном эксперименте над собой, и поначалу Яниш стал приводить с собой на занятия племянника, но тот был еще довольно мал и создавал, скорее, дополнительные сложности, чем усиливал интерес Яниша к занятиям. Тем не менее Яниш был дедульником опытным и умел не только создавать себе проблемы, но и решать их. Он решил заразить своими интересами кого-нибудь из друзей. Полагая, что из нас с Эррантом я легче поддаюсь влиянию заразительных речей, Яниш попробовал уговорить меня заняться гладиаторским искусством, но расчет его был неверным, так как не учитывал того немаловажного факта, что, хотя я, и правда, заражаюсь новыми для себя идеями очень легко и быстро, уговорить меня все же преодолеть собственную социофобию практически невозможно. Поэтому, осознав сей печальный факт, Яниш переключил свое внимание на Эрранта, преодолеть сомнения и прокрастинацию которого оказалось намного легче, чем мою социофобию, тем более что в периоды ожидания начала занятий им обоим было удобно организовывать свои внеплановые дедульничьи собрания.

Эррант же втянулся в это дело с неожиданным для себя и тем более для меня энтузиазмом. Отправляясь на первое свое занятие, он испытывал понятные сомнения, но вернулся домой уже совершенно иным человекоэльфом. Встречая его у дверей, я увидела перед собой мужчину с горящими от восторга глазами, который волевым движением бросил свою сумку прямо у входа (что, надо сказать, мною совершенно не приветствовалось) и, бурно жестикулируя, сообщил:

- Ты не поверишь, что у нас было!

- Даже представить не могу, - заметила я, с неудовольствием оценивая его насквозь пропотевшую одежду и взъерошенные волосы.

- Мы та-а-ак круто позанимались! Учитель мне за занятие трижды по башке учебным мечом долбанул! Вообще крутяк!

Я, в отличие от Эрранта, ничего крутого в том, что его кто-то «со всей дури бьёт по башке» пусть даже и не настоящим мечом, не усмотрела. Но Эррант не унимался:

- Но это ладно. Потом была вообще крутая жесть! Стойла, называется. Это когда в два ряда все выстраиваются друг напротив друга и просто несколько минут друг друга колотят, как могут. Причем Лиззи … Это супруга Магистра Гладиаторских Искусств, она тоже преподает нам. Так вот когда он, Магистр, объявил, что сейчас будут «стойла», Лиззи сказала: «Ой, ребята, я вам не завидую». А чего не завидовать? Вообще же офигенно было!

В этот момент я сильно засомневалась в психическом здоровье своего мужа. Во-первых, раньше он никогда не проявлял радости от того, что его кто-то бьет. Во-вторых, не помню, чтобы до этого он рвался на какую-нибудь тренировку с подобным энтузиазмом. Все эти изменения в нем произошли внезапно, и только лишь один Магистр Гладиаторских Искусств повинен в них.

Что же касается самого этого Магистра… То им оказался некий довольно молодой светлый эльф по имени Морохир Санти. Мое знакомство с ним произошло несколько позднее и не в классе школы гладиаторов. Что на самом деле хорошо, потому что иначе наше знакомство закончилось бы, едва начавшись, так как, оценив его методику преподавания, я бы очень сильно испугалась и возможно бы даже сбежала. А разве можно не испугаться человека, который каждое занятие угрожает вырвать ноги вашему мужу, если тот не прекратит загибать колени не в ту сторону? Впрочем, Великие Боги-прародители сжалились над моей паранойей и позволили мне познакомиться с Морохиром Санти вне класса гладиаторов.

Морохир Санти кроме преподавания сложного искусства гладиаторского боя, также обучал еще и древнейшим тайным умениям езды на единорогах. Яниш, будучи от природы своей достаточно любознательным, стал посещать еще и эти занятия, но, как уже говорилось прежде, в одиночку заниматься ему было скучно. Он попытался втянуть в это дело свою супругу, Вету, но та долгое время сопротивлялась, ссылаясь на природную боязнь единорогов. Впрочем, Вета боялась не только единорогов, но и вообще всего нового и неизвестного. Тем более такого, что обещает оторвать ее от земной тверди и усадить на некое самостоятельно мыслящее существо. Яниш знал эту черту Веты, как никто другой, и поэтому попутно с ней начал уговаривать и меня посетить как-нибудь с ним занятие. Что касается меня, то единорогов я не боялась. Как раз напротив, я боялась, а вернее, не доверяла тем, кто обладает куда большим интеллектом и способностью членораздельно говорить - то есть всем разумным и не очень существам Атлантиды.

В юности я правда посвятила недолгое время учебе езде на единорогах и, несмотря на то что по глупости бросила это занятие, с тех пор питала немалую слабость к этим восхитительным животным и вообще атмосфере сих окруженных благостными эмоциями мест. Правда, то «недолгое время» моей жизни было очень давно, а мои знания и умения в этой области, если и были когда-то, то теперь уже оказались окончательно утеряны. Оставалось лишь желание когда-нибудь снова возобновить занятия. Яниш своими уговорами и рассказами о пройденных уроках немало раздразнил мою фантазию, и я загорелась мыслью о возобновлении своих собственных занятий. Но вопреки ожиданиям Яниша у меня было одно «но»! И это «но» заключалось в том, что я не хотела идти заниматься к Морохиру Санти!

Дело в том, что по природе своей я - застарелый социофоб, который не просто никому не доверяет, но еще и с большим подозрением относится к мужчинам, тем более мужчинам расы светлых эльфов. Конечно, тут кто-нибудь может возмутиться и сказать, что вообще-то мой муж как раз относится к числу мужчин расы светлых эльфов. Но тут я могу напомнить, что, во-первых, как бы ему этого не хотелось, но светлый эльф он только на половину. А во-вторых, в свое время и ему пришлось немало потрудиться, чтобы завоевать мое доверие. Но сейчас не об этом. Сейчас о том, что Морохир Санти по всем показателям относился к классу существ, находящихся вне области моего доверия. По этой самой причине все попытки Яниша уговорить меня хотя бы просто прийти вместе с ним на занятие заканчивались крахом.

Тем не менее я не отбросила попыток снова начать обучение езде на единорогах. В поисках идеального для себя учителя я провела ни одну неделю, но так и не нашла того, кого искала.  Можно, конечно, сказать, что у меня имелись завышенные требования на сей счет, что я привереда и что, возможно, неправильно прекращать знакомство с учителем только потому, что мне показалось будто бы интонация в речи его была какая-то не та… Ну ладно, да, я привереда, и да, мне сложно угодить. В общем, я так и не нашла такого учителя, с которым бы смогла почувствовать если уж ни единение души, то хотя бы некую сходную степень безумия, позволяющую мне доверить себя этому человеку.

 Тем временем Яниш, устав от моих уверток, сумел-таки уговорить Вету покататься на единороге. Об этом Вета сообщила мне лично, заявив, что ей не просто очень понравилось, но что она будет продолжать заниматься, причем не просто где-то, а «с Морохиром Санти и только с ним, так как только ему и больше никому» она готова доверить собственную персону. Это заявление очень удивило меня, и я на секунду задумалась о том, что, возможно, этот загадочный Морохир Санти не так страшен, как я думала, и что если уж он справился с паранойей Веты (и даже не убил ее, а напротив, оставил только приятные впечатления), то со мной уж точно совладает. Иными словами, я решила проявить любопытство и дать Морохиру Санти всего один очень маленький шанс завоевать мое доверие.

Выяснив у Яниша все, что он знал и о чем только догадывался про их учителя, я связалась с Морохиром, и (о ужас!) ничего в его ответах не вызвало у меня никаких подозрений, что само по себе весьма подозрительно. В общем, очень скоро мы договорились о первом занятии, но душа моя все же была не спокойна. Дабы угомонить свою паранойю, я еще помучила Яниша, чтобы он объяснил мне, как добраться к месту обиталища единорогов, так как, зная о своей способности потеряться там, где, казалось бы, потеряться невозможно, я была уверена в том, что без приключений я до туда не доберусь.

- Там все просто, - говорил мне Яниш. - Доедешь до детского госпиталя, а дальше иди на запах навоза. Мимо точно не пройдешь.

В назначенный день, следуя ароматическому ориентиру, я явилась на место обитания единорогов. Мимо я не прошла, но несколько минут стояла в сомнениях перед покосившимся облезлым забором, решая, стоит ли мне идти по ведущей куда-то в никуда разбитой дороге, что виднелась сразу за ним. Шел мелкий, противный дождик, но холодно не было. Я сильно переживала, и поэтому, не находя себе места, пришла в обиталище единорогов раньше назначенного времени. Вокруг было тихо. В такую погоду мало кто мечтает о катании на единороге.

На одном из манежей я увидела молодую девушку, резво катавшуюся на черном длинноногом единороге. Чуть в стороне от нее находился учитель, который, облокотившись на неаккуратно сколоченный забор, внимательно следил за действиями своей ученицы. Еще издалека я увидела, что это был молодой светлый эльф с густыми, слегка вьющимися среднерусыми волосами, спадавшими до плеч. На голове его размещалась зеленовато-бежевая шляпа с широкими загнутыми по бокам полями. Облачен он был в узкие брюки из грубой материи, клетчатую рубашку, поверх которой была небрежно накинута черная кожаная куртка. На шее его висел завязанный на бок красный платок. Мое первое впечатление, полученное от взгляда на него издалека, было положительным, и я даже подумала, что, возможно, я все-таки не зря сегодня пришла сюда, но, подойдя ближе и услышав, как строго он общается со своей ученицей, которая лично на мой неискушенный взгляд ездила весьма недурно, я быстро выбросила из головы все свои позитивные надежды.

Я даже не решилась подойти к нему ближе и поздороваться. Если честно, то в этот момент я судорожно начала продумывать план скорейшего отступления, чтобы незаметно сбежать из обиталища единорогов. Единственным, что меня сдерживало, были законы приличия. Я никак не могла решить, насколько это не хорошо вот так сбежать с занятия, а потом сказать, что не смогла прийти и вообще прекратить дальнейшее знакомство.

Пока я решала эту сложную морально-этическую проблему, случилось непредвиденное: Морохир сам заметил меня и, оставив ненадолго свою ученицу в одиночестве, поспешил ко мне, дабы познакомиться. Бежать было уже невозможно. Заметив его приближение, я послала мысленное негодование всем Богам, что следят за моей жизнью, и дала себе слово, что как-нибудь вытерплю одно занятие с ним, а потом никогда-никогда больше сюда не приду.

Очень хорошо, что в Атлантиде, как, впрочем, и на территориях Большого Мира, женщинам не обязательно придерживаться тех слов, что они сами себе давали. Мало того, что на деле Морохир Санти оказался совсем не грубым и ни разу не суровым злодеем, каким рисовало его мое воображение, так еще и за одно всего лишь занятие он сумел вызвать у меня не полное, конечно, но все же ощутимое доверие. Что, впрочем, не удивительно, так как Морохир Санти обладал уникальной харизмой, способной очаровывать не только всех его учениц, но и учеников мужского пола, и даже зрителей, наблюдавших за проводимыми им занятиями со стороны.

Таковым был Морохир Санти. Именно он уговорил Янеша и Эрранта принять участие в Гладиаторских Играх этого года. Надо сказать, что за пару месяцев обучил он их в общем-то не плохо. И Эррант, и Яниш прошли во второй этап отборов, но там им попались куда более опытные соперники. В третий этап отборов оба они не прошли, а вот сам Морохир Санти не просто прошел в третий этап, но и, победив в последнем отборочном бою, попал в число лучших гладиаторов этого сезона Гладиаторских Игр.

Арабель Моро
Арабель Моро
Автор идеи, главный писатель блога
Это любопытная эпопея юмора в повседневных ситуациях
blog_shape
comma_first
Будь всегда начеку!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх