VIII/2038 Явление коллективного разума | 2 страница

Женщина испуганно посмотрела на меня, а затем подошла к Анне. Занося руку для того, чтобы постучаться в дверь кабинета, я слышал, как Анна вкратце пересказывает ей то, что с нами приключилось по дороге.

Я постучался, но ответа не последовало. «Была-не-была» - подумал я и взялся за ручку двери. Дверь оказалась не заперта, и я вошел внутрь. В кабинете никого не оказалось. Как я и думал, это был обычный кабинет: стол, стул, компьютер и куча бумажек. И, да, ТЕЛЕФОН! Я подошел к столу, поднял трубку телефона и замер. Гудков не было. Телефон был отключен. Я покопался в проводах. Но нет. Все провода на месте. Была отключена сама телефонная линия! По спине прошелся далеко не легкий холодок.

- Да что здесь происходит! – прошептал я.

Как раз в этот момент я услышал за спиной тихое перешептывание. Анна уже успела рассказать и перерассказать всю нашу историю людям из зала ожидания, и так как за время сидения там все порядком заскучали, то они решили всей толпой сходить и проверить, как я тут справляюсь.

Когда я повернулся, они уже все поняли.

- Не работает? – прошептала Анна. Собственно, это был даже не вопрос, но я все равно утвердительно кивнул.

- Знаете, - сказала женщина, похожая на учительницу (Ее, кстати, звали Елена). – Я все сидела и думала, почему за весь рабочий день никто из сотрудников не появился в коридоре. Даже в обеденное время. А сейчас уже конец рабочего дня, а никто не спешит уходить.

- Я тоже не раз об этом думал, - сознался я.

- А вдруг тут вообще никого нет, кроме нас и того охранника! – студент сказал это с каким-то излишним энтузиазмом, что я даже немного забеспокоился, не псих ли он.

- Заткнись, Глеб! Ты пересмотрел своих боевиков! Надо просто пойти в другой кабинет и найти людей или работающий телефон.

- Ну и скучная же ты, Крис! – ответил ей парень.

Крис, она же Кристина, на это только недовольно пожала плечами и вновь повернулась ко мне, так как я тоже уже вышел к ним в коридор, который оказался куда длиннее, чем я предполагал ранее, и количество дверей в нем сложно было оценить на глаз. Еще меня существенно настораживал тот факт, что ни на одной из дверей не было табличек, что, вообще-то, не естественно для офисного здания с таким количеством кабинетов.

- Давайте, зайдем в тот кабинет, - сказал Глеб, указывая на соседнюю дверь, и, не дожидаясь ответа, он взялся за ручку и вошел. До нас донесся звук сдавленного восторга. Мы заглянули вовнутрь и остолбенели. Дверь выходила на небольшую площадку, а прямо за ней раскидывались густые джунгли. Именно ДЖУНГЛИ! Самые настоящие! С тропическими деревьями, лианами, странными цветами, и еще более странными кустарниками. «А еще с насекомыми» - подумал я, почесывая укушенную одним из них руку.

- Какого… - я вовремя вспомнил, что меня окружают женщины. Но не изумиться было невозможно.

Мы все, медленно и осторожно озираясь по сторонам, спустились с площадки, прилегающей ко входу, на маленькую зеленую полянку, которая отделяла нас от джунглей. Анна присела на траву и сорвала небольшой желтый цветок необычной формы.

- Трава настоящая, - прошептала она, восторженно и одновременно испугано.

Действительно, все здесь было очень странно. Откуда могли появиться здесь джунгли? Вокруг не видно ни стекол оранжереи, ни стен, ни потолка. Я поднял голову – над нами было абсолютно чистое небо. И… тут меня словно пробило током. День! Почему сейчас день? Солнце здесь стояло в зените!

Я не мог поверить в происходящее и снова поднял голову, чтобы убедиться, что и небо, и солнце настоящие. Но то, что я увидел, не дало мне даже секунды, чтобы подумать о небе или солнце.

- Птеродактиль! – закричал я, указывая на приближающееся к нам создание.

Все посмотрели в направлении, которое указывала моя вытянутая рука. Сомнений не было. Там был птеродактиль. Самый настоящий. А главное - живой! Он летел! И летел он в нашу сторону. Птеродактиль уже находился настолько близко, что можно было рассмотреть какого цвета перепонки на его крыльях. И хуже всего, что, как и мы его, он тоже заметил нас.

- Ребята, - дрожащим голосом сказала Кристина, - мы ведь искали телефон, да? Мне кажется, здесь нет его. Нам стоит уйти.

Глеб хотел было что-то сказать, но, не слушая, я втолкнул его обратно в дверь. За ним проскочили женщины. В тот момент, когда я захлопнул дверь, раздался страшный звук, и она дернулась. Кто-то, впрочем, мы все знали кто, со всей силы ударил когтями по деревянной поверхности двери. Но она выдержала, а мы все облегченно вздохнули.

- Боже, что это за место? – прошептала Елена.

Она обнимала и успокаивающе гладила по волосам Кристину, которая прижималась к ней, словно напуганный ребенок к матери. Стоя возле запертой двери, мы все ошалело переглядывались, стараясь понять, что же это за компания. Очевидным было одно - нам необходимо найти людей или работающий телефон.

Мы решили разделиться и открывать все двери подряд, но не задерживаться там, если с первого взгляда не видно людей или есть какая-то опасность. Не прошло и двух часов, как мы открыли все двери, которые имелись в здании. Что было за ними? Каждая из дверей скрывала целые миры. Некоторые из них замыкались внутри одной комнаты, как тот, что открыла Елена. То была комната, наполненная детьми лет семи или восьми. Около тридцати детей кинулись к Елене, лишь только она открыла дверь. Но она не испугалась их. Напротив, растроганная женщина обнимала и целовала детей, а потом сказала, что это был ее первый класс – Елена несколько лет проработала учительницей начальных классов в одной сельской школе. Ей очень нравилась эта работа. Она любила детей. Но однажды школу закрыли из-за недостатка в количестве учеников, так как жители села все больше старались уехать в город, где куда шире возможности для заработка, а само село стало постепенно чахнуть. Количество людей, а соответственно, и детей в деревне резко сократилось, и школу пришлось закрыть. С тех пор Елена так и не нашла постоянную, не говоря о том, чтобы любимую, работу.

Кое-что похожее произошло и с Анной. Открыв очередную дверь, она обнаружила комнату в доме своей бабушки, где девушка провела большую часть своего детства. Это была бабушкина спальня. Анна осторожно присела на мягкую кровать, покрытую голубым покрывалом с вышитыми на нем вручную темно-синими колокольчиками. Ее бабушка славилась своими рукоделиями. На кровати одна на другой лежали две большие перьевые подушки в белых наволочках. Они лежали именно так, как бабушка Анны всегда их складывала. На них было накинуто белое кружевное покрывалко тонкой вязки. Анна помнила, как бабушка вязала его крючком, и как она сама, будучи еще ребенком, дивилась сколь быстро и ловко двигаются бабушкины пальцы. Рядом с кроватью стоял круглый стол, покрытый светлой скатертью, и три стула возле него. Еще в комнате было окно, выходящее в цветущий сад, где маленькая Анна часто гуляла в хорошую погоду, но открыть это окно сейчас было невозможно. Как невозможно было и попасть в другие комнаты бабушкиного дома двери, в которые выходили из этой спальни.

За другими дверями нам открывались обширные миры. Средневековая охота в лесной чаще, древнее кладбище, город после ядерной катастрофы, одинокое озеро в лунном свете, поле одуванчиков, заснувшее казино и многое другое мы видели, открывая двери. Иногда в этих мирах нам попадались люди. Но они были опасны. Все они были одеты и вели себя под стать окружающему их миру. Многие говорили на других языках. Они либо боялись нас и убегали, либо, наоборот, нападали на нас. Не было никаких сомнений, что это не актеры, а реальные люди, живущие в этом конкретном мире, запертом внутри комнаты.

Некоторые из миров отчасти походили друг на друга, но отличались в не больших, но значительных деталях. Так, например, открыв одну дверь я увидел глухую лесную чащу. Я не стал там долго задерживаться и перешёл к соседней двери. За ней была точно такая же чаща, но со всех сторон доносился лай собак, слышался крик лошадей и людей, а через пару секунд я увидел людей в средневековой одежде, которые собаками загоняли лань.

Открыв все двери, мы снова собрались вместе в зоне ожидания и, разместившись на диванах, принялись обсуждать все, что нам удалось выяснить. Ясно было одно: организация занимается какими-то непонятными и, видимо, секретными разработками. Было не ясно, где весь персонал, но, возможно, в здании есть и другие помещения, куда нельзя попасть из зоны ожидания. Никто из нас не хотел оставаться здесь лишнее время. Но висящие на стене часы показывали уже первый час ночи. Не очень хотелось выходить из здания ночью, но мы с Анной прекрасно помнили, что часы здесь, возможно, отражают неправильное время. 

- Стойте! А охранник? – вдруг почти закричал Глеб. – Он, наверняка, в курсе того, что здесь происходит. Он уж явно должен знать, где весь персонал, ну или, по крайней мере, где тут телефон.

- Мы уже спрашивали охранника про телефон, - отмахнулся я от этой идеи. – Он тот еще валенок.

- Не надо так говорить, - возмутилась Анна. – Давайте поговорим с ним еще раз.

Мы поднялись, и теперь уже все вместе покинули зону ожидания, направляясь к выходу из института. Охранник сидел за своим столом, тупо уставившись в какую-то видимую только ему точку на противоположной стене. Он посмотрел на нас только тогда, когда мы вплотную к нему приблизились.

- Нашли телефон? – безразлично спросил он, глядя на Анну.

Но не успела Анна что-либо ответить, как Глеб уже придавил охранника к стене и угрожающе шипел ему в лицо:

- Нашли кое-что другое, дружок! Отвечай, что это за кабинетики у вас тут такие? Где весь персонал? Где телефоны?

- У твоего парня явно проблема с нервами, - пробормотал я Кристине, которая стояла рядом со мной.

- У него не с нервами проблема. Ему с фильмами и играми пора завязывать, - со вздохом ответила она. – Эй, Глеб! Успокойся! Хватит тут великого детектива разыгрывать.

Она уже направилась к своему парню, чтобы отцепить его от охранника, как случилось непредвиденное. Охранник резко выпрямился, потом сделал какой-то короткий захват, и через секунду Глеб уже лежал прижатый лицом в пол, а охранник крепко сжимал его руки за спиной.

- С ума сойти, - прошептала Анна.

- А ты говорил: валенок, - Елена ткнула меня локтем в бок.

- Да, - задумчиво протянул я. – Видно, что вы – мастер своего дела. Мы просто хотели с вами еще раз переговорить. Дело в том, что мы так и не нашли телефон. Хотя это, наверное, уже не имеет слишком большого значения. Мы, к сожалению, не встретили никого из персонала, но это тоже уже не слишком принципиально. Не могли бы вы уточнить сколько сейчас времени?

От моих слов не только охранник посмотрел на меня, как на идиота. Я и сам чувствовал себя таковым. Но больше всего на свете сейчас мне хотелось вернуться домой. С момента той перестрелки на улице прошло уже очень много времени. Скорее всего, разборки уже закончились, а бандиты ушли. И самое худшее, что мы сейчас там встретим, это гору трупов и лужи крови.

Не отпуская ни на миг Глеба, охранник посмотрел на свои наручные часы:

- Без четверти час ночи.

- Значит, часы в зале правильные, - сказал я, не замечая, что говорю это вслух.

- А можно убрать матовость с входной двери? – спросила Анна. И тут же, словно извиняясь, добавила: – Просто здесь нигде нет окон, а так мы хоть посмотрим насколько темно на улице.

Охранник озадаченно глянул на Глеба, но тот сдавленно прохрипел:

- Я спокоен. Больше лезть не буду.

Охранник отпустил парня, но, все еще опасаясь нападения, осторожно отступил к стене. Убедившись, что у Глеба больше нет ни малейшего желания драться, охранник подошел к столу и нажал одну из двух кнопок на столе. Ту, которая была ближе к нему. Стекло мгновенно стало прозрачным. Но картина, представшая перед нами, нас никоим образом не порадовала. Во-первых, была глубокая безлунная ночь. Во-вторых, перед самым входом толпилось неопределенное количество мужчин бандитской наружности. Я говорю «неопределённое количество», потому что было очень темно, и толпа мужчин, практически не редея, уходила куда-то в темноту. Некоторые мужчины стояли, некоторые сидели, некоторые перевязывали раны себе или товарищу. Но все они, как один, обернулись к нам, когда матовость стекла вдруг исчезла. Мужчины зашевелились. Один из них подошел прямо к стеклу, постучал по нему пистолетом и угрожающе улыбнулся. Наверное, я никогда уже не смогу забыть страшную улыбку сухих обветренных губ и гнилых зубов.

Арабель Моро
Арабель Моро
Это художественное произведение писателя Арабель Моро
blog_shape
comma_first
Нет ничего невозможного!
shape
LOST-ATLANTIS.RU © Копирование без ссылки на ресурс запрещено!
Автор: Арабель Моро | Иллюстратор: Анастасия Пстыга | Разработчик: Эррант
▲ Наверх