Арканум - Часть 1. Дыхание вечности | 13 страница

Глава 14. Продолжение

Изнутри дом казался меньше, чем снаружи. Пока они поднимались наверх, Вера не увидела ни большого количества комнат, ни сколько-нибудь просторных помещений, но выбравшись на крышу здания, девушка ахнула. Она была огромной, абсолютно плоской и казалась идеально предназначенной для посадки самолета и, судя по ее размерам, не одного. Крыша была окаймлена кованным бордюром высотой чуть больше метра. Около одного из ее углов стоял какой-то громоздкий аппарат, отдаленно напоминавший очень сильно модифицированный телескоп. Почти рядом с ним суетились служанки, расстилая мягкий плед и расставляя на нем закуски, десерты и фрукты. Не отпуская руку своей спутницы, Одиус подвел ее к бордюру, откуда открывался прекрасный вид на деревню порторанов и близлежащие поля. Темное небо было сплошь усеяно яркими звездами.

- Все, что ты видишь вокруг, создано мной. Эта деревня, эти поля… Все мое. – девушка недоуменно уставилась на него. Заметив это, Одиус поправился: - Да, портораны жили здесь и до моего прибытия, но они были не цивилизованы и примитивны, словно животные. Этот народ жил тут тесной маленькой общиной, боролся со своими мелкими проблемами, вроде неурожая, большого паводка или нападения лесных хищников. Они боялись всего. Когда я прилетел, они приняли меня за Бога, сошедшего с небес. – он усмехнулся. - На руку пошло еще то, что в момент приземления мой корабль отпугнул стаю хищников – портораны называют их пиако – напавших на работавших в поле крестьян. Портораны решили, что это знамение, а я для них стал своего рода спасителем. Я дал им защиту от хищников и научил справляться с неурожаями. Я решил многие их проблемы. Так что, они не зря считали меня Богом.

- А вы сами верите в Бога? – спросила девушка.

К этому времени служанки уже закончили свою работу и исчезли, а Вера и Одиус остались одни.

- Я? – ученый искренне удивился, услышав подобный вопрос. - Боги – это глупость. Мир материален, и все мы – всего лишь материя. Не так ли? Да, мир развивается, но ему для этого ненужно никакого Бога. Зачем? Энергии зарождения вселенной достаточно для развития мира.

- Возможно, но откуда же взялась эта энергия? Вы никогда не задумывались над этим?

Одиус хмыкнул. Он оторвал взгляд от звёздного неба и посмотрел на свою гостью. В тусклом свете звезд ее лицо казалось ему очень бледным.

- Давай присядем.

Он подвел ее к расстеленному на крыше пледу, и девушка присела на его край. Ученый поместился на противоположном краю пледа. Он налил вина в принесенные служанками чистые бокалы и спросил:

- Ты знаешь, что такое закон сохранения массы?

- Ну да, - смущенно ответила девушка, принимая из рук ученого бокал с вином. – Мы в школе проходили… Масса веществ, которые вступили в реакцию, должна быть равна массе веществ, получившихся в результате нее.

Одиус довольно улыбнулся. Отпив немного вина, он поставил бокал, а сам лег на спину, положив руки под голову, и сказал:

- Верно, но это очень узкий случай, рассмотренный для маленького процесса. А теперь попробуем распространить его до размеров вселенной.

Взгляд ученого был обращен в безграничное пространство звездного неба. Одиус смотрел в его темную глубину томными глазами влюбленного. Глядя на него, Вера почувствовала себя свидетельницей какого-то сокровенного таинства. Она с удивлением отметила, что бушевавшее в ней ранее чувство отвращения к Одиусу пропало. Здесь, на крыше, ученый как будто изменился. Его черты стали мягче, а голос ниже. В нем появились томные, задумчивые ноты. Больше не было какого-то бессмысленного бахвальства. Куда-то исчезла его излишняя гордость. Ученый продолжал рассуждать, но девушке это нравилось. Ей хотелось слушать его как можно дольше. Она сама расслабилась и прилегла на противоположном краю пледа, всматриваясь в глубины таинственного звёздного пространства.

- Представь, что наш мир многослоен. Он состоит из огромного количества более мелких миров или, как их еще называют, реальностей. Представь, что эти реальности существуют независимо друг от друга. Параллельно друг другу. Казалось бы, они совсем не пересекаются… - Одиус несколько секунд молчал, а затем повернулся к Вере и спросил: - Что ты знаешь о зарождении Вселенной?

- Ну… Я не думаю, что земная наука сильно преуспела в нахождении ответа на это вопрос…

- И все же?

- Нам говорили, что был большой взрыв. Ну, то есть… Сначала было ничто, а потом по какой-то причине это ничто вспучилось и взорвалось. В результате образовались частицы материи, из которых впоследствии создавались звезды, планеты и все живое на них.

- Что ж, - Одиус вновь вернулся к созерцанию звездного неба. – Это близко к правде. А что говорит ваша наука о причинах возникновения этого «взрыва»?

- Ничего, - смутилась Вера. – Ну, или, вернее, я не знаю об этом ничего.

- Неважно. Слышала ли ты, что вселенная движется?

- Кажется, сейчас она расширяется…

- Все верно. Сейчас наша вселенная медленно, но расширяется. Это движение постепенно замедляется и когда-нибудь совсем прекратится. Вернее, начнется обратный процесс. Сначала медленно, а потом с нарастающей скоростью вселенная начнет сжиматься. Когда-нибудь она сожмется до такой степени, что превратится в маленький шар. А потом еще сильнее. Вся вселенная сожмется до размеров точки! А внутри нее будут действовать великие силы. Они будут желать вырваться наружу, но не иметь никакой возможности совершить это. И тогда произойдет взрыв, но так как силы, действующие внутри точки, не дадут взрыву вырваться наружу, он произойдет внутри. Ты можешь себе представить взрыв невероятной мощности, заключенный в одной лишь точке? Он будет настолько силен, что произойдет разрыв реальности. Все силы и все частицы, заключенные в точке, вырвутся наружу, за пределы реальности. Так образуется новая вселенная. В момент взрыва произойдет создание нового параллельного мира.

- То есть, мы все состоим из частиц какого-то давно-давно погибшего мира, а когда погибнем, частицы нас дадут жизнь целому новому миру?

Девушка задумчиво смотрела на свои руки, представляя, что когда-то частицы, из которых они состоят, принадлежали совершенно другому существу. Возможно, даже не человеку. А может быть, они принадлежали не одному, а нескольким совсем разным существам.

- Можно сказать и так, - согласился с ней Одиус. Замечание Веры показалось ему странным, так как сам он никогда над этим не задумывался. – А вообще, при сжатии и последующем взрыве происходит своего рода обновление частиц. Они как бы заново рождаются.

- Но все равно, пусть частицы обновятся, но ведь они дадут начало целому новому миру.

- Если честно, я б на это сильно не рассчитывал, - вдруг сказал Одиус.

- Что вы имеете в виду? – Вера удивленно покосилась на него.

- То, что я тебе рассказал, это всего лишь теория, принятая современными научными кругами. Но, понимаешь ли, эта тема… Она была мне интересна… Когда-то… И я провел свои исследования. Да, наш мир произошел после взрыва сжатого до точки параллельного мира. Это неоспоримо. Мои расчеты даже позволили мне определить место его зарождения. Ту самую точку разрыва пространства… Но...

- Но что?

- Но мои расчеты также показали и то, что наша Вселенная при своем рождении получила куда большую энергию, чем предполагается. Ее достаточно для того, чтобы расширение не прекратилось. То есть, на тот момент, когда протекающее сейчас расширение вселенной прекратится, все ее частицы будут находится на таком расстоянии, что взаимодействие между ними, которое бы могло дать начало процессу сжатия, окажется невозможным.

- То есть, как? Планеты будут находится друг от друга слишком далеко?

- Постепенно и звезды, и планеты разойдутся на большие расстояния. Гравитационные взаимодействия ослабнут под действием сил расширения. Планеты потеряют свои спутники. Звезды останутся без планет. Жизнь во вселенной умрет, но это будет только начало. Силы, удерживающие частицы внутри планет или звезд, также станут незначительными по сравнению с силами расширения. Все, что есть во вселенной, распадется на атомы, которые тут же разложатся на элементарные частицы. Только они, мельчайшие из всех возможных частиц, останутся навсегда одиноко существовать, отделенные друг от друга бесконечным расстоянием пустующей вселенной.

- Как это грустно, - тихо произнесла Вера.

Несколько минут они оба молчали, размышляя каждый о своем. Вера думала о том, что теория окончания жизни вселенной путем ее сжатия до точки и последующего взрыва ей нравится больше, чем идея распада на элементарные частицы, одиноко блуждающие в пространстве без малейшей надежды на взаимодействие с чем-нибудь. Ей нравилась мысль о том, что жизнь вселенной циклична. Вот она родилась из взрыва, росла, потом начала стареть и уменьшаться, пока не превратилась в маленькую точку и вновь не взорвалась, давая своей смертью жизнь новому миру. Это казалось девушке похожим на пульс или дыхание самого мироздания. Дыхание вечности… Неожиданно она вспомнила один факт, который упустила во время того, как Одиус рассказывал о своих исследованиях.

- Вы сказали, что во время исследований обнаружили место, где зародилась вселенная…

- Не просто обнаружил, - сказал Одиус, отвлекаясь от собственных размышлений. - Я был там. До меня там не ступала нога существа нашего мира. И, наверное, ступит еще не скоро…

- Расскажите мне об это месте.

- Тебе, правда, интересно? – удивился ученый.

- Безумно.

- О, это странное место, - сказал Одиус. - Это не звезда, не планета и даже не астероид. Это просто место. Я назвал его Арканум. В том месте не действуют никакие законы физики. Там все по-другому. Его невозможно описать, потому, что там все постоянно меняется. Это место – есть точка пересечения всех реальностей, которые только существуют сейчас в мироздании, и из этого места можно попасть в любую из них. Нужно только научиться управлять процессами, протекающими там, а это практически невозможно. Я прибыл туда, намереваясь изучить их и найти способ путешествия между мирами. Я провел там месяц. Это было ужасное время… Наверное, самое ужасное в моей жизни. Я проводил эксперименты один за другим, но их всех ожидал крах. Все мои представления о мире не работали в этом месте, и я был в отчаянии… правда, один эксперимент все-таки дал кое-какие результаты, но не те, на которые я рассчитывал. Из-за него, а вернее, из-за его последствий, мне пришлось прервать все дальнейшие исследования и покинуть место стыка реальностей.

- И вы больше не возвращались туда?

- К сожалению, я так и не смог решиться снова оказаться в Аркануме, - признался ученый, и в его голосе девушка услышала ноты скрываемого, но очень сильного страха.

- Знаете, я думаю, что вы очень смелый человек, - сказала Вера. – Я бы, наверное, не нашла в себе смелость даже появиться там.

Оторвавшись от своих неприятных воспоминаний, ученый удивленно воззрился на нее, но потом, осознав смысл слов девушки, выпрямился и гордо улыбнулся.

- Да. Я этого не скрываю. Наука – моя страсть, а ради объекта своей страсти человек готов на самые смелые и решительные поступки. Вы не находите?

Вере не могла не согласиться с этим утверждением. За то время, что они пробыли на крыше, она успела несколько поменять свое мнение об ученом. Нет, она все так же осуждала его за порабощение порторан и превращение их в бездумных роботов, но теперь девушка отчасти понимала его. Он был, в некотором роде, романтиком. Поиск неизведанного, его исследования и неминуемые открытия – все это являлось своеобразным наркотиком для Одиуса. В мире очень много неразгаданных тайн, и все они воспламеняли ученого, увлекали его, и он всецело, со всей возможной страстью отдавался познанию неизведанного.

Неожиданная мысль, посетившая девушку, заставила ее приподняться на локте, чтобы лучше видеть лицо ученого, и спросить:

- Вы сказали, что затеяли наше похищение из леса только ради того, чтобы поскорее познакомиться со мной?

- О, да! – воскликнул Одиус, обрадованный таким поворотом разговора. – Когда я увидел тебя глазами порторанина, я был поражен. Ты так отличалась от всех!

- Отличалась? Чем это?

- Не знаю. Пока не знаю. Ты – другая... Ты - необычная…

- То есть, я для вас тоже объект исследования?

- Самого лучшего исследования…

Ученый приблизился к ней и ласково провел тыльной стороной ладони по ее обнаженному плечу, от чего по коже девушки пробежали мурашки. Ей захотелось отодвинуться, но она сдержалась.

- Я влюбился в тебя, как мальчишка, - продолжал Одиус. - С первого взгляда. Со мной никогда не случалось ничего подобного, а тут… Я словно потерял рассудок, все время думая о тебе. И меня бесконечно радует то, что ты с таким интересом отнеслась к моим изобретениям. Наверное, я даже счастлив. Я ведь не спал все эти дни, размышляя над тем, как ты отнесешься к моему предложению.

- Предложению?

От неожиданности девушка села, отстранившись от ученого. Аура романтического вечера тут же рассеялась. Поболтать под звездами – это одно, но выслушивать предложения... Это перебор. Впрочем, не исключено, что она просто неправильно его поняла, и ученый хотел предложить провести какое-нибудь банальное совместное исследование. Тем временем Одиус тоже поднялся. Он перебрался ближе к ней и взял ее за руку. Она почувствовала, что его руки дрожат от волнения.

- Да, именно предложению, - сказал он. - Я хотел бы… Нет… Я мечтаю… Да! Я мечтаю о том, чтобы ты стала моей спутницей в этом мире. Мы будем жить здесь, на этой планете и вместе править порторанами. Мы создадим великое царство. Я стану его силой, а ты – его душой. Наше царство станет таким огромным, что распространится на всю планету, а потом и за ее пределы. Ты и я, мы вместе будем править своей звездной системой, своей галактикой. Поверь, мне хватит сил создать Наше Царство, и все его я положу к твоим ногам. Весь мир станет твоим, если только ты согласишься стать моей. Если ты согласишься любить меня!

Вера была шокирована. Чего-чего, а вот этого она от сегодняшнего свидания никак не ожидала. Девушка постаралась придать своему голосу больше спокойствия и спросила:

- И, что же, вы не введете мне в организм никакой микросхемы?

- Конечно, нет! Я ведь люблю тебя. Я хочу видеть тебя такой, какая ты есть. Живой... Смеющейся... Милой… Трогательной… Я не хочу, чтобы ты превращалась в бездумного барана-порторанина.

- А как же мои друзья?

- Одно твое слово, и я отпущу их всех. Кроме Лео, конечно. Он обязательно должен умереть, иначе он все время будет мешать созданию Нашего Царства. Ты ведь не хочешь этого, я знаю.  К тому же, вы с ним и знакомы всего-ничего, и я уверен, что ты не слишком расстроишься из-за его смерти. Ради твоей благосклонности я даже согласен убить его максимально безболезненно. Но ты все еще не дала свой ответ?

Вера попыталась привести себя в чувства, но не вышло. Стараясь как-то оттянуть время, она отпила немного вина из бокала, к которому не притрагивалась с того момента, как оказалась на крыше. Девушка понятия не имела, что ей отвечать. Конечно же, она ни в коем случае не хотела становиться спутницей жизни сумасшедшего ученого, и, тем более, не желала принимать участие в его не особенно отягощенных моралью планах. Но, в тоже время, она испытывала к нему какое-то странное теплое чувство. В каком-то роде он ей нравился. Он был ей интересен. А еще девушка видела, что он одинок. Настолько одинок, что готов был положить все свои достижения к ногам человека, в чьих глазах единожды увидел сострадание. Осознавая эту мысль, девушка неожиданно для себя поняла, что то теплое чувство, которое она ощущала к ученому, есть не что иное, как сочувствие. Ей было жалко Одиуса. Она видела, сколь искренним было это предложение, и совсем не хотела своим категорическим отказом ранить его душу. А он все еще сидел рядом с ней, держа ее руку в своих ладонях. В ночной тишине девушке казалось, что она слышит, как бьётся его сердце. Она положила вторую руку на его ладони и, пытаясь унять дрожь в голосе, сказала:

- Ваше предложение… Оно… Это очень неожиданно. И я, правда, не знаю, что ответить. Нет-нет, не перебивайте. К сожалению, я не тот человек, который принимает решения на эмоциях. Вы, как ученый, как исследователь, должны меня понять. Мне нужно немного подумать. К тому же, на планете, откуда я родом, принято, что мужчина дает женщине в таком вопросе несколько дней на размышление. Не могли бы и вы, ради меня, пойти на такую уступку?

- Конечно! – под воздействием бушующих в нем эмоций, Одиус сжал ладони Веры в своих руках так сильно, что девушка чуть не закричала, но тут же, поняв, что причинил ее боль, он ослабил хватку, и торопливо сказал: -  Я тебя нисколько не тороплю. У тебя есть время свыкнуться с мыслью о том, что совсем скоро ты станешь Властительницей Галактики, а может даже и вселенной. – Тут запнулся на секунду, а затем продолжил, но тон его вдруг стал суровым. - Но все же, прошу тебя сильно не тянуть. Я с детства обладаю слабым терпением. Надеюсь, ты поняла, о чем я.

Арабель Моро
Арабель Моро
Это художественное произведение писателя Арабель Моро
blog_shape
comma_first
И червяк имеет врагов!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх