Арканум - Часть 1. Дыхание вечности | 12 страница

Глава 14.

Следующий день, показавшийся пленникам бесконечно длинным и однообразным, постепенно приближался к вечеру. Они так же, как и вчера, целый день провели на улице в безуспешных попытках узнать хоть что-нибудь определенное об этой деревне, но так же, как и днем ранее, никто из порторанов с ними не заговаривал. Никто даже не смотрел в их сторону – все они с головой были погружены в свои обязанности. Стараясь не привлекать особого внимания и держаться подальше от домов заключения сумасшедших, друзья осмотрели все строения в деревни и изучили все возможные маршруты для побега. Пару раз они видели Одиуса, но завидев их, хозяин этих мест отворачивался или куда-то исчезал.

 В отличие от предыдущего дня сегодня погода выдалась хорошей. Светило яркое солнце, было очень тепло и практически не сыро. Эта позитивная перемена в погоде превратила их безуспешные исследования в приятную прогулку.

Лучи заходящего солнца мягко оплетали крыши домов, и вся деревня порторанов плавно погружалась в сон. Очень скоро должны были принести ужин, отчего Вера заметно заволновалась и тревожно посмотрела на Лео. Она захотела предупредить друзей о возможном снотворном в пище, но Лео лишь покачал головой. Он не хотел говорить об этом до тех пор, пока остальные сами не догадаются, что на ужин им подают еду, приправленную особым ингредиентом. Ему не хотелось, чтобы этот факт стал причиной чьей-либо вспышки гнева, которая может привести к конфликту с Одиусом. Лео не желал раньше времени вступать с ним в стычки и, тем более, вскрывать перед ним своих козырей. В дверь постучали.

- Какой смысл стучаться? – проворчал Макс, зябко кутаясь в одеяло.

В дверном проеме появилась голова Тодда.

- Добрый вечер, - сказал он и как-то неловко протиснулся в домик.

В руках его обнаружилась большая коробка малинового цвета, но еды он с собой не принес, что одновременно насторожило и опечалило друзей.

 - Это Вам, - сказал он, делая ударение на второе слово, и протянул коробку Вере.

Смутившись и растерявшись, она приняла подарок из его рук. Несмотря на свои размеры, коробка оказалась неожиданно легкой.

- Что там? – настороженно спросила девушка.

- Это - то, что вы должны надеть, идя сегодня на ужин с хозяином, - ответил Тодд.

- А разве я иду на ужин с Одиусом? – удивилась и одновременно возмутилась Вера.

Ее поразила подобная форма приглашения на ужин, так как по сути ее не спрашивали, хочет ли она пойти на эту встречу или нет.

- Будьте готовы через полчаса. Я зайду за вами и провожу куда следует, – сухо ответил Тодд, а затем вышел на улицу, плотно закрыв за собой дверь.

- А как же еда… - проворчал Макс вслед порторанину.

- Нет, ну вы это видели? - возмутилась Вера, со стуком поставив коробку на пол и отойдя от нее на несколько шагов. - Не пойду я ни на какой ужин!

- Пойдешь, - сказал Лео, и все друзья кивнули, при этом крайне ехидно улыбаясь.

- Вы все с ума посходили, что ли! – не согласилась Вера. - Вы, вообще, здесь сейчас были? Он меня даже не спросил, хочу ли я с ним поужинать!

- Он уже как-то спросил и получил отрицательный ответ, - напомнил Макс первый день их знакомства с Одиусом.

- Да, - сказала Вера, - потому что я не хочу с ним ужинать. И с тех пор, заметьте, ничего не изменилось. И вообще, можно подумать: вы на моем месте все бы согласились? Да ладно вы, - она махнула рукой на Макса и Ирину, - Но ты-то, Лео! Я думала: ты на моей стороне! Ты - умный человек и, тем более, давно знаешь Одиуса. Зачем ты-то меня туда отправляешь?

- Ты сама прекрасно знаешь, зачем, - ответил Лео, нежно беря ее за руку.

- Нет. Понятия не имею! – Вера негодующе взглянула ему прямо в глаза. Она выдернула свою ладонь из его рук и обиженно прислонилась к стене. – Да у меня и не получится совсем.

- Кроме тебя ни у кого не получится, - очень ласково заметил Лео.

- Правда, Вера, я почему-то сильно сомневаюсь, что Одиус пригласит меня или Лео на свидание, - заметил Генри и широко ухмыльнулся, представляя себе Одиуса, приглашающего его на свидание.

- Ой! Вера, ты только посмотри, какая прелесть! - Ирина стояла над раскрытой коробкой, а в руках держала темно-бардовое платье. - Вера, я б на твоем месте только из-за платья пошла. Ой, тут еще и туфли! Фантастика! Иди, примерь. Ну, быстро-быстро!

Она впихнула платье и туфли в руки подруги и практически втолкнула ее саму в дверь малой комнатки, где та могла спокойно переодеться.

Через несколько минут Вера вернулась в комнату, где сидели ее друзья. Наряд ей подошел и сидел просто потрясающе. Это было длинное платье из темно-бардового бархата с очень глубоким декольте спереди и не менее глубоким вырезом на спине. По бокам шла начинавшаяся от бедер и заканчивающаяся на плечах тонкая атласная шнуровка. Подобранные в тон платья элегантные туфли на высокой тонкой шпильке оказались также в пору девушке. Даже без прически и макияжа в этом наряде Вера выглядела очень эффектно.

- Ничего себе ты у нас красотка! – восхитился Макс.

Молодой человек обошел подругу кругом, оценивая то, как сидит на ней платье. Наконец он удовлетворенно прислонился к стене, сложил руки на груди и деловито сказал:

- А у этого старикана определенно вкус есть. Интересно, это он сам тебе платье шил, или его зомбивидная прислуга обладает такими талантами?

- Меня больше удивляет, откуда он узнал нужный размер? – заметила Ирина.

- А вот меня уже ничего не удивляет, - сказал Лео.  – Я передумал. Ты не пойдешь к Одиусу.

- Это почему? – возмутилась Ирина. – Классное же платье?

- Я бы сказал, - возразил Лео, – что оно слишком классное. Эти вырезы… Лично для меня его намерения очевидны, и я не хочу, чтобы наши цели достигались таким путем. По крайней мере, сейчас. Решено: ты остаешься тут.

Вера улыбнулась. Ей была очень приятна забота этого молодого человека, но первый гнев на Одиуса уже давно прошел. Девушка понимала, что кое в чем ее друзья были правы. Они два дня впустую шатались по деревне, не узнав совсем ничего, и это свидание являлось хорошим (а, возможно, и единственным) шансом хоть что-то прояснить в этом деле. Да, идти в лапы к старому сумасшедшему было страшно, но в данной ситуации - необходимо. Вера ласково погладила Лео по щеке и сказала:

- Ты лучше меня знаешь, что это необходимо. Я – девочка взрослая. Чуть-чуть, но могу за себя постоять. И, к тому же, я буду знать, что до тех пор, пока я не вернусь, хоть кто-то здесь не будет спать.

С этими словами она подмигнула другу, но Лео не успел ей ничего ответить, так как послышался стук в дверь, и в комнату снова вошел Тодд.

- Вы уже готовы? - он с едва уловимым и непонятным сочувствием посмотрел на Веру и добавил: - Тогда нам пора идти.

Когда они выходили, два других порторанина внесли в домик подносы, полные еды. На прощание Вера бросила на Лео тревожный взгляд, и он едва заметно кивнул ей в ответ. Девушка поняла: сегодня он расскажет друзьям про снотворное, а, значит, этой ночью не будет спать не только Лео.

Эта ночь была темной. Кое-где были видны звезды, но луны так и не появилась. Всю дорогу от домика пленников до дома Одиуса они прошли молча. Несколько раз девушка замечала в походке провожавшего ее порторанина какую-то неуверенность, словно бы он плохо понимал куда шел. Тем не менее, совсем скоро они остановились возле дома правителя деревни. Сумасшедший ученый обитал в том самом большом доме, который так выделялся среди всех лачужек порторан своей новизной и аккуратностью. Это был огромный, похожий на дворец, но, все же, деревянный дом. Он, словно гора, возвышался над всеми другими строениями деревни. Перед самым входом порторанин остановился, будто в нерешительности.

- Вы точно уверены, что хотите пойти к Нему, - вдруг спросил он, обернувшись к своей спутнице.

- А что, у меня есть выбор? - Вера удивительно взглянула на провожатого.

Она, возможно, первый раз за все это время услышала, чтобы порторанин решил завести непринужденную беседу. Вглядываясь сквозь мрак ночи в его лицо, девушка неожиданно для себя поняла, что он очень взволнован, и как будто бы сильно за нее переживает. В его глазах читалось непонятное ей волнение и глубокое сострадание. Сегодня днем, как и все время до этого, все портораны вели себя, как зомби, то есть, как обычно. Но сейчас Тодд словно отключился от их общего космического спутника, и чувства будто бы одерживали в нем верх. Это было непонятно, но все же дало девушке некоторую надежду на то, что среди порторанов у них все-таки может найтись свой человек.

- Я бы мог Ему сказать, что не сумел вас уговорить или еще что-нибудь.

- Думаю, он тебя за это накажет, - сказала Вера, а потом добавила, - и вообще я привыкла смотреть в лицо трудностям, а не бежать от них!

- Если вы зайдете туда, я вам уже ничем не смогу помочь, - в последний раз попытался ее уговорить Тодд.

- Да будет так! – торжественно произнесла Вера и вошла в дом, где ее у самых дверей встретила молчаливая девушка в костюме горничной.

Служанка провела Веру в комнату, расположенную в самом конце просторного, но не слишком пышно обставленного коридора первого этажа. Гостья дрожащей от волнения рукой открыла дверь и медленно вошла в комнату, где ожидал ее хозяин дома.

- Рад, что ты все-таки согласилась принять мое приглашение! – услышала она радостное приветствие Одиуса.

«Ну, конечно, приглашение» - усмехнулась про себя девушка. – «У этого господина явно что-то не в порядке с терминологией социальных отношений». Но вслух Вера этого, конечно, не сказала, а лишь осторожно осмотрелась. Комната была небольшой, простой и довольно уютной. С одной стороны стоял накрытый для ужина стол, убранству которого позавидовал бы и самый дорогой ресторан Земли. С другой стороны комнаты виднелись полки, заваленные бумагами и небольшой рабочий столик рядом с ними. Одна стена была полностью задернута плотной серой шторой. Еще из комнаты вела дверь, но, так как она была закрыта, девушке осталось только теряться в догадках над тем, что же она скрывает. Свет в комнате был приглушенный и исходил от нескольких свечей, стоявших на столе, а от холода ночи спасал растопленный камин.

Одиус был безумно рад тому, что она пришла. Очевидно, он очень ждал этой встречи, так как оказался разодет точно на свадьбу: черный атласный костюм, тонкая белая рубашка и бутоньерка в тон платья Веры.  

- Вы сомневались в том, что я приду? - спросила девушка, вспомнив, что она все-таки пришла в гости, а не в галерею, и пялиться на все вокруг не очень воспитанно с ее стороны.

Одиус рассыпался в комплиментах и уверениях, что и мечтать не мог о том, чтобы Вера все-таки оказала ему подобную честь. Эта игра девушке показалась забавной, и она подала Одиусу руку, который принял ее в свои ладони с нескрываемым трепетом и слегка коснулся губами, а затем подвел свою гостью к накрытому столу.

- Предлагаю вкусить простой порторанской еды, - сказал гостеприимный хозяин.

Неизвестно откуда появились две молодые девушки, очевидно, служащие в доме ученого. Они внесли первые блюда, и комната сразу же наполнилась ароматами свежеприготовленной пищи. Поставив блюда на стол, служанки удалились, а Вера подумала о том, что, может быть, сейчас в еду подсыпано что-то гораздо хуже снотворного. Первым ее побуждением было не есть, но Одиус заметил ее смущение и сказал:

- Отчего же вы не пробуете? Это блюдо имеет восхитительный вкус!

В залог того, что он говорит правду, Одиус сам уверено и даже немного жадно приступил еде. Впрочем, девушка не сомневалась, что в его-то тарелке нет никаких дополнительный ингредиентов. Заметив, что гостья все же не притрагивается к тарелке и будто опомнившись Одиус воскликнул:

- Ох! Простите меня! Совсем забыл. Я так давно не принимал гостей и забываю об этикете.  Я ведь не предложил вина! Простите меня, простите!

С этими словами он встал, собственноручно открыл бутылку, и Вера почувствовала терпкий аромат красного сухого вина. Ученый торопливо разлил его по бокалам. Бардовая жидкость в отблесках пламени камина показалась девушке кровавой.

- Я очень давно не принимал гостей и тем более женщин, - вновь извинился он, делая ударение на последнее слово. – Я совсем забыл, как это - быть гостеприимным. Но отчего же вы все-таки ничего не едите? Неужели вы думаете, что еда отравлена?

Глядя в встревоженные глаза ученого, Вера поняла, что если она совсем не будет ничего есть, то вряд ли сможет хоть что-нибудь узнать. Зато при таком раскладе она имеет очень высокие шансы вывести гостеприимного хозяина из себя, а этого совершать ей очень не хотелось. Делать было нечего, если уж она начала эту игру, то играть придется по его правилам. Тем более, что обратного пути у нее все равно уже нет. Решив для себя так, девушка подняла бокал с вином, кокетливо улыбнулась ученому и сказала:

- Я всего лишь хотела выпить за вас и за то, что мы наконец-то встретились.

Она лукаво посмотрела на ученого сквозь стекло бокала и улыбнулась. Этого было достаточно, чтобы Одиус успокоился и расцвел. Он снова сел на свое место и завел беседу о малоприятном для него климате этой планеты, о недавнем неурожае, о быстротечности местных суток и о многих других малоинтересных для Веры вещах. Говорил он очень пространно и часто отвлекался, но Вера не прерывала его, лишь изредка задавая уточняющие вопросы, чтобы дать понять собеседнику то, что его рассказ ей интересен. Одиус более не следил за тем, ест ли она или пьет, и это вполне устраивало его гостью, которая, конечно же, почти ничего не пила и ела только для вида. Впрочем, при желании и этого могло бы хватить, поэтому через некоторое время у девушки появилась уверенность, что в еду ничего не было подмешано, и это заметно ее успокоило. Но в тоже время ее начинало волновать другое: из всего нескончаемого потока информации, который изливал перед ней Одиус, не было ничего ценного для нее и ее друзей. В его речах не было ни намека на то, как они здесь оказались, что это за деревня и что это за невероятные портораны. Так как опыта подобного общения у нее не имелось, девушка терялась в сомнениях, не зная, как же безболезненно завести нужную ей беседу.

Тем временем пришла пора очередной перемены блюд. Из ниоткуда снова появились две служанки, которые сменили блюда, незаметно наполнили бокалы, убрали все лишнее со стола, добавив при этом корзины с фруктами, а затем удалились так же бесшумно, как и появились. Все их действия были выполнены так отлаженно и быстро, что любой многоопытный официант мог позавидовать их техничности. 

- Надо же, как вы выдрессировали свою прислугу, - изумленно и даже немного восхищенно сказала Вера, когда служанки исчезли.

Она не вкладывала ничего особенного в эту фразу, но именно она помогла направить беседу в нужное ей русло. Обрадовавшись искреннему восхищению своей гостьи, Одиус выпрямился и гордо произнес:

- Я ее не выдрессировал, я ее создал.

- Что? - Вера слегка поперхнулась от такого заявления, но вовремя собравшись с мыслями, она мило улыбнулась и, очаровательно хлопая ресницами, добавила: - Я не совсем поняла, что это означает. Вы их создали? То есть, портораны - не люди? Это роботы?

На удивление, Одиус оказался рад подобному повороту разговора. Он был гением своего дела, великим изобретателем современности, но все таланты становились бесполезны и скучны, если их никто не замечал или ими никто не восхищался. Уже несколько лет Одиус обитал на этой планете среди порторан, но действительно поговорить ему было не с кем. Никто здесь не мог восхититься его талантом или хотя бы посмотреть на него с искренним восхищением. И вот, наконец, долгожданный слушатель! Ему хотелось насладиться моментом, когда эта симпатичная девушка будет поражена его талантом и восхищена величайшим гением во всей современной вселенной. Одиус не питал ложной скромности и, дабы эффект от его рассказа был наибольший, решил начать объяснение с предыстории. Он откинулся на спинку стула и, смакуя каждую произнесенную фразу, стал рассказывать:

- Это не совсем роботы в том смысле, который ты, вероятно, придаешь этому слову, - в пылу своей гордости он не заметил, что перешел на обращение «ты», но Вера не стала поправлять, опасаясь, что собьёт его повествование.

-  По своей сути, портораны, - продолжал ученый. – Всего лишь обычные люди, такие же, как ты или твои друзья, например. Видишь ли, дорогая моя, несколько лет назад мне пришла в голову гениальная идея. Я решил создать такую машину, которая бы могла через мельчайшие микросхемы управлять сознанием людей.

- А разве это возможно? – с не разыгранным удивлением спросила девушка.

Она действительно была поражена и с трудом могла себе представить что-то подобное, а тем более осознать, что это уже реализовано на практике. Вера обвела глазами комнату, и взгляд ее упал на чертежи, педантично разложенные на рабочем столе, стоявшем у противоположной стены комнаты.  Одиус поймал ее взгляд, и его улыбка стала еще более довольной – слушатель заинтересован, а значит, триумф гения неизбежен. Встав из-за стола, он подал руку Вере, чтобы подвести ее к чертежам.

- Вот это он, мой механизм! -  с гордостью произнес ученый, когда они вместе подошли к его рабочему столу.

Одиус вытащил из аккуратной стопки чертежей необходимую ему схему и развернул ее перед своей гостьей. Чертежи оказались прекрасными, очень точными и чрезвычайно подробными, но, к сожалению, Вера ни в технике, ни в механике ровным счетом ничего не понимала. Одиус же в лучах сияния своего гения этого не заметил и продолжал описывать ей все особенности конструкции своего творения.

-  Вот этот механизм создает микросхемы. Видишь реактор? Вот здесь. Тут готовится особый раствор. Смотри. -  Одиус достал из другой стопки чертежей еще один лист бумаги, на котором были нарисованы формулы нескольких сложносоставных веществ, структуры которых показались девушке очень громоздки и непонятны. Чуть ниже, на том же листе формулы были объединены в еще более устрашающие реакции. Понимая, что все равно никогда в жизни в этом не разберётся, Вера не стала особенно в них вглядываться.

- Вот из этих пяти веществ и строятся мои удивительные микросхемы, - закончил свои пояснения Одиус.      

Так уж принято в науке, что после прослушивания научного доклада требуется задавать вопросы. Таким образом слушатель показывает, что работа докладчика была проведена не зря. Как правило, во время доклада у слушателей всегда возникает какой-либо вопрос или же уточнение. Как говорится, вопросов не бывает только в двух случаях: когда все понятно и когда ничего непонятно. Для Веры это был случай номер два, но несмотря на это ей было очень интересно устройство этого механизма и его суть. Пусть она и с трудом представляла себе возможность его создания, но все же не могла отрицать, что это было прелюбопытнейшее и действительно гениальное изобретение. К сожалению, из всех объяснений великого творца девушка поняла только, что каким-то образом микросхемы, состоявшие из тех страшных веществ, были введены в организмы порторанов, которые в действительности являлись местными аборигенами. И еще она поняла, что после запуска какого-то основного оборудования микросхемы включились и сознание порторанов перешло во власть Одиуса. Все это было очень странно и сложно, но кое-что натолкнуло ее на вопрос:

- Вы сказали, что использовали микросхемы в виде раствора? Я никогда не слышала о чем-нибудь подобном.

-  Конечно, ты ничего об этом не слышала, -  пояснил Одиус. - Это же мое уникальное изобретение! В том и особенность всего процесса. Этот раствор добавляется в пищу объекту, а потом при воздействии гамма-излучения определенной частоты молекулы соединяются в полноценную микросхему уже внутри организма.

От этого заявления, а в особенности от того, что оно было сказано таким равнодушным тоном, девушка даже пошатнулась. Ей показалось, что земля стала мягкой, словно свежеприготовленный пудинг, и чтобы не упасть, Вера схватилась за стол обеими руками. Одиус заметил это и, что-то неожиданно для себя осознав, поспешил сказать:

- Ты не думай, в вашу еду еще никто ничего не добавлял.  Я держу свое слово. Вы – мои гости.  Иначе вы уже давно бы потеряли способность мыслить самостоятельно.

- Так, что же, получается, портораны раньше тоже были совсем-совсем обычными людьми? – пробормотала Вера, пытаясь уложить в голове всю полученную информацию. Язык плохо слушался девушку, и ноги ее в коленях слегка тряслись, но, во всяком случае, теперь ситуация начала слегка проясняться.

- Ну, да. Когда я прилетел на эту планету, здесь жили вполне обычные люди. Правда, сильно отсталые и простоватые. – Одиус несколько мгновений молчал, вспоминая что-то, но вскоре очнулся и продолжил. – Они оказались очень гостеприимными аборигенами, помогли мне построить жилье, установить мое оборудование, и даже устроили пир в честь моего прибытия. Тогда-то я и влил в котел с их едой свою «микстурку». Сам я тогда сослался на акклиматизацию и не ел ничего кроме фруктов.

- А они?

Девушка не верила своим ушам. То, что рассказывал Одиус, было так низко, так подло, что девушку невольно начало мутить от отвращения к этому человеку.

- Они ничего не почувствовали, - махнул рукой ученый. - Портораны глупы. Даже смешно! Они сами помогали мне выгружать и собирать аппарат, который впоследствии лишил их сознания. Забавно, не правда ли?

Одиус усмехнулся, но Вере было не до смеха. Собрав по частицам свое самообладание, девушка улыбнулась шутке ученого, а затем спросила:

- Кстати, про аппарат. Вы про него почти ничего не сказали, когда перешли на описание микросхем. 

- Да. Кстати, вот и его схема, – Одиус придвинул лист бумаги, на котором была изображена странная конструкция с огромным количеством рычажков, – это и есть мое самое гениальное изобретение. Вот, смотри! Это антенна, которая создает излучения. С помощью него вещества из растворов приходят в движение, и строятся в микросхемы. Благодаря этому же излучению происходит управление разумом.

Одиус снова пустился в подробное описание механизмов работы аппарата и управления разумом бедных порторан, но Вера уже его не слушала, так как голова ее была переполнена мыслями о спасении измученного народа. Девушка размышляла о том, возможно, ли отключить эту адскую машину, и где она может находиться. Вглядываясь в чертеж, Вера понимала, что размер этого аппарата должен быть внушительным.

- Вот теперь посмотри сюда, - Одиус даже не заметил, что его не слушают.

Сумасшедший гений направился к противоположной стене, задрапированной плотной шторой. Он очень аккуратно нажал кнопку, скрытую до этого за тканью, и штора, возле которой он стоял, медленно стала подниматься, обнаруживая за собой огромное количество экранов, на которых мелькали разнообразные картинки.

- Эти экраны показывают то, что видят портораны, – наконец провозгласил Одиус.

- Так вы ими управляете, – заключила Вера.

- Нет. Так я выслеживаю непослушных. Хотя, впрочем, таких нет и быть не может,- Одиус самодовольно ухмыльнулся, но вдруг что-то сообразив, снова нажал кнопку, и штора медленно встала на свое место, скрыв тайную часть комнаты.

- Можно еще один вопрос? – спросила Вера.

- Конечно. Все что угодно!

- Через один из этих экранов вы увидели меня. Глазами порторанина Тодда, который был пойман нами в лесу, так ведь?

- Да, все верно. И это было поистине неожиданное и самое восхитительное из того, что со мной случалось за последние годы. Я давно знал, что Лео прячется где-то в лесу. Мне надоело ждать, когда он решится показаться, и я послал Тодда, чтобы привлечь его внимание. Лео и его дружок очень предсказуемы, ты не находишь? Они не могли не схватить порторанина, а тот своими глазами должен был проложить мне путь к их лагерю. Все шло в точности по моему плану до тех пор, пока не появилась ты. Это было великолепно! Твои глаза…в них было столько сострадания и доброты по отношению к этому аборигену. Ты пленила меня сразу же. Признаюсь, изначально я хотел поиграться с Лео, помучить его, но твое появление переменило все. Я понял, что не переживу и дня, если не увижу тебя своей… гостьей. Я был готов послать к вам порторан немедленно, но хорошо зная возможности Лео и его друга, решил все же подождать. Конечно, лучше всего было бы застать вас всех еще ночью, но эти глупые портораны, как куры, совершенно слепнут в темноте. Пришлось дожидаться рассвета, но, признаюсь, сам факт того, что сейчас ты здесь, со мной, искупляет все пережитые мною страдания.

Вдруг он замолчал, и Вера попробовала угадать, о чем он думает, но вскоре Одиус заговорил сам:

- Давно ты знакома с Лео?

- Я? – несколько растерялась девушка. – Если честно, то мы познакомились за день до того, когда вы меня увидели.

Теперь настал черед Одиуса удивиться и растеряться.

- То есть ты местная? – произнес он с сомнением разглядывая ее светлую кожу. - Почему же я раньше тебя не видел?

- Нет, - пояснила девушка. - Я не местная. Дело в том, что я и двое моих друзей попали сюда случайно и каким-то странным способом. Причем одновременно, но немного в другом месте, Лео и Генри подобным же образом оказались на этой планете.

- Как любопытно, - пробормотал Одиус. Почесывая подбородок, он отошел немного в сторону, но потом снова вернулся к девушке. – А до того, как оказаться здесь, вы трое, вероятно, находились где-нибудь неподалеку от Лео.

- Боюсь, что нет. Мы находились совершенно на разных планетах, - уточнила девушка и, сообразив, что Одиус заинтересовался этим вопросом не из праздного любопытства, спросила: - Я так понимаю, вы имеете какое-то представление о том, как мы оказались на этой планете.

- Не совсем. Как здесь оказались Лео и даже Генри я знаю. Это я их перенес сюда. Но как здесь оказалась ты и твои друзья, это, действительно, интересный вопрос. Какая-то странная погрешность в эксперименте.

- Эксперименте?

- Да. Это был эксперимент. Порабощающий сознание аппарат не единственная моя разработка за последнее время. Еще я сконструировал механизм, позволяющий переносить заданные живые существа в пространстве, - теперь Одиус погрузился в рассуждения и, забыв про свою гостью, говорил словно бы сам с собой. - То есть, если я хочу перенести сюда какого-нибудь человека, мне достаточно только иметь образец его ДНК. Мой механизм еще не завершен и многие погрешности возникают. Я не могу пока контролировать точность перемещения объекта. К тому же, из-за отсутствия полного контроля за возникающим вихрем темной материи вместе с объектом переносится все живые объекты, расположенные рядом с ним в момент эксперимента. Так, вероятно, сюда попал Генри. Но ты? Какая-то странная погрешность, и я вижу только одну возможность подобного. Чисто теоретически такое совпадение, конечно, возможно. Во вселенной огромное множество существ, и многие из них - люди. Удивительно! Не думал, что когда-нибудь столкнусь с подобным явлением. Да, как удачно столкнусь.

Одиус, наконец, обратил свое внимание на Веру, недоуменно присевшую на стул и ожидавшую его пояснений.

- Неужели ты не догадалась? – удивленно спросил ученый.

Вера отрицательно покачала головой, тогда он подошел ближе к ней и сказал:

- Понимаешь, мой механизм работает с ДНК объекта. У меня были образцы ДНК Лео. После нашей последней встречи их у меня было предостаточно. Я внес данные ДНК Лео в программу, и механизм перенес сюда Лео. Генри находился рядом с ним и тоже был захвачен вихрем темной материи. Что касается вас троих, то кто-то из вас, вероятно, имеет структуру ДНК очень сходную со структурой ДНК Лео, поэтому механизм дал небольшой сбой. Он перенес сюда и вас, и Лео. И даже, возможно (как я раньше об этом не подумал!), что именно из-за этого сбилось и место прибытия объекта. Лео должен был оказаться в лаборатории, а перенесся в лес. Удивительно!

Одиус опять на некоторое время отключился, так как новые аспекты эксперимента захватили его восторженный разум. Ему необходимо было обдумать их, прочувствовать и понять. Вера же сидела молча и тоже размышляла над тем, сколь грандиозно и сколь опасно это изобретение. Да, оно открывает невероятные возможности в области перемещений, но как оно опасно при нахождении в неправильных руках. Вряд ли возможно спокойно жить, осознавая, что в любой момент тебя может перенести в свою лабораторию какой-нибудь сумасшедший гений. А что будет, если такое изобретение окажется в общественном доступе?   

Но от этих нелегких размышлений ее отвлек Одиус, который вдруг выпрямился и, отбросив на время свои мысленные рассуждения, произнес:

- Мы совсем забыли. У нас ведь свидание! Да, наука сопровождается случайностями. Иногда странными, иногда нелепыми. Но без этой случайности мы бы с тобой не встретились. А это немаловажно, не так ли?

- Безусловно, - подтвердила Вера, стараясь проглотить комок в горле.

- Положите даме фуэро – приказал Одиус служанке, мгновенно появившейся возле стола, и тут же повернувшись к Вере, добавил, - это их фирменное. Уж не знаю, как они это готовят, но вкус просто божественный.

Но у девушки от всего услышанного, увиденного и почувствованного уже давно пропал аппетит. Чтобы не выдать свою растерянность, она взяла в руку бокал и, поиграв немного содержащейся в нем бардовой жидкостью, произнесла:

- Я бы хотела выпить за вас. Смею признаться, я восхищаюсь вами и вашими изобретениями. Они, и в правду, удивительны. А вы… Ваш ум, кажется, не знает границ. Не думаю, что я когда-нибудь встречала человека, способного сравниться с вами.

Она игриво улыбнулась, пытаясь скрыть свое отвращение к стоявшему перед ней человеку. Ученый же, будучи безгранично польщённым ее словами, выпрямился, гордо приподнял голову и торжественно произнес:

- Выпьем!

Одиус полностью осушил свой бокал, но Вера лишь пригубила вина. Ей было крайне неуютно находиться в обществе ученого. Он казался ей омерзительным, но уйти прямо сейчас, вот так ни с того, ни с сего, она не могла. Очевидным было, что Одиус еще не планирует завершать их свидание, и ей нужно было придумать причину. Вера подумала, что сослаться на плохое самочувствие было бы не самой плохой идей.

- Вам не кажется, что здесь душновато? – сказала девушка, попытавшись придать себе максимально утомленный вид.

- Вы так думаете? – ученый удивленно посмотрел на нее. – Я не заметил.

- Мне как будто бы не хватает воздуха, - слабым голосом произнесла гостья.

Одиус встревожено подошел к девушке и осторожно прикоснулся к ее лицу, пытаясь оценить степень внезапного недуга своей посетительницы.

- Да, я вижу ты, и правда, выглядишь утомленной, - сказал он. – Видимо, здесь действительно мало воздуха. Я привык работать в такой атмосфере, и, как видишь, совсем не замечаю этого. Но я знаю, что нам сделать! Мы перенесем наше свидание на крышу. Я уверен, тебе там понравится.

Он тут же позвал служанок и приказал им немедленно перенести все, что нужно для их прекрасного времяпрепровождения, на крышу дома. Пока он это делал, Вера мысленно прокляла его и всех мужчин в его лице за неспособность правильно понимать женские намеки. Через минуту ученый вновь вернулся к своей гостье и галантно предложил ей руку, чтобы проводить на верхний этаж.

Арабель Моро
Арабель Моро
Это художественное произведение писателя Арабель Моро
blog_shape
comma_first
И червяк имеет врагов!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх