IV/2061 Эволюция

- Я нашел его! – с этими словами Георгий вошел, вернее, вбежал, а еще точнее, ворвался в лабораторию.                                                                                       

В столь раннее утро в научном институте еще почти никого не было, а те, кто уже успел появиться, находились в сонном зомбевидном состоянии, не позволяющем мыслить ни здраво, ни сколько-нибудь активно. Поэтому увидеть Георгия в этот час в столь взбудораженном состоянии казалось, по меньшей мере, странным. Всегда гладко выбритый и аккуратно причесанный, сегодня он ворвался в лабораторию со взъерошенной копной черных волос на голове и ярковыраженой щетиной на лице. Белый халат его, так же как и светло-бежевая рубашка под ним, были изрядно помяты. Вбежал он в лабораторию, радостно размахивая рукой, в которой держал плотно закупоренную черной резиновой пробкой стеклянную пробирку, в которой находилось несколько миллилитров красноватой жидкости.

В этот ранний час в лаборатории, которой заведовал Георгий, находился только один сотрудник. Это был крупный, обладающий грубой деревенской наружностью мужчина по имени Владимир. Он, неторопливо помешивая сахар в только что приготовленном кофе, с сонным недоумением посмотрел на своего напарника и, одновременно, руководителя их общего научного проекта. В течение нескольких лет они вместе бились над тем, чтобы найти или же создать ген, ответственный за эволюцию живых организмов. Бились искренне, не покладая рук, но все-таки безуспешно.

Не обращая внимания на не скрываемое недоумение своего напарника, Георгий оживленно подошел к нему и повторил, но теперь уже тише и спокойнее:

- Я нашел его.

При этом он так крепко сжал плечо своего товарища, что тот от неожиданности чуть не пролил на себя недопитый кофе.

- Что вы нашли? – наконец спросил Владимир.

Георгий был старше своего коллеги всего на год, но давно уже защитил докторскую степень. Владимир же, в свои тридцать два, еще только собирался это сделать, а все неудачи в проводимом ими исследовании только откладывали это радостное событие на более поздний срок. Временами он даже подумывал, не сменить ли ему область своих изысканий, но заряжающий всех вокруг своим энтузиазмом Георгий каждый раз уговаривал его не делать этого.

- Я нашел ген, - скорее выдохнул, чем произнес Георгий.

- Нашли!!! - Владимир пошатнулся.

Бледнея от удивления, он осторожно поставил кружку кофе на стол, возле которого сидел. На несколько мгновений он потерял дар речи. Неужели долгие годы их мучительных поисков и ошибок подошли к концу? Столько раз он переставал верить в возможность этого, и вот теперь свершилось чудо. Ген найден! Как ни старался, Владимир не мог в это поверить.

- Как? – это получилось хрипловато, но, проглотив комок в горле, он повторил уже голосом более похожим на его собственный. – Как вы это сделали?

- Сегодня ночью мне не спалось, – Георгий решил начать свой рассказ с самого начала. – Так вот, я стал систематизировать в уме все, что мы сделали за эти годы и пришел к удивительному выводу – все не так! Мы начали совершенно не с того! В самом начале! Понимаете? В самом начале мы упустили главнейшую деталь. Я лежал в постели и не мог понять, как мы могли этого не замечать. И тут у меня родилась мысль. Я не мог спать, так как мысль об этом не покидала меня. Идея в моей голове развивалась и казалась мне все более и более реальной. Хотя была уже поздняя ночь, но мой мозг работал на полную мощность. Я не мог лежать. Я не мог даже сидеть на месте и поэтому поехал в институт. Заспанный сторож обругал меня, но впустил, – не без улыбки заметил Георгий, у которого со сторожем сложилась давняя и очень крепкая нелюбовь друг к другу. – И я принялся за работу. Я почти не следил за руками, они все делали сами. Как будто мое тело само знало, что надо делать. Мои инстинкты не подвели меня. Всё получилось! Я создал вещество, которое ускоряет эволюцию! И как ускоряет! Вы должны это увидеть!

- Вы уверены? - Владимир с беспокойством всматривался в раскрасневшееся лицо старшего товарища, не беспричинно подозревая, что у Георгия начинается горячка. Это действительно была она, но вызванная не болезнью, а возбуждением от неожиданного успеха.

- Я абсолютно в этом уверен! -немного горделиво сообщил Георгий.

- Неужели, вы уже опробовали его? – с некоторой тревогой и недоверием спросил Владимир. Он был не на шутку обеспокоен состоянием своего коллеги, что не мог не беспокоиться за характер и качество проведенного им эксперимента.

- Идемте, и вы все увидите.

Георгий не ответил прямо на вопрос, но лицо его было красноречивее любых слов. Он схватил своего напарника за рукав халата и потянул в сторону двери. Сгорая от нетерпения и тревоги, Владимир последовал за ним в соседнюю лабораторию, где хранились и изучались бактерии. Тем временем Георгий поспешно объяснял своему товарищу то, что было сделано им ночью.

- Все развитые живые системы произошли изначально из бактерий. Бактерии эволюционировали, развивались, изменялись и, наконец, превратились в куда более сложно организованных и высокоразвитых существ. Мы не знаем, какая бактерия послужила основой для появления человека. Это правда. Не знаем мы и к чему могло бы привести наличие активного гена эволюции у другого типа бактерий. Может быть, не было бы людей, а было бы что-то другое еще более развитое и совершенное. Вы представляете насколько жизнь на земле могла бы быть другой? Именно поэтому я решил начать с бактерий, так сказать, с первостепенного элемента эволюции.

К этому моменту они уже оказались посреди второй лаборатории. Здесь на столах стояли микроскопы, а у стен находились ламинарные шкафы, где размещались склянки с питательной средой для выращивания бактерий. Георгий подвел Владимира к ближайшему ламинару, осторожно извлек оттуда одну из склянок и вкрадчиво произнес:

- Вы же помните: еще вчера здесь хранились прокариотические бактерии. Взгляните теперь?

Он протянул лабораторную склянку своему коллеге, который ничего не произнося, взял ее и направился к находящемуся неподалеку микроскопу. С немалым удивлением Владимир отметил, что у всех бактерий, которые существовали в этой склянке, имеется ярко выраженное ядро. Это открытие поразило исследователя. Он оторвался от микроскопа, потер глаза, а затем снова посмотрел на бактерии. Нет, ядро было слишком выражено, чтобы его с чем-нибудь перепутать.

- Если это не ошибка, то ваше открытие бесценно! – воскликнул он и, все еще не веря в то, что увидел, обернулся к коллеге.

Георгий только кивнул в ответ, так как не сомневался в том, что реакция Владимира будет именно такой. Георгий и сам еще несколько часов назад не верил в то, что создал своими же руками. Он подождал, пока первое возбуждение его напарника спадет, а затем сказал:

- Но это не все, что я планирую сделать. Я думаю пойти еще дальше. Доказать факт эволюции – это хорошо, но для науки куда интереснее будет другое. Я хочу проследить эволюцию этих бактерий, - он указал на склянку, которая все еще стояла под микроскопом, - до сколько-нибудь развитых существ. И я надеюсь, что вы мне в этом поможете.

- Выполню все, что вы скажете! – забывшись от волнения, воскликнул Владимир.

- Тогда приступим, - Георгий ни секунды не сомневался в подобном ответе.

Они принялись за работу с большим энтузиазмом. Мозговым центром операции, конечно же, был Георгий, который во всем полагался на непонятную никому, даже ему самому, интуицию. Владимир же выполнял всю «грязную» работу. Он следил, контролировал и все записывал. Анализировали же полученные результаты ученые вместе. Всю душу и всю энергию приложили они к одной единственной идее, и она оправдывала их старания. Уже на следующий день они имели склянку с многоклеточными микроорганизмами. С нескрываемой радостью исследователи наблюдали за их жизнедеятельностью. Единственное, что настораживало их, но, все же, не в такой мере, чтобы прекратить эксперимент, было то, что эти существа постоянно требовали питания. Их эволюция проходила значительно быстрее, чем подобный процесс, происходящий в естественных условиях, и поэтому требовала огромных количеств энергии, что, в свою очередь, запрашивало дополнительных ее источников, то есть пищи, которую новые организмы поедали жадно и даже хищно. Вместе с едой вводили и рассчитанное заранее количество красной микстуры. После получения продуктов процесс эволюции новых организмов начинался с большей силой.

По началу все шло прекрасно, и ученые были вполне уверены в своем успехе, но вскоре появились первые отклонения от теории предложенной Георгием. Они не могли не обратить на себя встревоженное внимание исследователей.

- Как у нас дела? – спросил Георгий, входя вечером третьего дня в лабораторию, где Владимир уже должен был закончить ежедневный отчет.

- Не очень, - отозвался тот.

Владимир жестом указал на аквариум, в который они уже в обед поместили несколько испытуемых организмов ставших к этому времени небольшими болотно-зелеными червяками. Теперь же в аквариуме ползали странные существа с противной лягушачьей головой и дряблым тельцем червя. В пасти этих существ явственно виднелись мелкие острые зубы.

- Что же не так?- спросил Георгий. – Все правильно, они эволюционируют.

- Да, но обычно они эволюционировали после приема пищи, а этих я не кормил с обеда.

- То есть, ты хочешь сказать, что теперь эволюция протекает без введения препарата.

- Да и протекает значительно быстрее, чем прежде.

Георгий задумчиво потрепал подбородок. От сообщенной Владимиром новости что-то в его душе задрожало. Может, это был страх, а может, восторг. Он сам не смог бы четко ответить на этот вопрос. Георгий был упоен своей работой, и риск только увеличивал его желание успешно завершить начатое исследование.

- Хорошо. Покорми их, но не вводи микстуры. Посмотрим, что будет завтра.

Владимир кивнул. Георгий уже направился к выходу из лаборатории, как вдруг резко остановился, будто бы вспомнив что-то очень важное.

- А что ты сделал с остальными эволюционировавшими организмами?

- Потравил их формальдегидом, как вы сказали, а потом закопал за зданием института.

- Это хорошо, - Георгий удовлетворенно кивнул и вышел из лаборатории.

Следующий день принес им куда большее удивление и новые сомнения. Еще не войдя в лабораторию, оба ученых услышали доносящийся оттуда странный шум, похожий на тот, который бывает, когда куском битого стекла проводят по плитам кафельного пола.

- Что бы это могло быть, - прошептал Владимир.

- Посмотрим.

Когда они толчком открыли дверь лаборатории, то их глазам предстала страшная картина. Лаборатория оказалась полностью разбита. По полу валялись осколки аквариума и прочей лабораторной посуды, а среди этих осколков лежали, ползали и даже прыгали шесть странных существ. Размером с бейсбольный мяч, они имели всё ту же лягушачью голову, все тот же рот с мелкими острыми зубками треугольной формы, но теперь их тело было покрыто мелкой зеленоватой чешуёй. Тонкие передние лапы, казалось, вообще, не имели мышц, а вот задние были сильные и жилистые. Благодаря им, существа смогли запрыгнуть на самые верхние полки лаборатории. Маленькие зеленые с красными прожилками глаза с голодной жадностью уставились на вошедших.

После минутного оцепенения ученые поспешили выйти в коридор, не забыв при этом плотно захлопнуть за собой дверь, ведущую в лабораторию. В ту же секунду изнутри послышались глухие удары о дверь. Очевидно, кто-то из существ решил пробить ее.

- Ты это видел? – спросил Георгий, не веря своим глазам.

- Они… Они разбили аквариум. А с какой силой они бьются об дверь?

- Похоже, что они голодные. Там был еда?

- Нет, вся еда хранилась в соседней лаборатории. Что будем делать?

Немного поразмыслив, они отправились в другую лабораторию, где хранилась защитная одежда. Выбрав нужные костюмы и надев их, исследователи вернулись к своим питомцам, которые всё еще безуспешно пытались выломать ударопрочную металлическую дверь лаборатории. Ученые принесли существам немного еды, чтобы отвлечь их внимание, пока сами будут убираться. Существа жадно набросились на пищу. Когда все было убрано, Георгий неизвестно откуда притащил огромный, сделанный из прочного пуленепробиваемого стекла вольер с закрытым верхом. Исследователи осторожно поместили туда своих питомцев. Прикасаться к ним было очень неприятно, так как чешуйчатая кожа изгибалась и скользила по перчаткам.

- Теперь так просто не выберетесь!

Владимир похлопал по стеклянной крыше, а существа озадаченно смотрели на него сквозь стенки вольера.

- Кажется, они все еще голодные, - пробормотал Георгий.

- Может, дать им еще?

- Ну что ж, попробуй.

Через несколько часов, уходя, Георгий снова решил заглянуть в лабораторию, где застал Владимира за весёлой игрой. Стеклянный вольер был открыт, а шесть милых пушистых существ озорно сновали вокруг него. Георгий с неудовольствием отметил, что его коллега работает с существами без защитного костюма. Впрочем, агрессии с их стороны не наблюдалось. Кто-то из новых существ бегал за сделанным Владимиром бумажным бантиком, кто-то валялся на полу кверху пузом, а кто-то приютился у него на коленях. Существа стали размером с крупную кошку, да и внешне очень на нее походили. Вот только не каждая кошка может похвастаться такой густой и длинной шерстью, отливающей болотно-зеленым цветом. Да и рот у них был совсем не кошачий, а оставался все же больше лягушачьим.

- Посмотрите, какими милыми они стали, - сказал Владимир, увидев Георгия, и нежно погладил существо, дремавшее у него на коленях.

- Вот это - девочка. Видите, какое у нее милое желтое пятнышко на лбу. Я назову ее Муркой. Правда же, она милашка!

Владимир прижал свою «Мурку» к лицу и поцеловал. Она недовольно зашипела и больно укусила ученого за палец. Владимир не обратил внимания на выступившую на месте укуса острых зубов кровь, но выпустил недовольное существо из рук.

- Да, я вижу, - несколько отстраненно произнес Георгий. - Они действительно похорошели, но не забывайте, что эти существа опасны. Стоит им проголодаться, они и не вспомнят про ваши ласки.

- Вы правы, но, все же, они чудные.

Владимир был по-деревенски простоват. Он быстро прощал и еще быстрее привязывался как к людям, так и к животным. Особенно, к животным. Впрочем, несмотря на всю свою доверчивость и простоту, Владимир всегда строго выполнял положенные на него обязанности. И теперь он также не отступил от этого правила. Владимир осторожно, не без трогательной нежности, опустил все шесть существ в вольер, дал им еду, плотно закрыл стеклянную крышку, и только после этого отправился домой.

Следующее утро принесло им еще большее разочарование и испуг. Они поняли, что случилось, едва поднялись на нужный этаж. Прочная металлическая дверь лаборатории дрожала и изгибалась под сильными ударами. Кто-то внутри страстно желал выйти наружу. Но кто это был сегодня? Ученые переглянулись, понимая, что войти туда без предосторожностей было бы глупо.

Только через четверть часа одетые в защитные костюмы исследователи вернулись к страшным дверям. Владимир держал в руках огромную кастрюлю, доверху заполненную кусками мяса, которые были приготовлены заранее. Едва Георгий осторожно повернул ключ в замке, в лаборатории все стихло. То, что находилось там, насторожилось, а, возможно, готовилось напасть на добычу. Сквозь небольшой просвет приоткрытой двери Владимир бросил первый кусок мяса. Послышалось жадное урчание, несколько глухих ударов и чавканье. Так через маленькое отверстие ученые покормили своих питомцев, и только после этого решись войти в лабораторию. Картина разрушения снова предстала перед их глазами, но сегодня ее дополняли еще и кровавые разводы на полу, оставшиеся от брошенных Владимиром кусков мяса. Шесть крупных, покрытых короткой темно-зеленой шерстью существ с длинными передними лапами вяло ходили по лаборатории. Существа имели плоские мордочки и ярко-зеленые глаза. Тонкие острые зубы устрашающе мелькали между их губами. Одно из существ подошло к Владимиру и потерлось об его голень, надеясь на ласку. На его лбу явно вырисовывалось желтое пятно.

- Их надо убить, - сказал Георгий, когда они в очередной раз прибрали лабораторию и вышли в коридор.

- Да, наверное, вы правы. Они опасны, хоть и милы.

- Забудьте о своей симпатии, Владимир! Они развиваются с небывалой скоростью. Кто знает, что будет ждать нас за этой дверью завтра.

Сказав это, Георгий яростно указал на дверь.

- А как же наш эксперимент?

- Наш эксперимент удался, но он пошел не по плану. Да, доказательств успеха у нас уже не будет, но мы исправим ошибки и сделаем новый эксперимент. А сейчас главное избавиться от ошибок.

- Что вы предлагаете? – тревожно оглядываясь на дверь, спросил Владимир.

- Предлагаю отравить их во время следующего приема пищи.

Владимир согласился, что это будет гуманно по отношению к существам. Они примешали яд к мясу и отнесли его в лабораторию. Закрывая за собой дверь, исследователи услышали жадное чавканье.

- Ну что ж, через полчаса все будет кончено, - пробормотал Георгий.

Он повел Владимира, на котором теперь не было лица, к себе в кабинет. Напарник Георгия слишком сильно привязался к питомцам и сейчас страдал вместе с ними, а может быть, даже сильнее, чем они сами. Георгий, видя это, достал из потайного ящика небольшую серебристую фляжку.

- Отличный коньяк. Попробуй, - он протянул фляжку Владимиру.

Подождав для уверенности час, ученые вернулись в лабораторию, где их ждало поразительное открытие – существа все еще были живы. Они, как ни в чем не бывало, ходили по лаборатории, а их эволюция протекала еще активнее, чем прежде. Теперь они уже больше походили на человекообразных обезьян, но все того же болотно-зеленого цвета.

- Не может быть, - сказал Георгий, когда они снова вернулись в кабинет.

- Они не отравились? - с едва скрываемой радостью констатировал Владимир.

- У них, кажется, иммунитет к этому яду, - заметил Георгий. - Или что-то в этом роде.

- Что же делать?

- Предлагаю устроить им небольшую утечку хлора. Дверь не даст хлору выйти в коридор, а лабораторию мы потом проветрим. Уж задохнуться они точно должны.

Они снова принялись за работу. Стараясь не привлекать лишнего внимания, исследователи установили в лаборатории баллон с хлором и удалились, оставив его открытым. В лаборатории они оставили маленькую камеру, чтобы видеть все, что там происходит. Спустя несколько минут существа начали отчаянно кашлять. Спустя еще некоторое время они уже корчились на полу, задыхаясь в сплошном желто-зеленом тумане.

- Получается, - прошептал Владимир, но в его голосе отчетливо слышалась тонкая нотка жалости. Он напряженно всматривался в монитор, желая разглядеть полюбившееся ему существо с желтым пятнышком на лбу.

Прошло еще немного времени, но вместо того, чтобы потерять сознание или хотя бы обездвижиться, испытуемые существа снова поднялись и начали спокойно бродить по лаборатории.

- Не может быть. Я не верю своим глазам, - шептал Георгий. Его отчаяние, смешиваясь с гордостью за своих созданий, образовывало гремучую смесь эмоций. – Они привыкают. Их эволюционная способность настолько сильна, что они в кратчайшие срок способны привыкнуть к самым суровым условиям.

Ученые подождали еще четверть часа, но более ничего не произошло. Только хлорный туман стал гуще настолько, что более уже ничего нельзя было разглядеть.

Тем временем к ним зашел Ефим Прокофьевич, старичок из отдела энтомологии. Он часто приходил к ним после обеда выпить чашечку кофе и обсудить новости, написанные в утренней газете. Сегодня он тоже не изменил своей привычке. Худой и сгорбленный от постоянной работы в научно-исследовательском институте, старичок зашел медленно, кряхтя и потрясая газетой над головой. Он со скоростью улитки опустился на свое излюбленное старое жестковатое кресло. Владимир быстро заслонил собой монитор от непрошенного наблюдателя.

- Ну, и что сегодня нового изучаем? – спросил, покашливая, Ефим Прокофьевич.

- Да так. Все с тем же мучаемся, - уклончиво ответил ему Георгий.

- А что нового в мире творится? – поинтересовался Владимир скорее не из любопытства, а для того, чтобы отвлечь престарелого коллегу на другую менее щепетильную тему.

Он указал на газету, которую Ефим Прокофьевич все еще мял в руках. Старый ученый внимательно посмотрел на исследователей. Возможно, он догадался, что у них что-то произошло, но выпытывать ничего не стал, так как знал, что ученые, в какой области бы они не работали и какие неудачные эксперименты бы не ставили, всегда стараются держать свои открытия в секрете. Когда время придет они все сами расскажут, покажут и даже доклад зачитают. Поэтому Ефим Прокофьевич решил сразу перейти к интересующему его вопросу:

- Статью вот сегодня прочитал, - старик, шелестя бумагой, открыл газету на нужной странице. – Представляете, в наших краях появились неизвестные животные!

- Какие животные? – в один голос спросили Георгий и Владимир, забыв на мгновение о должной конспирации.

- А вот послушайте, – не заметив их волнения, старичок нацепил на нос очки с толстыми линзами и принялся монотонно читать. - Несколько новых видов животных было замечено в нашем городе недалеко от научно-исследовательского института. Очевидцы утверждают, что подобных животных еще никогда не встречали. Первые сообщения появились еще вчера. Некоторые очевидцы видели существ похожих на крупных кошек, другие утверждают, что видели странных огромных жаб. Сегодня ночью были замечены крупные существа с длинными лапами. Насколько бы разноплановыми не были описания очевидцев, но всех этих животных объединяет темно-зеленый окрас и зеленые с красными прожилками глаза. Уважаемые читатели, будьте осторожны. Эти существа агрессивны. При обнаружении места обитания этих существ, просьба сообщить… ну и так далее. Как вам эта новость? Это ж надо же, так рядом с нами! Что вы скажите, молодые люди?

- А что тут сказать, - пробормотал Георгий, тревожно поглядывая на Владимира. - Мне кажется: это очередной розыгрыш. Ну, вроде Снежного Человека.

Он отчаянно пытался проглотить комок, подступивший к горлу, но тот никуда не уходил.

- Вы так считаете? – разочарованно пробормотал Ефим Прокофьевич. – А вы что думаете, Владимир?

- Я согласен с Георгием. Откуда здесь, в жилой местности, взяться новым видам животных?

Старичок посидел еще немного, но разговор не клеился. А когда же он, не торопясь, кряхтя и покашливая, ушел ученые облегченно вздохнули.

- Вы думаете о том же, о чем и я? – спросил Георгий.

- Наверное, - немного помолчав, ответил Владимир. – Выходит, формальдегид не подействовал и на зарытых за институтом червей.

- Сколько там было существ.

- Порядка пятидесяти.

- Это грозит катастрофой, - Георгий словно захлебнулся этой фразой. - Придется все же браться за оружие.

Владимир сразу понял этот намек. С ранней юности он был страстным охотником, превосходно стрелял из ружья, и имел целую коллекцию оружия разного размера и калибра. Одно из своих ружей он подарил полгода назад своему коллеге. Тот с благодарностью принял подарок, а ружье повесили в кабинете у Георгия там, где любой посетитель мог сразу же его заметить. Владимир любовно посмотрел на теперь уже не принадлежавшее ему ружьё.

- А все-таки жаль, - задумчиво пробормотал он.

Через несколько секунд по научному институту пронесся возглас «О, Боже!», затем послышался выстрел и снова тот же крик, только теперь в несколько раз громче и мощнее предыдущего.

Владимир вылетел из лаборатории, едва не забыв закрыть за собой дверь. Он вбежал в кабинет Георгия, судорожно сжимая ружье. Его лицо посерело и покрылось испариной. Он залпом осушил бутылку минералки, стоявшую на распахнутом окне.

- Что вы там видели? – тревожно спросил Георгий.

- Они… Они теперь люди. Ну, то есть вроде людей. Даже разговаривают как-то между собой.

- Не может быть! Но вы же застрелили кого-нибудь?

- Я выстрелил прямо в сердце одному из них. Но пуля! – Владимир судорожно сглотнул. - Пуля, войдя в организм, была им отторгнута.

- В каком смысле?

- В прямом. Существо словно выплюнуло пулю обратно, и осталось невредимо.

- Они неуязвимы, - ошарашенно произнес Георгий.

Это открытие словно перевернуло весь мир вокруг ученых. Если все, что известно им, верно, то это значит, что они создали ИДЕАЛЬНЫХ, НЕУЯЗВИМЫХ существ. На время отбросив все свои опасения, ученые с новой силой взялись за свои исследования.

Существа действительно теперь стали очень схожи с людьми, но их специфические черты – зеленоватый (теперь, правда, не болотный, а всего лишь бледно-зеленый) цвет кожи, зеленые с красными прожилками глаза и длинный рот с мелкими треугольными зубами - остались. Они могли общаться между собой, но их язык был примитивен. Кроме того, существа имели слабую память, так как, несмотря на то, что Владимир еще недавно хотел их убить, они снова ласково и добродушно крутились подле него. Вообще, они казались очень ласковыми и наивными созданиями. Все, что нужно было им для счастья – это маленькая толика внимания и ласки. Но ученые не обольщались по этому поводу. Они прекрасно помнили, что случиться, если их питомцы вдруг проголодаются, и поэтому основной целью новых исследований стало найти способ убить идеальных существ.

Георгий, исследуя одного из них, отрезал ему палец. Существо закричало, ударило ученого с такой силой, что тот отлетел к другой стене лаборатории, разбив при этом пару колб. Затем, существо подняло свой палец, приложило его на место, и он прирос в ту же секунду, а существо опять принялось доверчиво крутиться возле Георгия.

- Немыслимо! – только и повторял ученый.

Приближался вечер, а значит, и время ужина, когда ученые опять собрались на совещание в кабинете Георгия.

- Итак, что мы имеем?

Вопрос Георгия, конечно, не относился прямо к Владимиру. Скорее, он задал его самому себе.

- Они бессмертны.

- Не знаю, насколько подходит им такой термин, но умереть искусственной смертью, вы правы, существа не могут. Они способны привыкать к любым экстремальным условиям обитания и регенерируют свои клетки с огромной скоростью. Они собираются, как конструктор, даже если их порезать на части. Конечно, если их распылить на атомы, существа вряд ли соберутся. Но у нас нет такого устройства.

- А как же атомная бомба?

- Все шутки шутите, Владимир.

Ученые засмеялись. В их смехе было что-то неестественно грустное, и оттого он казался каким-то зловещим.

- Атомная бомба была бы неплохим выходом из ситуации, но мы разрушим весь город.

- А что если собрать установку, производящую атомный взрыв меньших масштабов? Ну, скажем внутри лаборатории, не затрагивая здание?

Внезапная идея, озарившая Владимира, зажгла лучик надежды в двух измученных не проходящим в последние дни нервным напряжением головах.

- Я тоже думал об этом, но, чтобы создать установку, производящую контролируемый атомный взрыв, понадобится время. Возможно, уйдут годы.

Ученые, растерянно и молча, уставились в монитор. На экране маленькие человекообразные фигуры потерянно ходили из угла в угол. Они не умели ничего делать и поэтому не могли себя занять ничем, кроме бесполезной ходьбы.

- Итак, решено! – нарушил, наконец, тишину Георгий. - Мы накормим их, и пока существа будут спокойными, вывезем их за черту города.

- Да, но угроза от этого не исчезнет.

- Не исчезнет, но мы избежим обвинения научного института в появлении существ.

- Мне кажется, это не совсем честно.

- Не честно, но это даст нам время найти способ спастись. Эти существа высшей расы. Они идеальны. Они сильнее нас, и их развитию остается только завидовать. Возможно, они - будущее нашей планеты. Кто знает, как суждено погибнуть человечеству? Быть может, наш род уступит место другому, более развитому и более успешному.

Утренние газеты снова писали о неизвестных существах. Теперь очевидцы утверждали, что видели странных людей зеленой окраски. Многие склонялись к мнению, что это гости с другой планеты. На следующий день странные существа стали встречаться и за пределами города. Один очевидец даже утверждал, что видел, как ночью грузовик с огромным ящиком выехал за город, и скоро вернулся без него. В грузовике очевидец видел двоих мужчин, но внешность их он не смог хорошо разглядеть из-за темноты.

Каждый день внешность неизвестных существ менялась и приукрашивалась. Теперь уже нельзя было отличить реальность от фантазии испуганного очевидца. Поговаривали так же, что существа нападают на людей и похищают скот, но, все же, в большинстве случаев все эти сообщения считали сплетнями, россказнями людей, которым «скучно живется», и только два человека во всем мире знали, что это не так. Знали и готовились к следующей встрече со своими созданиями.

Арабель Моро
Арабель Моро
Это художественное произведение писателя Арабель Моро
blog_shape
comma_first
Мечтай!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх